До Казахстана доносится запах «мусорного» рейтинга

08.04.2015

Источник: КАПИТАЛ

S&P может вновь снизить суверенный кредитный рейтинг Казахстана, если внешнеэкономическая и фискальная позиции страны ухудшатся.

Не прошло и года с тех пор, как Standard & Poor’s снизило прогноз по страновому рейтингу Казахстана со «Стабильного» на «Негативный», теперь же понижен и сам рейтинг. 9 февраля 2015 агентство объявило об изменении суверенного кредитного рейтинга РК с «ВВВ+» на «ВВВ», прогноз «Негативный». Опрошенные в июле Forbes Kazakhstan эксперты допускали такую возможность в течение ближайших двух лет, однако скорее теоретически. Тем не менее последующие геополитические и экономические события резко поумерили оптимизм аналитиков.

В июне прошлого года, когда S&P изменило прогноз, практически единственным шоковым явлением называлась февральская девальвация тенге, подорвавшая доверие граждан страны и иностранного инвестиционного сообщества к монетарной политике Национального банка. С тех пор цены на нефть упали со своего максимума в $115 в июне 2014 до минимума $45 в январе 2015. Еще 5 декабря аналитики S&P в своих прогнозах опирались на показатель в $80 за баррель на 2015 и $84 до 2018. Однако уже в начале 2015 их ожидания по среднегодовой цене упали до $55 на 2015 и $70 до 2018. Это, по мнению экспертов, существенно повлияет на перспективы экономического роста, показатели внешнего баланса и бюджета страны, с учетом высокой зависимости от нефтяных доходов, с чем и связано рейтинговое действие.
«Поскольку S&P использует в своих моделях среднегодовую цену на нефть, ожидания агентства выглядят реалистично и, что важно, не носят пессимистичный характер в среднесрочной перспективе», – отмечает Екатерина Трофимова, первый вице-президент, член правления ОАО «Газпромбанк» (бывший старший аналитик S&P), к которой мы обратились за комментарием.

По оценке экономиста Citi Екатерины Власовой, среднегодовая цена на нефть марки Brent составит $54 за баррель в 2015 и около $70 в 2016. Также она сказала: «В настоящее время на мировом рынке нефти сохраняется избыток предложения, который оказывает давление на нефтяные котировки.  Однако текущие уровни цен на нефть недостаточны для обеспечения среднесрочного баланса между спросом и предложением». Эксперт предполагает, что равновесие на рынке наступит после сокращения добычи сланцевой нефти в США, потому что, если низкие цены сохранятся еще некоторое время, это вынудит компании сократить инвестиции и добычу. При этом ОПЕК, как и сейчас, должна оставаться в стороне от интервенций в уровень добычи, продолжая удерживать свою долю рынка.

S&P прогнозирует снижение темпов роста реального ВВП Казахстана с 4,3% в 2014 до 1,5% в 2015 и 2% в 2016. Помимо падения цен на черное золото, на замедление экономического роста, по мнению агентства, повлияет ожидаемое сокращение потребительского спроса, который был драйвером прироста ВВП в последние несколько лет, по причине прошлогодней девальвации тенге и внешних факторов, в том числе экономического спада в России. Также оно прогнозирует умеренный дефицит бюджета правительства, который будет финансироваться главным образом за счет внешних заимствований.

По словам Трофимовой, анализ, проведенный центром рейтингового консультирования Газпромбанка, показал, что еще до снижения цены на нефть вероятность негативного рейтингового действия в отношении Казахстана была высока, в основном по причине такого скрытого драйвера, как кредитный рейтинг Российской Федерации – крупнейшей экономики региона.

На вопрос о способах нивелирования пагубного для экономики резкого спада цен на нефть Власова привела в пример Россию, которая начала проводить политику стабилизации, создавая резервы, сдерживая рост бюджетных расходов и повышая гибкость валютного курса, что, по ее мнению, позволит ограничить глубину падения ВВП в 2015. «Однако, – продолжила эксперт, – несмотря на то что меры макроэкономической стабилизации помогают снизить краткосрочный ущерб от снижения цен на нефть, единственный способ обеспечить высокие темпы экономического роста в долгосрочной перспективе – это диверсификация экономики, создание конкурентоспособного ненефтяного сектора».

Даврон Рустамкулов, заместитель генерального директора по инвестициям группы «Верный Капитал», поддержал мнение экономиста Citi, говоря в первую очередь о необходимости накопления доходов, когда цены находятся на пиковых значениях, и их использования в периоды падения. Также он обозначил важность проведения целенаправленной диверсификации в те области экономики, которые контрцикличны нефтяному сектору.

S&P заявило, что снизит рейтинг еще раз, в случае если внешнеэкономическая и фискальная позиции страны ухудшатся в более значительной степени, чем ожидается в настоящее время, даже с учетом возможного восстановления цен на нефть в течение горизонта прогнозирования.

Россия, как внешнеэкономический фактор, остается потенциальным драйвером негативных действий со стороны агентства. И торговля с ней в новых условиях, в рамках ЕАЭС, только увеличит зависимость экономики Казахстана. По вопросу, заданному Forbes Kazakhstan, о том, что нужно делать в такой ситуации, когда тенге номинально укрепился к рублю на 40–50% и конкурентоспособность казахстанских товаропроизводителей значительно упала, мнения экспертов разделились.

«Относительная дешевизна российских товаров для казахстанских потребителей – явление временное. Вскоре этот дисбаланс будет устранен за счет опережающего роста цен в России. По нашим оценкам, пик инфляции придется на конец первого – начало второго кварталов, и к этому времени разрыв в ценах значительно сократится», – считает Власова. Также она полагает, что различие режимов денежно-кредитной политики двух стран, несмотря на наличие единого экономического пространства, является фундаментальной проблемой. И добавляет, что заявленный Национальным банком курс на переход к режиму таргетирования инфляции и повышения гибкости национальной валюты будет способствовать их сближению. В дальнейшем, по ее мнению, это позволит предотвратить резкие колебания курса тенге к рублю.

В свою очередь Рустамкулов убежден, что в нынешней ситуации полумерами не обойтись. Он предлагает выбрать одно из двух направлений: если действовать в рамках ЕАЭС – ввести единую валюту, если во главу угла поставить сохранение суверенитета денежно-кредитной политики – «закрыть» границы.

Учитывая такие прогнозы, меры по стимулированию экономики из средств Нацфонда и от институциональных инвесторов, а также сокращение расходов ФНБ «Самрук-Казына» и республиканского бюджета выглядят довольно свое­временными. Однако, если траты окажутся чрезмерными, это может привести к дальнейшему понижению рейтинга страны до «предмусорного». В этом случае разрыв с рейтингом России сократится до одной ступени.

Айдын Шагиев
Возврат к списку новостей

Рекламодателю