Дедолларизация от БРК

15.03.2016

Источник: Zakon.kz

В ускоряющемся мире нужно быть готовым к быстрым переменам. Особенно в мире инвестиционных банкиров. Об изменениях в «Банке развития Казахстана» (БРК, «дочка» холдинга «Байтерек»), которые пойдут на пользу всей экономике страны, рассказал порталу Zakon.kz первый заместитель председателя правления БРК Аскар Достияров.

- Аскар Абаевич, прежде всего, хотелось бы поинтересоваться, не является ли новая кредитная модель БРК ответом на известную критику под общим названием «банк-тормоз экономики»?

- На самом деле та критика, которая звучала в отношении банка, больше имела отношение к результатам, которые банк показывал до 2013 года. Не секрет, что в определенные периоды работы БРК количество отклоненных заявок доходило до 90%. Кроме того, динамика кредитной деятельности ранее была низкой. Но за последние два года мы попытались все изменить, и результаты налицо. В четыре раза увеличился кредитный портфель банка – до 1,5 трлн тенге с 378 млрд тенге в 2013 году. Поэтому сегодня, с учетом тех результатов, которые банк показывает, наверное, сложно называть нас «тормозом». Мы увеличили результативность БРК в рамках холдинга «Байтерек» и той управленческой команды, которая работает в последние два года.

- Как долларизация экономики сказывалась на работе БРК?

- Реалии, с которыми столкнулся банк в начале 2014 года, - это девальвационные процессы. Мы хотели понять, насколько будут актуальны те решения, которые мы принимаем на тот или иной момент. Какая была проблема? 80% всех займов, выданных банком, были валютными. При этом 80% наших заемщиков имели выручку в тенге. Мы видели, что заемщики попали в «валютные ножницы», их проекты очень сильно были подвержены валютным колебаниям. Соответственно, кредитные риски для БРК тоже существенно возрастали. Поэтому было важно увеличить долю кредитов в тенге, чтобы снизить чувствительность проектов к девальвации. Чего мы добились? За последние два года доля тенговых займов в кредитном портфеле БРК возросла в два раза - до 42% с 21% в 2013 году. В абсолютных цифрах объем тенговых займов увеличился в восемь раз - с 77-78 млрд в 2013 году до 625 млрд на начало этого года.
Во-вторых, мы провели в августе-сентябре 2015 года реструктуризацию части займов, которые были наиболее чувствительны к валютным колебаниям. В результате этой работы кредитоспособность и финансовая устойчивость заемщиков увеличилась.

- Какова доля проблемных кредитов сейчас?

- Неработающих займов сегодня в банке нет, но есть займы, чувствительные к колебаниям валютного курса. В феврале мы провели стресс-тестирование всего портфеля из 38 проектов по ряду сценариев. В результате портфель мы условно поделили на три группы. Первая: очень мощные с точки зрения залогов проекты, которые никак не подвержены валютным рискам, всего их 20, или 41% кредитного портфеля. Вторая группа: чувствительные к валютным колебаниям проекты, но с хорошим залоговым обеспечением, это 43% портфеля, или 10 проектов. И третья группа: 8 проектов, или чуть более 15% портфеля, - наиболее чувствительные к валютным рискам. В рамках новой модели кредитной деятельности мы провели переговоры с заемщиками из этой группы, разработали план мероприятий по снижению их чувствительности, и на сегодняшний день мы находимся в процессе реализации этого плана.

- Теперь собственно о самой кредитной модели, которую БРК внедрил при поддержке международных консультантов. Что меняется для заемщиков?

- Мы попытались сделать модель кредитования банка более лаконичной и «поджарой», чтобы убрать имеющиеся издержки и своевременно реагировать на те или иные вызовы. На первом этапе внедрено анкетирование, когда клиент должен оценить себя сам, насколько он готов или не готов.

- То есть, клиент должен признаться, если он не верит в свой проект?

- Абсолютно верно. «Фишка» в том, что клиент должен писать правду о себе. Если у него есть аудированная финансовая отчетность, ему не надо ее предоставлять на начальном этапе. Он просто пишет, что она у него есть. А следующие вопросы предусматривают показатели, взятые из аудированной отчетности. Если у него такой отчетности нет, получается – ему надо врать. Обязательное замечание: если информация, предоставленная потенциальным заемщиком, недостоверна, это повод, чтобы банк отказал в рассмотрении проекта и занес его в «черный список». Ничто так не воспитывает клиента, как внутренняя дисциплина и необходимость отвечать за свои слова.

- Что происходит с кредитной заявкой на следующих этапах?

- На остальных двух этапах, - индикативного анализа и банковской экспертизы, - ранее была критика, что мы долго рассматриваем проекты, и в какой-то момент отказываем в финансировании. То есть, заемщик предоставил большое количество документов, потратил много денег, в том числе, и на экспертизу, и в итоге получил отказ. Сейчас мы постарались выстроить процесс более эффективно, как с точки зрения трудозатрат, так и затрат денежных со стороны заемщика. Это означает, что все необходимые экспертизы клиент будет проводить на финальном этапе, когда вероятность финансирования проекта будет составлять не менее 80-85%. Сократились и сроки рассмотрения заявок – со 100 до 70-75 рабочих дней, или на 30%. Но только на площадке банка - без учета той работы, которую должен провести сам клиент. Я хотел бы еще отметить, что заемщики, с одной стороны, жалуются на долгое рассмотрение проекта, с другой - большой процент недисциплинированных заемщиков очень долго предоставляет документы.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю