Борис Уманов: Почти все страховые компании оказались не патриотами

04.08.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Как страховщики намерены выживать в непростые времена? Какие услуги они готовы предоставлять своим клиентам? Будет ли расширена линейка страховых продуктов? Об этом в интервью рассказал председатель правления страховой компании «Евразия» Борис Уманов.

– Борис Григорьевич, прошлый год выдался сложным для всей экономики Казахстана, в том числе и для страхового рынка РК. Могли бы вы очертить основной перечень тех изменений, которые произошли из-за начала кризисных явлений?

– На самом деле никаких серьезных изменений на страховом рынке не произошло, лидеры и аутсайдеры остались те же, что и в прошлом году. Однако, отмечу, что у страховщиков не было дефолтов. Вообще, чем хорош страховой рынок, так это тем, что у него нет государственной поддержки, он развивается самостоятельно и привык опираться на собственные силы. Были определенные рейтинговые действия, страховой компании «Евразия» изменили прогноз по нашему рейтингу со «стабильного» на «позитивный». Каким-то компаниям подтвердили рейтинг, другим понизили, но это рабочая ситуация, и ничего экстраординарного в этом нет.

Самое большое событие уже в этом году произошло не в андеррайтинговой, а в инвестиционной деятельности. Почти все страховые компании оказались не патриотами, начали продавать тенге, покупать доллар и вкладываться в долларовые инструменты, причем многие об этом заявляли даже с гордостью. Что касается нашей компании, то мы заработали на том, что доллары не покупали, наш основной массив инвестиций - в национальной валюте, а инвестиций у нас порядка 93 млрд тенге. Мы поняли, что тенге не будет девальвирован и останется стабильным. Что касается других страховщиков, то, конечно, они сильно потеряли, потому что их инвестиционный доход понизился. Я думаю, что в целом ожидать в этом году какой-то существенной девальвации не стоит.

– Если сравнить общие показатели с прошлым годом, то цифры существенно изменились?

– Нет. Например, мы являемся лидером рынка более 10 лет, и никаких серьезных изменений за это время не произошло.

– Какие отрасли страхования стали самыми убыточными за последние полгода?

– Убыточных отраслей много, и это нормально, все виды обязательного страхования являются более или менее убыточными, может быть, кроме ГПО ВТС. На слуху сейчас страхование гражданско-правовой ответственности туроператора и турагента, этот вид страхования сегодня самый популярный среди убыточных видов, так как было допущено много дефолтов туроператорами, которые собирали деньги с туристов, вкладывали их куда-то за рубеж и убегали с рынка. С другой стороны, я не могу понять одной вещи: сейчас все пользуются Интернетом, теоретически мы можем и не прибегать к услугам туроператоров. Зачем нужны посредники, если я могу самостоятельно купить билет и забронировать места в гостинице в любое желаемое мной время, а не ехать в толпе.

Поэтому туроператоры и турагенты просто рубят сук, на котором сидят. И людям, которые пользуются Интернетом, проще не бегать в агентства, а организовать себе отдых самостоятельно. Тем не менее, сегодня этот вопрос – головная боль для страховых компаний.

– В прошлом году обсуждался вопрос ужесточения требований к капитализации. Как следствие, ожидался рост конкуренции на страховом рынке. Произошло ли это?

– В страховом секторе всегда довольно жесткая конкуренция. Потому что новые игроки хотят захватить долю рынка, которая принадлежит уже существующим компаниям, и за эту долю постоянно идет борьба. Акционеры спрашивают с менеджмента в основном за долю рынка, а не за прибыль, поэтому те компании, которые схватывают больший кусок рынка, выплачивают большие комиссионные.

– Повысилось ли качество услуг оказываемых страховыми компаниями за последний год?

– Конечно, качество услуг постоянно улучшается. Люди раньше вообще не знали, что такое страхование и для чего оно необходимо, а теперь ситуация изменилась. Мы за шесть месяцев выдали более 7 млрд тенге страховых выплат. Отношение клиента, который, предположим, застраховал свою машину за $100, а страховую выплату получил в размере 5 млн тенге, меняется, поскольку выгода очевидна, и люди снова приходят к страховщику. Существует и второй фактор: насколько быстро клиент получает выплату. Но я считаю, что скорость - не самое главное: можно получить более крупную сумму, но позже, а быстро - меньшую сумму.

– Вовлеченность населения заставляет компании становиться лучше, выявляются ли при этом сильные и слабые игроки?

– Еще раз хочу сказать: никаких дефолтов страховых компаний не было, поэтому все компании работают в прежнем режиме. Проблема заключается в качестве обслуживания, которое у каждой компании разное, поскольку нет каких-то общих правил для страховых компаний. На сегодняшний день я не знаю ни одной страховой компании, которая бы проводила масштабные рекламные кампании, это говорит о том, что рынок уже понял, что такое страхование, и в принципе насытился этими услугами, в связи с этим активного роста рынка не происходит.

– А происходит ли демпинг на рынке?

– Демпинг есть, но он скрытый, потому что всегда идут комиссионные, о которых не знает ни потребитель, ни Нацбанк, то есть это очень мутный и непрозрачный теневой рынок страховых агентов.

– Это касается и банковских услуг?

– Нет. В банковском секторе действует несколько другие, более прозрачные схемы, где понятно, что и как работает. В страховых компаниях по-другому. Предположим, если у вас есть машина, то в год за страховку вы платите ориентировочно 15-20 тыс. тенге, из них 7-8 тыс. тенге идут не страховой компании, а человеку, которого вы знать не знаете, то есть между клиентом и страховой компанией существует посредник, который забирает 30-40% страховой премии. Это и есть непрозрачность страхового рынка.

– Могут ли консолидироваться мелкие компании, чтобы укрепиться на рынке?

– Это маловероятно. Недавно «БТА-Страхование» объединился с «Казкоммерцполисом». Но обычно в  Казахстане консолидации не происходит. На Западе бывают такие слияния и поглощения, у нас я не припоминаю таких случаев, такое бывает крайне редко. Это связано с непрозрачностью, о которой я говорил: акционеры компании, которая хочет купить другую компанию, боятся, что их обманут при этой покупке, и они, грубо говоря, купят кота в мешке и не получат от этого никакой прибыли. Поэтому они считают, что лучше развиваться органично, когда компания и сама не продается и никого не покупает.

– Хотелось бы вернуться к предыдущему вопросу, относительно спроса со стороны населения на страховые продукты. Не вызвано ли его повышение экономическими ожиданиями на фоне девальвации? Или в большей степени это связано с увеличением размеров страховых выплат?

– За последние годы страховые выплаты увеличились в десятки раз. Потому что люди стали видеть, что страхование работает. Взять, к примеру, случай с турфирмами. Туристы, которых подставили туркомпании, получили достаточно большие страховые выплаты. Аналогично работает ГПО ВТС, «Автокаско», медицинское страхование. Сейчас за счет страховщиков построено достаточно много новых медицинских учреждений. Мы каждый год открываем новую поликлинику или стоматологию. Только в этом году мы открыли два медучреждения.

– Существуют ли страховые услуги, от которых можно отказаться?

– Есть очень много таких страховых услуг, которые никому не нужны, и эти рынки не работают. Я думаю, что в ближайшее время они будут поставлены на утрату, например, страхование аудиторов, которое практически не работает, и несколько других. В Казахстане достаточно не развиты виды страхования, связанные с ответственностью, платой за юридические услуги и т.д. На самом деле таких видов страхования много.

– С чем это связано?

– С особенностями страховой культуры, у нас другая юридическая культура. Ясно, что в каких-то странах больше едят арбузов, а в других манго, так же и в страховых предпочтениях.

– Какие изменения, на ваш взгляд, можно внести в законодательство для улучшения работы страхового рынка?

– Государство постоянно работает над этим. На мой взгляд, чем меньше обязательных видов страхования, тем лучше, это самое эффективное изменение, которое оптимизирует работу страховых компаний.

– В связи с пожаром, которые произошел весной в ТЦ «Адем», возник вопрос: можно ли застраховать товар в Казахстане для минимизации рисков?

– Страхование товара существует в Казахстане, как и во всем мире. У нас оно достаточно распространено в регионах, а астанинские и алматинские предприниматели не страхуют товары ввиду непрозрачности бизнеса и других причин. Это недорогой вид страхования.

– Не происходит ли повышение цен на страховые услуги?

– Нет, повышения цен я не вижу, скорее есть понижение - и на медицинское страхование, и на «Автокаско». Если раньше было 6-8%, то сейчас можно застраховаться за 1-2%. Повышения цен, на мой взгляд, не будет.

– Даже в случае усиления кризиса?

– Если будет кризис, люди станут меньше страховаться, а если еще и повысить цены, то они не будут страховаться вообще. По этой причине в кризис цены всегда падают, а не растут.

 – Почему государство не стремится активно развивать страховой сектор, из-за чего он все еще значительно проигрывает банковскому?

– Банки лет десять назад начали активно кредитовать население, при этом деньги они занимали за границей. Потом оказалось, что занятые деньги они не могут вернуть в результате девальвации, кризисов, переоценки недвижимости, поэтому государство решило вмешаться. Кроме того, в ряде банков происходили махинации и злоупотребления. В страховании же не было таких злоупотреблений, и страховщики никогда денег не занимали – ни у населения, ни за границей.

– Получается, страховой рынок останется в том же положении, что и сейчас?

– Это хорошее положение, я думаю. Нам государство денег не дает, но все нормально - мы развиваемся. Государство помогает, например, отечественному автопрому. Но после присоединения Казахстана к ВТО очевидно: производители автомобилей обречены. А страховой рынок привык опираться на собственные силы и будет развиваться. Нас не дотируют, нам не дают преференций - и оттого страховой организм более устойчивый, чем организм банкинга или производства.

– Давайте поговорим об аннуитетном страховании. Есть ли оно на рынке?

– Оно есть, но оно мертвое. О нем нужно говорить отдельно. У нас компании по страхованию жизни стоят особняком, их штук пять-шесть, и у них своя тяжелая жизнь.

– Работаете ли вы со страховыми брокерами?

– Конечно. Думаю, около 350 страховых брокеров по всему миру с нами работают.

– В Казахстане есть проблема недобросовестных брокеров?

 – У нас проблем с брокерами нет, есть со страховыми агентами.

– Чем отличается брокер от агента?

– Брокер работает со всеми страховыми компаниями. А агент - с одной компанией, и в случае конфликта с ней он может перейти в другую.

– Брокер – это обязательное звено в цепочке страхования?

– Это абсолютно необязательное звено, но брокер или агент может здорово помочь клиенту страховой компании. В принципе это полезная услуга. В каких-то странах услуги брокеров более развиты, например, в Великобритании. В Казахстане и России к услугам брокеров прибегают значительно реже, у нас больше агентов.

– К их услугам прибегают больше розничные или корпоративные клиенты?

– Больше юридические лица.

– Как вы считаете, нужно ли, чтобы страховые компании были включены в разработку проекта об обязательном медицинском страховании?

– В Казахстане уже не раз пытались ввести его, и ничего хорошего не получалось. В России есть обязательное медицинское страхование, но и там оно тоже не работает. В Германии же все отлично. Что касается СК «Евразия», мы не собираемся в этом участвовать. Нас устраивает ДМС - добровольное медицинское страхование. Мы строим клиники, помогаем больным лечиться здесь и за границей, оттого ориентируемся на тех, кто добровольно обращается за страховкой.

– Правда ли, что некоторые компании могут отказать в медицинском страховании?

– Сложный вопрос, у каждой своя бизнес-модель. Физические лица не страхуются, так как при страховании нужно пройти проверку, для некоторых клиентов это немаленькая сумма.

– Какую долю в портфеле вашей компании занимает медицинское страхование?

– Значительную - около 10%. По выплатам оно больше, в целом, это не очень прибыльное направление страхования.

– Обсуждается ли сейчас процесс внедрения стандартов Solvency II совместно со страховщиками?

– Процесс идет, да, но только на уровне регулятора. Практической реализации проекта пока не происходит.

– И какие преимущества принесет его внедрение для страховщиков?

– Никаких преимуществ. Стандарты накладывают серьезные ограничения на компанию, заставляют больше заниматься управлением рисками. Solvency II направлен больше на защиту интересов клиентов. Если введут, то есть вероятность, что повысится регулярность выплат и понизится риск дефолтов.

– Усилит ли ведение Solvency II позиции страховщиков на рынке?

– Усилит положение Нацбанка как регулятора. У него появится рычаг влияния на повседневную деятельность страховых компаний.

– В случае ухудшения экономической ситуации может ли компания искать поддержки у более сильных игроков рынка?

– Это называется перестрахование. Когда набираешь много рисков, лучше их перестраховать. У нас есть лицензия на перестраховочную деятельность.

– Каким образом страховые компании могут к себе повысить интерес как к перестраховщику?

– Наш баланс, Форма №1 и Форма №2 повышает к нам интерес и, безусловно, рейтинги. У нас рейтинг самый высокий по Казахстану. В основном это привлекает клиентов.

– Какие продукты чаще страхуют в компании?

– Имущество от пожаров, как, например, с «Адемом». Страхуем моллы, торговые центры, недвижимость, государственные здания. Страхуем нефтяные скважины как в процессе добычи – upstream, так и при переработке – downstream.

– Предположим, средняя страховая компания обслуживает риски нефтяного завода. Будет ли она передавать свои обязательства другим компаниям?

– Да. Ни одна страховая компания в мире не выдержит таких рисков. Даже в Великобритании. Все крупные риски делятся между игроками рынка. Представьте, что страховая сумма составляет $1 млрд, ни одна компания не возьмет всю сумму на себя, возможно, максимум $10-50 млн. Следовательно, количество страховых компаний, которые возьмутся страховать этот риск, будет идти на десятки. Таким образом, весь мир застрахует всего один нефтеперерабатывающий завод - в этом и есть смысл страхования. Такие случаи были с землетрясением в Японии, наводнением в Таиланде.

Справка

Борис Григорьевич Уманов, председатель правления страховой компании «Евразия».

Дата рождения: 8 октября 1955.

Образование: в 1977 с отличием окончил Казахский государственный университет, позже получил докторскую степень в Казахском педагогическом институте.

Профессиональная деятельность: в течение десяти лет работал научным сотрудником, лектором

в Казахском государственном университете.

С 1993 приступил к работе в страховой компании «Сактау».

Г-н Уманов работал на руководящих должностях в страховой компании «КБС Гарант», в пенсионном фонде им. Кунаева, международной академии «Престиж» и других организациях.

С 2002 и по сегодняшний день занимает пост председателя правления крупнейшей страховой компании Казахстана - СК «Евразия».
 
Возврат к списку новостей

Рекламодателю