Все уже забыли термин «ревальвация». А ведь это было в Казахстане

24.02.2016

Источник: Капитал.kz

О ситуации на валютном рынке рассказал председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз» Талгат Камаров.

Пожалуй, каждый второй житель страны, пережившей в августе прошлого года обесценивание национальной валюты, теперь в разговоре с друзьями-коллегами запросто сыплет такими терминами как «интервенции», «спреды», «волатильность». А между тем, происходящее на отечественном валютном рынке продолжает удивлять – то доллары, ставшие «золотыми», вдруг обменники отказываются покупать, то курс тенге неожиданно начинает укрепляться и тем самым дает призрачные надежды: а вдруг все еще будет? Что происходит с национальной валютой сегодня, какие перспективы у доллара и евро, и каковы причины определенных операций, проведенных на валютном рынке совсем недавно? Обо всем этом в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз» Талгат Камаров.

- Талгат, первый вопрос традиционный, уверена, уже набивший оскомину, но очень нужный: Ваш краткосрочный прогноз относительно курса доллара?

- Давать прогноз очень сложно, дело это неблагодарное, как известно. Курс в 360 тенге - он кажется в рамках того коридора погрешности, вокруг которого сейчас наша валюта торгуется против доллара. Здесь много факторов. К примеру, нельзя забывать о том, что есть цена на нефть, которая давит на наш курс. Есть курс рубля к доллару, и российская валюта через 7,5 тысяч километров общей с нами границы соответственно тоже давит на тенге. Нужно смотреть и на поведение нашего большого соседа – Китая. Все эти факторы необходимо учитывать, но даже краткосрочные прогнозы делать не имеет смысла.

- Я к тому, что эти самые прогнозы здорово помогли бы казахстанцам понимать и объяснять для себя некоторые тенденции на валютном рынке. К примеру, та ситуация, когда в одни из выходных дней они не могли продать свои доллары в обменниках. Насколько я знаю, тогда в СМИ было сразу несколько версий поведения обменных пунктов…

- Ранее, до 1 февраля действовало ограничение Национального банка, которое требовало от обменных пунктов удерживать спред между покупкой и продажей валюты не более 2 тенге. Соответственно, этот спред был установлен в 2014 году во время девальвации. Но с тех пор доллар вырос в два раза практически, соответственно, та маржа, на которой зарабатывают обменные пункты, уменьшилась в два раза. Поэтому частые набеги населения на обменные пункты, в последнее время особенно, они привели к тому, что в обменных пунктах стало невозможно удерживать такой узкий спред и они вынуждены были работать в убыток себе. В итоге, эти самые набеги осуществлялись в одностороннем порядке – либо все бежали и покупали доллары, либо продавали их. Обменный пункт – это не банк, у которого большой депозитарий денег, соответственно запасы ликвидности у него ограничены. Поэтому часто происходило так, что у него заканчивалась та или иная валюта - либо тенге, либо доллар. Сейчас, когда установили коридор в 6 тенге, у населения, наверное, будет меньше желания спекулировать. Потому что разница в 6 тенге – это существенная разница и обменным пунктам будет полегче.

-Теперь, как мне кажется, у обменных пунктов и выбора нет, после того, как Нацбанк РК запретил им не продавать валюту…

- Национальный банк Казахстана в первую очередь думает о потребителе, о населении. А ограничивать людей – не продавать или не покупать их валюту – неправильно. Раз обменный пункт владеет лицензией, он обязан котировать в обе стороны. Поэтому с одной стороны дав послабление, увеличив коридор до 6 тенге, он в обмен потребовал от обменных пунктов гарантированно обменивать валюту и в ту, и другую стороны. Соответственно, любое лицо имеет право подать жалобу. Для того эти обменные пункты и получали лицензии, они обязаны выдерживать свои обязательства.

- А как все это может сказаться на поведении спекулянтов? И есть ли таковые – откровенно спекулятивные явления на валютном рынке сегодня?

- Любое лицо – будь то юридическое или физическое, оно имеет свои сбережения. И в то время, когда идет обесценивание этих сбережений, естественная реакция человека - спасти свои накопления. Каким образом? Зайти в ту валюту, которая укрепляется в данный момент. Назвать это спекуляцией нельзя. Первый план «А» – это спасение, второй план «В» – это заработать на том, что ты играешь и в ту, и другую стороны. То есть время от времени приходишь, покупаешь доллары, когда все покупают и курс начинает расти. Когда курс начинает разворачиваться, ты приходишь в обменный пункт, сдаешь эти доллары, потому что видишь, что тренд идет в обратную сторону. Да, это называют спекуляцией, в советское время это было и вовсе ругательным словом. Но сейчас, в нынешней экономике, это экономическая сущность, от нее никуда не денешься. Если человек умеет зарабатывать на этом, ничего страшного здесь нет. Единственное, можно на этом и проиграть, потому что курс очень волатильный в последнее время и играть нужно очень осторожно.

- Значит ли это, что однозначного ответа на вопрос: в какой валюте держать свои сбережения – нет?

- Вообще финансисты, как правило, рекомендуют держать в нескольких валютах – тенге, доллары, евро, можно в российских рублях, если есть интерес, или планы по бизнесу. В долевом распределении держать нужно пропорционально, но если есть тренд и вы видите, что доллар растет, можно увеличить долю американской валюты, но при этом не забывать следить за курсом, потому что тренд может поменяться в обратную сторону и тогда все заработанное можно потерять. Всегда нужно иметь мультивалютную карту или депозит и пользоваться этими конвертациями.

- Талгат, Вы уже несколько раз сказали, что ситуация может измениться в другую сторону. Это действительно возможно после того, как доллар так сильно обрушил национальный тенге?

- Мы просто этого уже не помним, но это было с 2001 по 2007 годы, когда курс со 150 тенге укреплялся до 120 тенге. Это была ревальвация, все забыли этот термин - антоним слова «девальвация», но такое в Казахстане было. То есть да, может быть обратная паника, если тенге начнет укрепляться.

- А что должно произойти в казахстанской экономике для того, чтобы случилась ревальвация?

- Резкий рост цен на нефть, металлы, неспособность, например, рынка поглотить такое количество долларов и соответственно доллар начинает дешеветь. На самом деле он никому не нужен - потому что у нас у всех расходы постоянные и временные в тенге, у населения не будет интереса покупать доллары, соответственно цена американской валюты может снижаться.

- Насколько инвестиционно привлекательной валютой на сегодня остается евро?

- Евро более менее стабилен по отношению к доллару, поэтому он равноценен, как валютный актив. Но с другой стороны, евро менее ликвиден. У казахстанцев, например, более популярен доллар, хотя тоже твердая валюта. Тем не менее, спреды в обменных пунктах по евро шире, чем по доллару, поэтому выгоднее продавать или покупать именно валюту США.

- И в продолжение темы предпочтений казахстанцев. Как Вы думаете, та мера Нацбанка по повышению ставок по депозитам в тенге с 10 до 14% сможет как-то стимулировать население хранить деньги в национальной валюте?

- Cегодня, когда мера только введена, она кажется сомнительной. Но с другой стороны, этому надо дать время. Давайте посмотрим на средний семейный бюджет с точки зрения структуры расходов. Если семья имеет основные расходы в тенге, скажем, раз в год пусть съездит за границу на отдых, то есть у нее где-то на отпуск нужно два месячных бюджета зарплаты, получается у нее 15% расхода от семейного бюджета – это отдых в иностранной валюте, 85% - это расходы в тенге, в национальной валюте, на территории Казахстана. А теперь, наоборот, в другую сторону, если основная доля вкладов населения 85% - это накопления в долларах, через полгода или год, когда они впервые начнут перекладывать в доллары, они увидят, что на каждые 100 долларов они заработали всего 2, в то время как в тенге они бы заработали бы 14 долларов. То есть разница существенная. Люди начнут осмысливать, эти погашающие депозиты будут потихоньку их подталкивать, перекладывать постепенно в тенге. Но мы все это увидим не ранее, как во второй половине года, когда тенге начнут возвращать. Опять же при всех оставшихся фактах, и при условии, что нефть будет стабильна.

- А будет ли нефть стабильна?

- Опять же мы говорим о потенциале роста доллара. Насколько он может расти? Если, например, нефть снижалась с уровня в 80 долларов до 30, снизилась на 50 долларов, это был для нас шок. То теперь, при текущем уровне в 30 долларов, она на 50 долларов уже не может снизиться, у нее остался запас максимум – 5,10 долларов. Это уже не такой сильный шок будет по сравнению с тем, что мы испытали в прошлом году. Поэтому рассчитывать на то, что доллар может вырасти еще процентов на 100, это сложно. Что касается нефти. Цены на баррель нефти в 100 долларов мы уже никогда не увидим. Почему ее цена упала? Потому что появились новые технологии, которые позволяют добывать дешевую нефть. Если бы этой технологии не было, мы бы легко вернулись на уровень в 100-150 долларов, ну а сейчас себестоимость добычи нефти резко снизилась до 30-40 долларов. Соответственно, если нефть будет стоить выше 40 долларов, это можно считать очередным спекулятивным пузырем. То есть нужно привыкать к нефти по цене от 30 до 40 долларов.

- Получается, в стоимость барреля нефти больше входит составляющая по добыче, нежели само сырье?

- Да. Сейчас просто на рынке такой временный дисбаланс. Получилось, что перепроизводство нефти, склады, танкеры - все заполнено. Предложение превышает спрос и цена резко рухнула вниз. Но в то же время, эти новые технологии, сланцевая нефть, новая промышленность, которая рождена была в США - эти компании сейчас переживают трудности, потому что все эти технологии были куплены за счет кредитных средств. А Федеральная Резервная Система недавно повысила ставки процентные, сейчас цена на нефть резко снизилась и соответственно эти компании массово банкротятся. Мы видим с одной стороны сокращение производства, с другой стороны рост запасов. Вот этот дисбаланс сейчас наблюдается на рынке нефти, как только мы увидим истощение запасов, и при этом воспроизводство не восстановится, сразу цена на нефть пойдет вверх.

- Талгат, давайте вернемся к казахстанской валюте. Есть такое устойчивое выражение «доверие к тенге». Считается, что сейчас оно утрачено, как его нужно возвращать?

- Нельзя применять такое словосочетание как «доверие к тенге» по отношению к национальной валюте. Это синоним того - доверяете ли вы нашему суверенитету или нет. Тенге – суверенитет. Это та валюта, на которую мы живем, несем наши расходы, существуем на нашей территории. Это больше гротескное выражение, которое придумали ваши братья-журналисты. Здесь речь идет о временной конъюнктуре рынка. Да, сейчас не время тенге, но это не значит, что речь идет о недоверии.

- Еще интересно Ваше мнение в целом касательно девальвации. Как Вы оценили решение властей отпустить тенге в свободное плавание?

- Это было вынужденное решение. Казахстан – не изолированная страна, не остров, мы зависим как от экспорта, так и от импорта. Мы – 9 страна по величине в мире, у нас огромные сухопутные морские границы, которые мы не можем контролировать и специально заключили с крупнейшим торговым партнером - с Россией - договор об отсутствии таможни. Соответственно, в тот момент, когда наш тенге стоял против доллара, а российский рубль ослаблялся, местные предприниматели воспользовались этим моментом и начали активно выводить валютные активы из нашей страны. То есть это не в пользу нашей валюты было, и такое долго продолжаться не могло. Соответственно нам пришлось принять сложное с одной стороны решение – ключевой момент перехода к по-настоящему плавающему курсу. До сих пор мы придерживались другой денежно-кредитной политики, мы фиксировали курс, и это позволяло нашей экономике более-менее работать. Сейчас в условиях нестабильности, да, стало сложнее, но зато мы спасли свои резервы. Мы уравновесили конкуренцию наших товаров и товаропроизводителей по сравнению с натиском соседних экономик, той же России.

- А как реакцию Национального банка оцениваете на происходящее сегодня на валютном рынке? Интересно и Ваше мнение о новом руководстве финрегулятора?

- Да, был ряд заявлений, было несколько нормативных актов, регулирующих валютный рынок, была введена базовая ставка, то есть классически Нацбанк осуществляет по-прежнему свою функцию, он делает словесные интервенции. Возможно, нужно больше работать с населением в плане разъяснительной работы, по поводу вообще текущей ситуации с валютой и так далее. То есть в свое время, в бытность прошлых руководителей Национального банка, такие встречи с журналистами были регулярными, я думаю, что эта традиция может быть продолжена в будущем. Тем более, что сейчас внимание общественности к политике Национального банка повышено. Но в целом, все те меры, которые сейчас принимаются, они своевременны и адекватны. Мы видим, что рынок уже начал на них реагировать, и я думаю реагировать позитивно. Ничего ажиотажного вокруг работы Национального банка я не вижу.

- Талгат, раз уж начали с прогноза, давайте им и закончим. Как считаете, курс, взятый правительством на дедолларизацию – реален? Сможем ли мы действительно отказаться от доллара?

- Конечно. Это первая важнейшая наша задача, потому что дедолларизация, она как раз-таки является причиной всех валютных шатаний на рынке. То есть мы должны обеспечить себя полностью своим товаром, своим сырьем, своими технологиями. Но это задача не Национального банка Казахстана, не финансового сообщества. Это задача всей нашей экономики. У нас приняты соответствующие программы индустриального развития и так далее, как только мы обеспечим себя своими товарами и услугами, как только у нас отпадет необходимость учиться за границей, лечиться за границей, ездить на отдых за границу, доллар не нужен будет никому. Мы все будем счастливы, и будем верить в свой тенге (улыбается).
Возврат к списку новостей
Людовед
24.02.2016 16:26
Талгату аргументируя о давлении цен на нефть на курс доллара, стоит обратить внимание то, что в 22 января доллар стоил 389 тенге, и ныне 24 февраля нефть 349 тенге при цене нефти 32 доллара за баррель. Разница 40 тенге при одинаковой стоимости нефти!
А ссылка на давление рубля совсем несерьезное, если действительно будет переток товаров, то она отразиться на бирже как минимум через пару недель, если не месяц. К тому же мы помним осень 1998 года, когда российский рубль обвалился в 6 (шесть!) тенге стоял как вкопанный, и даже последующая девальвация сократил этот разрыв только до трех.
Надо признать, что новый Председатель НБРК славно поработал на ниве девальвации, нефть и рубль это второстепенные факторы.

Рекламодателю