Танцы с NPL: как бизнесмены пытаются не платить по кредитам

14.10.2016

Источник: Forbes.kz

Займы юридических лиц с просроченной задолженностью сроком от 61 до 90 дней с начала года до 1 сентября 2016 выросли на 66,4% до 150,1 млрд тенге. Почти 36% показал рост NPL юрлиц к сентябрю – 402,2 млрд тенге. При этом объем кредитов с просрочкой от 1 до30 дней и от 31 до 60 дней, напротив, сократился на 63,8% и на 33,3% соответственно.

Общий объем банковских займов юрлиц в Казахстане на начало сентября составил более 6,77 трлн тенге (падение 7,3% к началу года). При этом та или иная просрочка есть у займов на общую сумму более 700 млрд тенге. NPL от общего числа займов юрлиц вырос с 4,1% до 5,9%. Такие данные приводит Национальный банк РК на 1 сентября 2016. По данным Forbes.kz, ряда банкиров и экспертов, реальный объем NPL в банках в десятки раз превышает декларируемый.

Несколько банкиров в разговоре с корреспондентом Forbes.kz объяснили это тем, что компании, временно попавшие в трудную ситуацию, стараются погасить просрочку всеми возможными способами. Поэтому «легкая» просрочка стремительно сокращается, а вот с невозвратными кредитами все плохо, и ситуация ухудшается, так как вариантов «раскидать» ее практически нет.

Когда вариантов больше нет, некоторые предприниматели, в том числе и представители крупного бизнеса, стараются максимально опустошить залоговое имущество. Об этом Forbes.kz рассказали в пресс-службе Казкоммерцбанка.

- С 2007 в банке не было зафиксировано ни одного случая кредитного мошенничества со стороны МСБ. Сейчас у предпринимателей нет возможности выставить в залог несуществующие активы, потому что проводится тщательная проверка. В целом иногда встречаются случаи фальсификации финансовой отчётности при подаче заявки на получение заёмных средств, - сообщили в финансовом институте.

Недобросовестность коммерсантов в исполнении своих обязательств проявляется в основном после наступления просрочки. Отдельные компании, стремясь сохранить какие-то активы, пытаются их укрыть от банка. Так, были случаи, когда с находящегося в залоге предприятия не просто вывозилась производственная линия, но и практически полностью разбиралось помещение, демонтировались даже окна и батареи.

Был случай, когда компания сожгла собственный склад с продукцией в расчете получить страховую выплату. Как позже оказалось, продукции на складе не было. В результате было заведено уголовное дело по статье «Мошенничество».

- После наступления просрочки сумма задолженности автоматически списывается со счетов компании. В таких случаях некоторые коммерсанты полностью уходят в наличный оборот, отключают POS-терминалы, не проводят никаких операций со счетами, фактически ведут теневую деятельность, - пояснили в пресс-службе Казкома.

Банкиры стараются не придавать огласки конфликты с корпоративными заемщиками, ведь они могут отразиться на их репутации. Но иногда такие конфликты становятся достоянием общественности.

Например, в августе нынешнего года был освобожден от уголовной ответственности учредитель компании KRAFT Владимир Шабельский. Он взял кредиты в нескольких банках, в том числе в Kaspi bank и в Альфа-Банке, на общую сумму более 5,2 млрд тенге. Суд установил, что на момент оформления кредита он предоставил заведомо ложные данные, но мошенником его нельзя считать, так как он частично погасил эти кредиты. Мол, не было умысла взять кредиты и не платить по ним. Платил, оказывается, хоть и намудрил на этапе оформления бумаг.

Схем уклонения от выплаты существующего долга не много, но они все-таки есть. Заемщики ими пользуются, правда, безуспешно. В одном из банков Казахстана на условиях анонимности Forbes.kz рассказали о некоторых рисковых ситуациях.

Например, возможно предоставление займа юридическому лицу исключительно под залог имущества и гарантий третьих лиц, при этом сам заемщик не имеет никаких активов.

«Ведь законодатель не мог предусмотреть защиту прав кредитора на такой случай нелогичного финансирования, когда вся сумма займа выдается компании без активов, а все залоги принадлежат третьим лицам. Риски в таком случае ложатся на кредитора», - отметили в банке.

Или бывают ситуации оформления в залог объекта, в котором земельный участок и здания принадлежат одному собственнику, а движимое имущество (придающее ценность залоговому имуществу) принадлежит другому собственнику. Здесь есть свои риски. Так, в случае возбуждения в отношении одного из залогодателей процедуры банкротства или наложения ареста на него по требованиям иных третьих лиц, банк не может реализовать залог.

Стоит отметить известное многим кредитное обеспечение в виде поручительства. Банкиры считают, что поручительство является на практике неэффективным видом обеспечения по займу. Поручители фактически остаются «в стороне» от долга своих же компаний. А предъявление требований поручителю возможно лишь после принятия мер в отношении основного должника.

Вот другой пример – с группой компаний «Рифма» из Актобе, которая не может вернуть многомиллиардный кредит Сбербанку. Должник не только не платит долги, так еще и пошел в открытую атаку на банк, используя подконтрольное ему региональное СМИ. Комментарии получить от Сбербанка не удалось, банкиры сослались на банковскую тайну и незавершенные судебные разбирательства.

Судя по открытым источникам, владелец группы компаний «Рифма» Владимир Михайлов известен в Актобе своими войнами с властью, другими бизнесменами и СМИ, был под арестом, даже отсидел, и был приговорен к общественным работам. В его региональную империю входят типография, газеты «Диапазон» и «Среда», рекламное агентство, торговая сеть электробытовой техники «Комета», торговая сеть «Панорама», сеть магазинов «Эконом», гипермаркет «Олжа», торговый центр «Алия», общепит – «Wunder bar», «Баурсак бала».

Когда «Рифма» перестала обслуживать долг, банк начал взыскивать задолженность с гарантов по кредиту. В то же самое время газета «Диапазон» выпустила ряд материалов, в которых Сбербанк обвинялся в том, что арестовал деньги «Диапазона», которые газета получила от фонда Сороса — 1,35 млн тенге. Журналисты признавали, что «юридическое лицо редакции еще в далеком 2008 году выступило гарантом по кредиту другой компании». Но тут же сами сделали вывод, который должен делать суд: «А тот кредит абсолютно и даже сверх того обеспечен залоговым имуществом. То есть никакой необходимости парализовывать (стилистика сохранена — F) работу редакции у банка нет. Кроме, конечно, морального давления на кредитора».

Можно предположить, что у региональной мини-империи Михайлова проблемы, за которые теперь отдуваются журналисты. Косвенным доказательством этого служит пост известного казахстанского блогера Сергея Алексеенка, в котором он рассказывает про один из торговых центров Михайлова.

«Посещение второго (торгового центра — F) – «Олжа» ввергло меня в уныние окончательно. Огромные пустые стеллажи, закрытые бутики и отсутствие людей в субботу после 16-00 на фоне предыдущей прогулки через бурьяны к храму и дороги создавали ощущение зомби-апокалипсиса, города, покинутого жителями и отданного на растерзание призракам. Несчастный ТЦ принадлежит местному мини-олигарху, некоему Владимиру Михайлову. Он мощно развернул сеть магазинов по торговле бытовой техники и два гипермаркета, а теперь она медленно, но неуклонно сворачивается. Может быть, ошибки менеджмента. А может, не выдержал конкуренции. Как бы то ни было, итог печальный — в «Олжа» голые полки, за которыми последует неизбежный коллапс. Жаль, что такой проект загибается, правда, ничего не стоит на месте и на смену старым торговым символам города, приходят другие, к примеру, «Дина» и «Айдар», - написал Алексеенок.

Безусловно, бизнесу в это время приходится очень тяжело. Но, в конечном счете, и банки - коммерческие, а не благотворительные организации.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю