Плохие кредиты ушли, плохое кредитование осталось

30.07.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Падение доли неработающих кредитов с 33,7% до уровня ниже 10% выглядит как чудесное исцеление банковской системы Казахстана. Однако сбиты лишь симптомы болезни, тогда как её корень остается.

Афганистан еще не догнали

Ключевая проблема отечественной банковской системы решена с потрясающей легкостью и скоростью. Доля неработающих займов (non-performed loans, NPL) неуклонно нарастала, достигая 33,7% - поистине пугающей отметки, сигнализирующей о коллапсе кредитной системы. И вот во вторник, 28 июля, появляется сообщение Нацбанка о том, что доля неработающих займов по банковской системе на 1 июля 2015 упала до 9,98%. То, что она отныне не измеряется двузначными цифрами, можно считать важнейшим финансовым событием года.

Конечно, уровень неработающих займов все еще остается высоким, но здесь важен сам факт, из какой ямы мы выбрались. В мире можно по пальцам пересчитать примеры таких запредельных показателей. В настоящее время доля NPL самая высокая на Кипре – 45%, в Греции и Сьерра-Леоне – по 34%, в Йемене – 25%.

Если же говорить о примерах такого быстрого избавления от проблемы, как в Казахстане, то их еще меньше. Киргизия за последние пять лет снизила долю неработающих кредитов с 16% до 4,5%, Литва – с 23% до 8,2%, Афганистан – с 50% до 6,1%, Нигерия – с 20% до 3,7%. Афганскую динамику мы ещё не продемонстрировали, но в когорту успешных борцов с неработающими займами уже вошли.

Нет банка – нет проблемы

Между тем, проблема неработающих займов настолько комплексная и сложная, что одних лишь общих цифр и факта их снижения здесь явно недостаточно. Прежде всего, следует вспомнить, что чрезвычайно высокая доля NPL не была универсальным диагнозом отечественной банковской системы, отражая «среднюю температуру по больнице».

Доля неработающих кредитов в БТА достигала 87%, на него же приходилось порядка 40% всей массы подобных займов в банковской системе. Был еще ряд банков с неблагополучным кредитным портфелем: Нурбанк - 50%, Темирбанк - 46%, Альянс Банк - 44%, АТФБанк – 41%, Казком – 40%. У всех остальных доля плохих займов - в разы меньше.

Таким образом, болезнью NPL была поражена далеко не вся банковская система страны, а лишь её сегмент, хотя и крупнейший. Соответственно, основные решения были направлены именно на него. И они оказались не столько функциональными, сколько институциональными.

Как известно, БТА, Альянс Банк и Темирбанк прекратили свое существование как отдельные банковские структуры. А ведь на них в совокупности приходилась ровно половина всех плохих кредитов в стране. Вот вам и первый инструмент.

Второй же связан с выделением государством средств на выкуп неработающих кредитов. Казком, поглотивший БТА, получил на эти цели 250 млрд тенге. Так, собственно, проблема и была решена.

Как видим, речь идет не столько о качественном изменении банковской системы и ее оздоровлении, сколько о «хирургическом» методе удаления из этой системы основного массива неработающих кредитов.

Цель не оправдывает средства

Насколько важно в нашем случае, как именно произошло сокращение NPL сразу втрое? Конечно, итоговый показатель сам по себе имеет большое значение – но скорее политическое. Не случайно Нацбанк в своем сообщении подчеркивает, что поручение главы государства по снижению уровня проблемных займов в кредитных портфелях банков до менее чем 10% выполнено досрочно (планировалось к 1 января 2016).

Однако с экономической точки зрения гораздо более важен процесс. Ведь уровень неработающих займов отражает работоспособность банковской системы, ее главной функции - выдавать кредиты и добиваться их возврата. Если эта функция барахлит, то система больна. Банки нужны не для того, чтобы распределять средства по госпрограммам, а чтобы кредитовать экономику самостоятельно. Для этого ключевым пунктом является квалифицированная экспертиза бизнес-планов, совместная работа с предприятиями по выработке обоснованных проектов. Запредельный уровень NPL свидетельствовал о пренебрежении этой функцией, формализованном подходе к работе с заемщиками по принципу «экспертиза - дура, залог - молодец».

Если мы посмотрим на нынешнюю ситуацию с резким снижением доли неработающих кредитов, то можно ли говорить, что это стало следствием или хотя бы привело к пересмотру кредитной политики? Нет. Поэтому торжествовать пока рано. Суть поручения президента заключалась не просто в том, чтобы прийти к какой-то цифре NPL, а в том, чтобы принципиально изменить подход банков к своей кредитной функции.

Нынешнее же быстрое снижение NPL, равно как и предшествовавшее этому «финансовое оздоровление» ряда отраслей, посылает очередной сигнал, что с помощью государства можно решить свои проблемы, а «долги платят только трусы».

Поэтому, поздравляя Нацбанк и всю финансово-экономическую систему Казахстана, следует осознавать, что главные шаги еще только предстоит сделать. 
Возврат к списку новостей

Рекламодателю