Банкиры больше не нужны

18.05.2021

Источник: Ведомости

Блокчейн быстро меняет мировую финансовую систему

Один из крупнейших международных инвестиционных банков, Goldman Sachs, добавил в перечень своих продуктов инструменты на базе биткойна. Это еще одно формальное признание свершившегося факта – криптоэкономика теснит экономику традиционную, банковскую. Экономику, в которой особую роль играет посредник.

В традиционном мире финансов банки выполняют роль своеобразного сервера: они обслуживают клиентов, проводя расчетно-кассовые операции с их деньгами, и берут у них взаймы под проценты, размещая депозиты. Но это все в идеале. На практике же многие банки спутали понятие client с древнеримским clientela (так называли зависимых от патронов землепашцев), рассматривая клиентов как свою прислугу и распоряжаясь их деньгами так, как заблагорассудится. Человеческая алчность неистребима, поэтому зачастую это сводится к тому, что деньги оказываются в карманах самих банкиров, превратившихся в банкстеров – так называют нечто среднее между банкиром и гангстером.

Океан «грязных денег»

Особенно очевидной эта тенденция стала в XXI веке, который породил такое явление, как международная офшорная олигархия. Каждый год в результате хищений ее «общий фонд» пополняется на $1 трлн и уже достиг $70 трлн. Из России, по моим подсчетам, за последние 20 лет было выведено более $100 млрд. Сумма кажется огромной, но по сравнению с мировым океаном «грязных денег» это лишь небольшой ручеек, который к тому же в значительной мере перекрыт благодаря усилиям ЦБ и Росфинмониторинга.

Технологии блокчейна привели к настоящей революции в мире денег и капитала. Благодаря криптовалютам участники финансового рынка получили возможность проводить транзакции без участия посредника в лице банка. Чтобы понять, насколько это облегчает жизнь и экономит деньги, могу привести пример из личного опыта. Находясь во время новогодних праздников в Индонезии, я договорился с местными партнерами о строительстве бутик-отеля на Бали. По возвращении в Россию мне понадобилось перевести им $100 000. Если бы это была стандартная банковская операция, она заняла бы у меня месяц, который ушел бы на оформление кучи бумаг, и съела бы значительную часть инвестиции. Перевод с кошелька на кошелек занял несколько секунд.

Многие государства, которые понимают преимущества этих технологий, начинают внедрять их для осуществления своих функций. Президент России Владимир Путин еще в 2017 г. поручил правительству и ЦБ обеспечить внесение в законодательство изменений, направленных на регулирование криптовалютной отрасли, а также новых цифровых технологий. Первый шаг в реализации этой идеи уже сделан – 1 января 2021 г. вступил с силу федеральный закон «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте», принятый Госдумой в конце июля прошлого года. Банк России заявил, что с 2022 г. начнется внедрение «цифрового рубля» – фактически официальной российской криптовалюты.

Лидер второй по объему ВВП и первой по населению страны мира, председатель КНР Си Цзиньпин, год назад заявил, что развитие блокчейна является одной из приоритетных задач государства. В минувшем апреле центральный банк Китая в рамках пилотной программы ввел национальную криптовалюту (DCEP) в четырех городах страны – Шэньчжэне, Сюнъане, Чэнду и Сучжоу. Основой для исследования возможностей работы с DCEP станет также сайт зимних Олимпийских игр – 2022, местом проведения которых будет Пекин.

По этому же пути более или менее активно движется и Европа.

Почему паникует Bank of America

Главное, что стало возможным с появлением криптовалют, – использование смарт-контрактов (smart contract, «умных контрактов»), хотя криптограф Ник Сабо придумал их еще в 1990-е. Смарт-контракт – это программный алгоритм, фиксирующий информацию о владении чем-либо и последовательность исполнения обязательств сторон. При этом обязательства исполняются автоматически, без участия людей.

В результате возникла и стремительно развивается отрасль децентрализованных финансов (DeFi), в которой сами банкиры (а также многочисленная обслуга – юристы, брокеры, аудиторы, страховщики и проч.) становятся в общем-то ненужными, так как их функции выполняют смарт-контракты. Решающий вклад в архитектуру DeFi внесла блокчейн-сеть Ethereum, созданная Виталиком Бутериным, и Binance Smart Chain на базе крупнейшей криптовалютной биржи Binance, основанной Чанпэн Чжао. Если в марте 2020 г. объем ликвидности в DeFi составлял чуть более $500 млн, то сейчас – более $100 млрд, т. е. за 14 месяцев он увеличился в 200 раз. Согласно исследованию, проведенному в начале этого года в США среди аккредитованных инвесторов (клиентов инвестиционных фондов, обладающих состоянием более $1 млн), 72% из них планируют инвестировать в DeFi-проекты.

Привыкшие паразитировать на чужих деньгах банкстеры уже заподозрили неладное и бьют во все колокола: 18 марта этого года Bank of America выпустил алармистский доклад, в котором предупредил, что «децентрализованные финансы являются еще более разрушительным явлением, чем биткойн». Полагаю, что их беспокойство как раз является лучшим подтверждением того, что DeFi – это подходящий инструмент, способный осушить застойное болото мировых финансов и вытянуть оттуда превратившуюся в придаток международной олигархии экономику, а также обеспечить справедливое распределение финансовых ресурсов и произведенных с их помощью благ.

Именно поэтому мы с командой криптоэнтузиастов запустили первый банк смарт-контрактов, оказывающий широкий спектр финансовых услуг в криптовалютах, преимущественно стейблкойнах, которые привязаны к доллару США и, в отличие от биткойна или эфира, не подвержены волатильности.

«Венчур без риска»

Многие из тех, кто сейчас начинает свой бизнес, особенно в сфере стартапов и инноваций, сталкиваются с проблемой начального капитала. Если у человека светлая голова и блестящие идеи, но нет денег или активов, которые можно заложить, он никогда не пройдет кредитный комитет в банке. С краудфандингом тоже проблемы: все помнят случившийся пять лет назад бум ICO в криптомире, когда под «блестящие идеи» у инвесторов собирали огромные деньги, выдавая ничем не обеспеченные токены. А потом сборщики этих денег покупали себе Bentley и яхты, помахивая ручкой из прекрасного далека оставшимся у разбитого корыта инвесторам.

А теперь представьте, что на рынке появляется финансовый инструмент, позволяющий венчурным инвесторам безопасно финансировать в такие проекты. «Венчур без риска» звучит как оксюморон. Однако, если речь идет о смарт-контракте, согласно которому средства инвесторов размещаются на депозите, а на проект направляется только получаемый с этого депозита доход, все выглядит уже вполне реалистично. Это дает возможность инициаторам проектов (если, конечно, они смогут убедить инвесторов, что их дело стоящее) получить стабильное финансирование. Инвестор, со своей стороны, бесплатно получает токены, которые затем обмениваются на долю в бизнесе и, в случае его успеха, могут принести большую прибыль. Ну а если «ракета не взлетит», инвестор ничего не теряет, так как депозит надежно защищен.

Свою площадку в результате реализации такой идеи может получить огромное число стартапов и инноваций. Речь идет о механизме, который в итоге напрямую соединит нуждающегося в финансировании владельца IT-бюро из Нижневартовска или разработчика технологии переработки мусора из Пензы с потенциальным инвестором из Норвегии или Японии. В эту систему могут быть включены сотни и тысячи проектов, созданных талантливыми людьми, каждый из которых станет частью глобальной инфраструктуры, – ровно так же, как вокруг любого крупного банка имеются сотни и тысячи проектов, так или иначе завязанных на это кредитное учреждение.

Кроме того, появятся дополнительные возможности для финансовой прозрачности в реализации некоммерческих проектов – к примеру, в сфере благотворительности, которая, увы, страдает от того, что из $600 млрд пожертвований, выделяемых ежегодно донорами по всему миру, половина просто разворовывается напрямую или через так называемые административные расходы. Криптоэкономика позволяет любому жертвователю любой суммы, даже одного рубля, проследить, какой именно девочке в Сибири благодаря его взносу была сделана жизненно важная операция, получил ли крестьянин в Уганде $10 на удобрения и как он их потратил и какого конкретного тигра в Приамурье или слона в Габоне удалось спасти. Всю информацию можно сделать полностью открытой – вплоть до указания контрактов внутри блокчейна благотворительного токена.

Сегодня доллар США, который, кстати, эмитируется не государством, а конгломерацией частных банков под брендом «Федеральная резервная система», не обеспечен вообще ничем, кроме сложившегося в результате Бреттон-Вудского соглашения 1944 г. международного консенсуса. Поэтому инвестбанкиры из Goldman Sachs поступают вполне разумно, добавляя криптовалюту в свой портфель, – вполне возможно, завтра вокруг нее сложится ровно такой же консенсус. Вот только этот консенсус может предполагать и отмену самих банков – как лишних посредников. А это совсем другая экономика и другой мир.

Статья продолжает дискуссию о цифровых валютах, начатую материалами экспертов в номере «Ведомостей» от 25 марта 2021 г.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю