Доползти до девальвации. Макроэкономика подстегивает тенге

18.08.2015

Источник: Курсив.kz

Споры о необходимости девальвации в Казахстане не прекращаются. Одни предлагают подумать о населении на плечи которого выпала и без того тяжелая ноша непрекращающегося годами кризиса, другие призывают вспомнить о бизнесе. Директор Института экономической политики Каирбек Арыстанбеков после развернувшегося спора между директором Центра макроэкономических исследований Олжасом Худайбергеновым и главой Национальной палаты предпринимателей Аблаем Мырзахметовым подготовил специально для Къ исследование о состоянии дел в маркоэкономике Казахстана.

Он приходит к выводу, что никакой резкой девальвации в Казахстане проводить нельзя, но из-за давления слабого рубля и падающего юаня корректировать курс тенге придется. Он считает, что делать это нужно плавно и безболезненно для населения. Институтом экономической политики, который является негосударственной, неправительственной, неполитической и некоммерческой исследовательской организацией в целях анализа экономической ситуации в республике были изучены последние данные платежного баланса и денежных агрегатов.

Предлагаем к прочтению исследование Института экономической политики, под руководством Каирбека Арыстанбекова:

В Казахстане обсуждение вопроса о возможной девальвации тенге привлекает серьезное общественное и экспертное внимание.

Пожалуй, в республиканских СМИ наиболее широкое распространение получили предложения директора Центра макроэкономических исследований Олжаса Худайбергенова, которые в виде открытого письма адресованы председателю правления НПП «Атамекен» Аблаю Мырзахметову.

В указанном письме предлагается провести анализ и сделать выборку предприятий-производителей из всех отраслей, желательно отражающую все масштабы (крупный, средний и малый бизнес).

Также в открытом письме автор выдвинул свои подходы и ряд критериев, чтобы реально ответить на вопрос – проводить или не проводить девальвацию тенге!?

По мнению О.Худайбергенова упомянутыми критериями оценки являются:

1. Объем продаж на внутренний и внешний рынок, в разбивке по странам, а также список реализованных мер по увеличению продаж, в том числе через НПП.

2. Динамика цен на реализованную продукцию. Если ценовая политика менялась в зависимости от страны назначения экспорта, то указать эти изменения.

3. Объем производственных и непроизводственных расходов и меры по их снижению.

4. Объем валютных кредитов и расходов на импорт оборудования и промежуточных товаров в разбивке по странам, откуда был ввезен товар, с указанием эффекта удорожания/удешевления.

5. Объем средств, вложенных акционерами для поддержки предприятия.

Кроме того, автор открытого письма публично предложил самому участвовать в этом исследовании, причем бесплатно, включая других 4 экспертов.

Учитывая, что процесс девальвации произошел и продолжает происходит в крупных странах-партнерах Казахстана по внешней торговле (Россия, КНР), принимая во внимание недавнее вступление Кыргызстана в ЕАЭС, Институтом экономической политики изучен опыт свыше 50 развивающих стран мировой экономики, где их денежные власти провели в разное время либо сознательное (чтобы стимулировать экспорт и противостоять девальвации валют соседних стран) либо вынужденное (в силу возникновения признаков валютного кризиса по 4 критериям) обесценение собственной валюты.

Тем не менее, более пристальное ознакомление с подходами и критериями директора центра макроэкономических исследований заставляет усомниться в их пригодности для решения серьезных макроэкономических проблем страны, поскольку анализ международного опыта проведения девальвации национальных валют позволяет сформулировать другие подходы и иные индикаторы раннего предупреждения.

Чтобы не проводить трудоемкую работу (исследование) на базе НПП и не допустить людских, финансовых затрат, Институт предлагает свой вариант решения проблем и другие подходы с учетом мирового опыта.

Для оценки устойчивости курса национальной валюты и определения целесообразности (либо нецелесообразности) проведения девальвации тенге важным индикатором раннего предупреждения является уровень и характер обеспеченности пассивов денежных властей в национальной валюте их активами в иностранной валюте.

В роли актива в иностранной валюте в первую очередь выступают валовые международные резервы Нацбанка РК.

Что касается пассивов, ими являются различные денежные и квазиденежные агрегаты, в первую очередь, денежная база (резервные деньги).

По информации Нацбанка, если за январь-июнь 2015 года объем пассивов вырос на 26% (с 3,1 трлн.тенге до 4,1 трлн.тенге), то активы наоборот снизились (с 29 млрд.долл. до 28,8 млрд. долл.США).

Другими словами, это означает, что по данному индикатору появились первые тревожные сигналы о целесообразности проведения девальвации тенге с учетом агрегатных и балансирующих статей платежного баланса страны.

В этой связи, вторым индикатором раннего предупреждения о целесообразности(либо о нецелесообразности) проведения девальвации тенге выступает сальдо платежного баланса по текущим операциям (текущий счет).

Вопреки распространенным представлениям, по итогам 1 квартала 2015 года счет текущих операций сложился отрицательным - 0,2 млрд. долл. США. Этому способствовало не только снижение профицита торгового баланса (4,2 млрд. долл. США), но и дефицитыпо балансам услуг(-1,1 млрд.), первичных доходов (-3 млрд.), вторичных доходов (0,2 млрд. долл.).

Необходимо отметить, что подобного рода дефицит текущего счета за первый квартал наблюдался только в 2009 году.

Указанный дефицит свидетельствует, что в таких условиях профинансировать отрицательное сальдо платежного баланса можно за счет притока зарубежных инвестиций (пока они приходят в Казахстан) либо использования валютных резервов Нацбанка РК (когда приток инвестиций в страну прекращается).

Если в 1 квартале 2014 года ПИИ достигали 2,7 млрд.долл., то по итогам 1 квартала 2015 года – 1,1 млрд. то есть, они также упали в 2 раза.

По нашим прогнозам, за январь-июль 2015 года размер дефицита платежного баланса по текущему счету может превысить $1 млрд.

Иными словами, это означает, что по второму индикатору также появились первые тревожные сигналы о целесообразности проведения девальвации тенге.

Зависимость уровня экономического развития от значений платежного баланса по текущему счету предусмотрена на рисунке.

Третьим индикатором является итоговое сальдо платежного баланса (общий баланс). Если по итогам1 квартала 2014 года размер положительного сальдо составил 1,2 млрд.долл. (данная сумма пошла на пополнение резервного актива Нацбанка РК), то за 1 квартал 2015 года указанное сальдо снизилось в 2,4 раза (510 млн.долл.).

По нашим прогнозам, за январь-июль 2015 года сальдо платежного баланса может принимать отрицательное значение – до $100 млн.

Это означает, что и по данному показателю появились первые сигналы о необходимости проведения девальвации тенге в ближайшем будущем.

Четвертым индикатором становится относительное превышение уровня внутренних цен, определенных через соотношение ППС тенге, над уровнем цен, характерных для стран соответствующего уровня экономического развития.

По нашим оценкам, после достижения Казахстаном среднемирового ВВП на душу населения (около $12500 в 2013 году по данным ООН, ВБ, МВФ) уровень относительных цен нашей страны оказался значительно выше, чем в странах аналогичного уровня экономического развития.

Занижение валютного курса по сравнению с паритетом покупательской способности (отставание внутренних цен от мировых), - это общая характерная черта развивающихся стран, имеющих ВВП на душу населения от $4 тыс. до $20 тыс.Если в развитых странах (ВВП на душу населения $30 тыс. и выше) отношение внутренних цен к их мировому уровню составляет100% и выше, то в бедных – не более 60%.

Такие страны, как Казахстан, как правило, обременены внешней задолженностью, которую надо обслуживать, страдают от утечки капиталов (у нас незаконно «утекло» $8,1 млрд за 2014 год), которую также надо финансировать.

Для обеспечения такого финансирования экспорт товаров и услуг должен превышать импорт, что, в свою очередь, требует заниженного валютного курса по сравнению паритетом покупательской способности.

Другими словами, необоснованная отсрочка девальвации рано или поздно приведет к возникновению валютного кризиса.

Кроме того, такие страны как Казахстан, богатые природными ресурсами и экспортирующие сырье, может поразить «голландская болезнь». Это означает слишком высокий курс валюты, подрывающий все виды экспорта, за исключением экспорта ресурсов, который дает прибыль даже при завышенном курсе валюты за счет ренты, образующейся в сырьевых отраслях экономики.

Если удельный вес обрабатывающей промышленности в экономике в 1991 г. составлял около 30%, то по итогам первой пятилетки ФИИР 2014г. - менее 10%. Это явный признак «голландской болезни».

Пятым индикатором может стать индексы реальных эффективных обменных курсов (ИРЭОК).

По информации Нацбанка РК, с ноября 2014 года тенге начало активно удорожать не только по отношению к валютам группе стран СНГ, но и дальнего зарубежья (ДЗ). Так, удорожание тенге в ноябре 2014 года составило 113,8%, в декабре 2014 года – 118,7%, в январе 2015 года – 125,1%, в феврале - 126,7%, в марте -126,2%, в апреле – 122,1%, в мае – 118,7% и в июне 2015 года – 120,1%.

Таким образом, ряд подходов, предложенных О.Худайбергеновым, по своей природе вряд ли могут стать основанием для проведения (либо для отказа) девальвации тенге, поскольку они, скорее, характеризуют в большей степени масштабы микроэкономики.

В то же время мы являемся противниками одномоментной и резкой девальвации тенге. Лучше выбрать так называемую «ползучую, постепенную девальвацию». Хорошо известен печальный опыт обесценения тенге (одномоментной), организованного прежним руководством Нацбанка РК в феврале 2009 года во главе с Г.Марченко, когда они, по нашим предположениям, допустили «утечку служебной информации» в пользу третьих лиц - отдельных коммерческих банков о предстоящей девальвации тенге. Тогда действия руководства Нацбанка РК были на редкость безответственными.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю