Падение тенге позволило заработать, однако не отменило глубоких проблем

09.06.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

Страховой рынок в 2015 показал значительный рост до налоговой прибыли, который, по данным Национального банка РК, составил 24 млрд тенге против незначительного убытка на уровне 88 млн тенге в 2014. На первый взгляд, такая результативность кажется позитивным фактом. Однако специалисты утверждают, что на самом деле рынок испытывает значительные трудности.

Если рассмотреть структуру доходов страховых компаний за прошедший год, то можно увидеть, что львиная их доля приходится на доход от переоценки инвестиционного портфеля – 44,5 млрд из 69,3 млрд тенге.

Поясним, что переоценка в данном случае это изменение стоимости валютных активов в тенговом выражении. Разумеется, при коллапсе курса национальной валюты такой доход едва ли можно отнести к заработанному в результате операционной деятельности. Эксперты называют подобные заработки «разовыми».

В то же время как раз доход от основной деятельности остается на низком уровне. В частности, в 2015 по всему рынку он составил всего 20,5 млрд тенге, то есть менее трети совокупного дохода. Соответственно, реальное развитие страхового сектора остается на слабом уровне.

На проходившей в середине апреля Международной конференции по риск-менеджменту именно тема эффективного андеррайтинга, то есть процесса принятия риска на себя (страховую компанию), была одной из основных. В частности, на этой проблеме весьма подробно остановилась директор по страховому рынку Fitch Ratings Анастасия Литвинова. Она тоже подчеркнула, что прирост прибыли в прошлом году был связан с девальвацией тенге, а не с расширением страхового сегмента. Помимо этого, эксперт обратила внимание на еще одну немаловажную деталь – низкую конкуренцию на рынке. В сегменте общего страхования сегодня работает 27 компаний. Однако анализ, проведенный сотрудниками Fitch Ratings, показывает, что весь сегмент корпоративного бизнеса в страховании, а также банкострахование (термин, означающий сотрудничество между БВУ и страховыми компаниями) распределяются по изолированным аффилированным каналам. Это, в свою очередь, означает, что в рыночном пространстве остается только розничный сегмент, в частности страхование ответственности автовладельцев. И в этом таится опасность, потому что «сектор не накапливает здорового андеррайтингового опыта, необходимого для устойчивого долгосрочного развития».

На основе своего анализа специалисты Fitch Ratings прогнозируют три основные негативные тенденции для страхового рынка в 2016. Во-первых, принятие страховыми компаниями риска на себя не будет приносить прибыль. Во-вторых, компаниям по страхованию жизни не удастся найти независимый и устойчивый источник для роста бизнеса. И, в-третьих, вероятно дальнейшее сокращение числа участников рынка (что можно считать уже сбывшимся пророчеством, учитывая продажу СК «Альянс Полис» своего портфеля другой компании. – F).

Преобладание формализма

Интересно, что подобный эффект наблюдается и в банковском секторе. И это несмотря на то, что этот сегмент финансового рынка в Казахстане наиболее развит. К примеру, по данным Нацбанка, в 2015 весь рынок зафиксировал совокупную прибыль в размере 27,3 трлн тенге против 9,4 трлн в предыдущем году. Но если опять же обратить внимание на детали, то становится очевидно, что львиная доля доходов сформирована за счет переоценки активов банков, а именно 21 трлн тенге.

При этом остается ряд нерешенных проблем, что в будущем может привести к серьезным последствиям. Так, по мнению управляющего директора Tengri Partners Ануара Ушбаева, в 2016 одним из нетривиальных рисков для всего сектора может быть так называемый процесс набега на банки, то есть массовые изъятия средств вкладчиками. Подобный прогноз эксперт аргументирует простыми расчетами. В частности, на конец марта совокупный объем депозитов в Казахстане составлял почти 16,2 трлн тенге ($47,2 млрд), при этом большая его часть была номинирована в долларах США – $31,8 млрд.

«В случае экстренного изъятия средств вкладчиками ни один банк не сможет самостоятельно удовлетворить этот запрос, так как БВУ не хранят все средства от депозитов в виде резервного капитала», – говорит Ушбаев. Риск ликвидности, который может возникнуть в банковском секторе, должен решаться за счет центрального банка – именно для того, собственно, и был создан этот институт. Но не все так просто. Как разъясняет аналитик, если бы речь шла о тенговых вкладах, то Нацбанк выдал бы средства вкладчикам за счет дополнительной эмиссии, чтобы предотвратить панику. Проблема в том, что речь идет преимущественно о валютных вкладах. В этом случае регулятор будет вынужден прибегнуть к собственным международным резервам, которых для того, чтобы «потушить пожар», может не хватить.

«На сегодня резервы Нацбанка составляют $27,6 млрд. $18 млрд из них регулятор должен хранить для покрытия импорта на шесть месяцев (чтобы обеспечить уровень достаточности резервов на базе импорта. – F). Соответственно, остается только $10 млрд. Если потенциальный «набег на банки» превысит эту сумму, то экономического смысла спасать их не останется и остановить процесс будет невозможно, – говорит экономист. – Об этом риске сегодня никто всерьез не думает, в то время как триггером такой лавины изъятий средств может послужить любое незначительное локальное событие».
Возврат к списку новостей

Рекламодателю