Вкладчики банков и ЕНПФ потеряли более 3 трлн тенге

21.08.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Промедление с ослаблением курса нацвалюты, конечно, приносило финансовые убытки всем, кто ожидал этого события в долларах. Но теперь, когда девальвация более чем на 35% произошла, стало понятно: больше всех пострадали приверженцы тенге. Впрочем, как показывает анализ, наибольшие потери понесли вкладчики ЕНПФ. Причем Нацбанк ничего не сделал для того, чтобы хоть как-то защитить пенсионный фонд от умопомрачительного обесценения активов.

Обещания Нацбанка и правительства не допускать резкого изменения курса тенге опять оказались банальным обманом.

В четверг случилось то, что и должно было произойти. Правда, финансовые власти называют обвал курса тенге «свободным плаванием», избегая слова «девальвация». Но суть от этого не меняется.

Девальвация, как всегда, болезненна, но и преддвевальвационные ожидания тоже были финансово накладны для казахстанцев.

Валютный рынок будоражит еще с прошлого года. Как отметил Нацбанк в своем отчете о финансовой стабильности, периодически возникал повышенный рыночный спрос на валюту.

«Усиление долларизации экономики, а также формировавшиеся негативные ожидания в отношении ситуации на внутреннем валютном рынке привели к тому, что к концу года проблемы с тенговой ликвидностью приобрели острый характер», - это цитата из документа Нацбанка РК.

Ситуация в 2014 быстро ухудшалась: и корпоративный сектор, и население переводили свои активы в доллары, что, безусловно, отразилось на увеличении балансовой открытой валютной позиции банков. Говоря простым языком, клиенты банков предпочли переложиться в доллары – депозиты в иностранной валюте стали доминирующими. На сегодняшний день население имеет более половины депозитов в инвалюте – 50,22%, а банки, соответственно, готовы предоставлять в большей степени валютные займы. В группе первых пяти банков концентрация займов в иностранной валюте составляет 49,7%. Как видим, валютная структура баланса слишком изменена в пользу доллара, что представляет большой риск для казахстанской банковской системы.

Уже в июле 2014 Нацбанк, исходя из рыночной конъюнктуры, начал предоставлять банкам долгосрочную тенговую ликвидность – под залог доллара США! Определенные надежды были связаны с тем, что национальные компании, как того требовал президент, переведут свои долларовые запасы в тенге и тем самым станут источником ликвидности, но они не оправдались – квазигосударственный сектор к тенге так и не повернулся.

Как поступает в этих условиях Нацбанк? Он обещает не проводить одномоментную девальвацию. Здесь, конечно, сыграли роль выборы президента РК. Этой линии с весны 2015 Нацбанк РК неизменно придерживался, будто храня свое джентльменское слово. И теперь настал момент, когда это слово нарушено.

Но не будем забывать о том, что он предпринял, кроме словесных обещаний, и одно конкретное действие – увеличил суммы гарантированных депозитов тенге в два раза, до 10 млн тенге, а по вкладам в валюте снизил ставку вознаграждения до 3% годовых, одновременно позволив банкам выплачивать на депозиты в тенге до 10%.

Для тех «профессиональных» вкладчиков, кто считает свои выгоды, в том числе и процентные, это был определенный сигнал: перекладывайтесь в тенге, так можно зарабатывать больше.

Но при этом вкладчики – и те, кто хранил свои сбережения в валюте, и те, кто поверил  очередному патриотическому призыву, - оказались заложниками валютной политики государства. Первые теряли деньги на слишком низких процентных ставках. Так, по данным на 1 июля 2015, общий депозитный валютный портфель составляет в эквиваленте порядка 6,005 трлн тенге. При условии, что эти депозиты были открыты не менее чем на 12 месяцев, только за один год хранения денег на долларовых счетах население понесло условных убытков в сумме более 420 млрд тенге.

Вторые - те, кто предпочел более доходные вклады в тенге, - пострадали еще больше. По данным на 1 июля, депозиты в нацвалюте достигали 5954,1 млрд тенге. С 20 августа фактические потери тех, кто был «обманываться рад», за минусом уже полученного комиссионного вознаграждения, составили не менее 1,488 трлн тенге!

В Нацбанке точно знали, что девальвация будет. Даже глубина падения была известна.

И в этих условиях интересно посмотреть: а сделал ли собственник Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) хоть что-то для того, чтобы сгладить этот шок от девальвации для будущих пенсионеров?

Ответ на этот вопрос разочарует всех работающих граждан Казахстана, поскольку все они являются вкладчиками ЕНПФ и, таким образом, сберегают деньги на старость.

В текущих экономических условиях практически все компании и все люди переложились в доллар, чтобы свести свои риски к минимуму: они в магазинах и с партнерами, условно говоря, уже готовы были расплачиваться долларами, чтобы исключить для себя риск девальвации тенге. Нацбанк же как управляющий активами ЕНПФ этого не сделал. Более того, по нашим подсчетам (консолидированные данные по валютным инструментам не публикуются), на начало 2015 ЕНПФ в валютные инструменты (преимущественно доллар, изредка – евро) инвестировал 11,34% пенсионных накоплений казахстанцев. На 1 мая их доля упала до 10,16% в общем портфеле. По данным на 1 августа, эта доля несущественно подросла до 10,28%. Представьте себе на минуту, что пенсионными активами управляет частная компания. Переложилась бы она в финансовые инструменты по максимуму, соблюдая, безусловно, существующие нормативы? «Конечно!» – скажете вы и будете первыми, кто также выступит за расширение лимитов, если бы это потребовалось (лимит вложения для частных НПФ в валютные инструменты доходил до 40%!). И будете правы.

Именно частный управляющий привел бы портфель в соответствии с рыночными трендами. Кстати, на тот момент, когда пенсионные активы только консолидировались, доля валютных инструментов, по состоянию, например, на 1 апреля 2014, доходила до 14,75%. При Нацбанке, как видим, доля валютных инструментов не только не наращивалась, но и упала. И это притом, что, например, активы Национального фонда, которые также управляются Нацбанком, инвестируются пусть в низкодоходные, зато надежные валютные инструменты, и такой перманентный риск, как девальвация тенге, им не страшен.

Почему же совершенно иной подход практикуется в отношении пенсионных сбережений? Ответ здесь, похоже, один: эти деньги скорее используются как текущий счёт для обеспечения нужд отечественной экономики и поддержки финансовой системы, чем как действительно пенсионный фонд.

Ну, и занимательная математика в связи с событиями четверга. Общая сумма пенсионных накоплений на 1 июля 2015 превысила 4,92 трлн тенге. И только десятая часть этого фантастического портфеля была, так сказать, хеджирована от валютных потрясений. Большая же часть подверглась девальвационному секвестру: условно стоимость пенсионных активов в долларовом эквиваленте уменьшилась на 1,545 трлн тенге. По сравнению с этим минусом сумма чистого инвестдохода ЕНПФ за первое полугодие - 141,41 млрд тенге - выглядит, по крайней мере, смешно.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю