Дорого-небогато: почему не нужно хранить деньги в швейцарском банке

09.09.2021

Источник: Forbes

Обслуживание в абстрактном швейцарском банке не дает серьезных преимуществ перед обслуживанием в других банках как внутри страны, так и за ее пределами, считает директор по развитию бизнеса Alfa Asset Management (Europe) S.A. Вадим Погосьян. Но зато оно дороже

 Недавно у меня состоялся почти двухчасовой диалог с человеком, который держит в одном из швейцарских банков сумму около $3 млн. Не меньше часа из этого времени мы спорили с ним о том, сколько это обслуживание стоит. Он был уверен, что платит в год примерно 5000 швейцарских франков, и совершенно не был готов к каким-либо встречным аргументам с моей стороны. Только под конец нашего диалога мой собеседник согласился с тем, что содержать всю эту обширную инфраструктуру, красивые офисы и дорогих сотрудников при комиссии 5000 франков с клиента было бы просто невозможно. После этого он внимательнее посмотрел выписки по счету, и то, что получилось в результате этого анализа, мягко говоря, моего собеседника озадачило. Я поделюсь с вами результатами этих расчетов чуть ниже.

Это далеко не первый случай, когда люди не до конца понимают стоимость услуги, которую получают. Поэтому я решил описать некоторые моменты, на которые клиентам зарубежных банков, необязательно, кстати, швейцарских, имело бы смысл обратить внимание.

С самого начала скажу: все то, что вы прочитаете ниже, не относится ко всей отрасли в целом. В одной только Швейцарии зарегистрировано более 240 банков, и они различаются не только названиями. У каждого из них свой подход к клиентскому сервису, качеству продуктов и услуг. И я не проводил анализ каждой из этих организаций. Поэтому речь пойдет о самых распространенных проблемах.

Начнем с того, что далеко не всякого россиянина ждут в швейцарском банке. Причина в том, что Россия, как и все наши соседи по СНГ, в европейской классификации является страной с повышенным риском. Это означает, что каждый клиент с доходами из России идет по длинной цепочке внутренних согласований в банке, прежде чем счет будет открыт. Процедура эта достаточно затратная с точки зрения документооборота, поэтому клиентов с небольшими чеками брать на обслуживание банку невыгодно. Ведь, что для клиента со $100 000, что для клиента с $10 млн нужно совершить примерно один и тот же объем действий. Поэтому банки устанавливают более высокую планку для входа — $1–5 млн.

Впрочем, даже тех россиян, у которых есть необходимые средства, совершенно необязательно ждет первоклассное банковское обслуживание. Дело в том, что услуги по финансовому, налоговому, наследственному планированию, а также доступ к эксклюзивным инвестиционным решениям и другие подобные сервисы, которые многие ожидали бы получить от своего банка, зачастую предлагаются только клиентам категории ультрабогатых (Ultra High Net Worth Individuals, или UHNWI). Они же могут рассчитывать на заботливого персонального менеджера, который будет регулярно отчитываться о динамике портфеля и, в общем, стараться продемонстрировать высокий класс обслуживания. Кто принадлежит к категории ультрабогатых, в каждом банке решают самостоятельно, но обычно нижняя планка для попадания в этот клуб составляет $15–25 млн.

А клиентам с меньшими чеками часто приходится довольствоваться достаточно скромным базовым сервисом, несопоставимым с тем набором услуг, к которому они привыкли в российских банках. Личный менеджер будет брать трубку только в свои официальные рабочие часы, о которых клиентам может быть неизвестно заранее. Либо этого личного менеджера может вообще не быть. Вместо индивидуального инвестиционного портфеля — набор стандартных инвестиционных решений, а может, и их не будет, потому что услуга инвестиционного консультирования часто не включается в стандартную стоимость обслуживания.

В части стоимости обслуживания, кстати, есть большая разница, в какой стране вы держите свои активы — в Швейцарии или за ее пределами. Дело в том, что в Европейском союзе действует Директива MIFID II, которая устанавливает достаточно жесткие правила обслуживания в финансовых организациях. В частности, она запрещает управляющим активами и инвестиционным консультантам получать какое-либо вознаграждение от провайдеров структурных продуктов, инвестиционных фондов и других подобных организаций, потому что в противном случае возникает конфликт интересов и у управляющего увеличивается соблазн купить в портфель клиента ценную бумагу, которая позитивно отразится на доходах самого управляющего, но необязательно на доходах клиента.

Швейцария членом ЕС не является, и действие общеевропейского законодательства на нее не распространяется. Там с января 2020 года действует локальный акт, который называется FinSa. Этот пакет мер практически под копирку повторяет MIFID II за исключением, как вы можете догадаться, положений о дополнительных комиссиях. FinSa не запрещает получать дополнительное вознаграждение от провайдеров продуктов при условии, что клиент был об этом должным образом проинформирован. Если заранее размер комиссии неизвестен, то управляющий обязан указать принципы расчета и получения таких вознаграждений. Все эти положения обычно перечисляются в пакете документов, которые клиент подписывает перед открытием счета. Но ведь мало кто их читает, правда же?

В результате портфели некоторых клиентов формируются полностью или практически полностью из структурных продуктов и инвестиционных фондов, которые на протяжении многих лет не показывают выдающихся доходностей и лучшими в своем классе не являются.

В целом нет ничего плохого в том, чтобы создавать портфели из фондов и нот, так делают во всем мире. Просто в тех конкретных случаях, про которые шла речь выше, комиссионная нагрузка на портфель существенно превышала или была сопоставима с той доходностью, которую получал клиент.

Помимо разницы в общем законодательстве, есть и еще одна важная деталь, отличающая обслуживание в Швейцарии от обслуживания в странах за ее пределами. Это гербовые сборы.

Эти сборы — своего рода налог с продаж, взимаемый с клиентов банков при сделках с ценными бумагами. Каждый раз, когда клиент швейцарского банка покупает какой-либо финансовый инструмент, в дополнение к комиссии банка, которая, к слову, может достигать 0,5% от суммы сделки, он платит еще и гербовый сбор государству в размере до 0,3%. При продаже бумаги эти комиссии и сборы также уплачиваются, причем даже если дохода не было. К ним часто прибавляется еще и комиссия иностранного брокера, если инвестор покупал, например, американские акции. Размер ее может достигать 0,2% от суммы сделки. Из всех перечисленных расходов в тарифах на обслуживание черным по белому указывается только комиссия за сделку самого банка. А гербовые сборы и расходы на сторонних брокеров упоминаются только в тексте о том, что они в эту комиссию не включены.

Может быть, имеет смысл просто держать деньги на депозитах и не покупать ценные бумаги, раз это так дорого? Это тоже не самая удачная стратегия сразу по двум причинам.

Первая заключается в том, что ставки по депозитам в банках сейчас либо стремятся к нулю, либо, как в случае с евро, вообще отрицательные. И во всех случаях они будут ниже размера инфляции — вкладчик все равно потеряет деньги.

Вторая причина в том, что в дополнение ко всем перечисленным комиссиям за сделки банк берет еще и комиссию за хранение активов, включая хранение денег на счетах. Ее размер варьируется от банка к банку, но обычно находится в диапазоне 0,3–0,6% в год. Иными словами, даже если просто положить деньги на счет и ничего больше с ними не делать, то это сумма будет ежегодно уменьшаться на размер комиссии. Можно воспринимать это как плату за стабильность и надежность выбранного банка, но прежде чем вы начнете так думать, позвольте рассказать вам еще одну вещь.

Не скажу про банковскую систему в масштабах всего мира, но как минимум на европейском уровне, включая Швейцарию, она работает следующим образом. Денежные средства, которые вы храните в банке, отражаются на балансе финансовой организации, и в случае ее банкротства вы потеряете свои сбережения. Вместо них вы получите от государства страховую выплату по аналогии с выплатами Агентства по страхованию вкладов в России. Однако в нынешних условиях в долгосрочном хранении средств на депозитах нет практически никакого смысла, поскольку это, как мы только что установили, приносит убыток, а не доход.

Если же вы приобретаете на свои сбережения ценные бумаги, пусть даже самые консервативные, то в случае банкротства банка они не сгорают и не пропадают. Вы получите их обратно в полном объеме. Потому что вне зависимости от того, в какой стране вы открывали счет, конечная точка хранения ваших активов практически всегда одна и та же: глобальные депозитарии типа Euroclear или Clearstream.

Говоря простым русским языком, степень защиты вашего портфеля практически не различается от банка к банку в странах Европы. Исключением из этих случаев, в частности, являются ситуации, когда ваши ценные бумаги находятся в залоге у банка либо вы разрешили ему пользоваться вашим портфелем для кредитования других клиентов. Но этого вы можете и не делать.

В итоге обслуживание в абстрактном швейцарском банке не дает серьезных преимуществ перед обслуживанием в других банках как внутри страны, так и за ее пределами. Но зато оно дороже. В случае с тем человеком, который держал в одном из банков $3 млн, совокупные ежегодные комиссии составили примерно $40 000, а не 5000 швейцарских франков, в чем он был уверен. При этом среднегодовой доход по портфелю был меньше комиссий примерно в полтора раза.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю