Достияров: Кредитная деятельность БРК стала более лаконичной и поджарой

11.03.2016

Источник: LS

В былые годы руководство Банка развития Казахстана (БРК) выслушивало в свой адрес немало нелестных заявлений, как от государственных деятелей, так и от заемщиков. Взяв на карандаш все замечания, дочерняя компания холдинга "Байтерек" разработала новую кредитную модель и заявила о значительной оптимизации кредитных процессов. Обо всех нововведениях LS рассказал первый заместитель председателя правления БРК Аскар Достияров.

– БРК заявил о запуске новой кредитной модели. Расскажите, в чем ее особенности?

– Мы попытались сделать модель кредитования банка более лаконичной и поджарой, чтобы убрать имеющиеся издержки и своевременно реагировать на вызовы.

Раньше было два этапа – индикативный анализ и банковская экспертиза. Сегодня их три, но это не значит, что нагрузка увеличилась.
Первый этап – анкетирование, когда клиент должен сам оценить свою готовность.

По двум другим этапам – индикативному анализу и банковской экспертизе – критика заключалась в долгом рассмотрении заявок и последующем отказе в финансировании. Сейчас мы постарались выстроить процесс более эффективно, с точки зрения, как трудозатрат, так и денежных, которые заемщик будет нести на этапах рассмотрения проекта. То есть все необходимые экспертизы, где клиент должен привлекать консультантов и экспертов, будут проводиться на финальном этапе, когда вероятность финансирования будет составлять не менее 80-85%. Также клиент будет предоставлять всю необходимую документацию на том этапе, когда банк будет на 70-80% готов рассматривать проект для дальнейшего финансирования.

Сроки сократились на 30% – со 100 до 70-75 рабочих дней. Но это на площадке банка без учета той работы, которую должен провести клиент. Это достаточно агрессивно с учетом специфики проектов, их ведь еще даже нет.

–– Получается, на этапе анкетирования клиент должен сам признаться, если он не верит в свой проект?

– Абсолютно верно. Клиент должен писать правду о себе. Вопросы формируются на основе данных аудированной финансовой отчетности. Если ее у него нет, получается ему надо врать. Обязательное замечание: если информация, предоставленная потенциальным заемщиком, недостоверна, это повод, чтобы банк отказал в рассмотрении проекта и занес его в черный список. Ничто так не воспитывает клиента как внутренняя дисциплина и необходимость отвечать за свои слова.

– Какова доля проблемных кредитов в портфеле банка?

– На сегодняшний день таких кредитов нет. Были потенциально проблемные заемщики, но в результате реструктуризации этих займов, проведенной в августе-сентябре 2015 года, мы увеличили их кредитоспособность и финансовую устойчивость.

В феврале мы провели стресс-тестирование всего портфеля банка по ряду сценариев. Результаты показали, что у нас есть не проблемные кредиты, а проекты, чувствительные к колебаниям валютного курса. Условно портфель банка можно поделить на три группы. Первая – наименее чувствительные и очень мощные, с точки зрения залогов проекты, которые никак не подвержены валютным рискам. Это 41% кредитного портфеля или 20 проектов.

Вторая группа – чувствительные к валютным колебаниям проекты, но с мощным залоговым обеспечением. Это 43% портфеля или порядка 10 проектов.

Третья группа – порядка восьми проектов или чуть более 15% портфеля, подверженных валютным колебаниям.

Как только мы определили, что есть третья группа, в рамках банка и новой модели кредитной деятельности мы провели переговоры с заемщиками, разработали план мероприятий по снижению чувствительности наших заемщиков к валютным колебаниям, и на сегодняшний день находимся в процессе его.

– Какие проекты наиболее чувствительны к валютным колебаниям?

– Я не могу их назвать, пока эта информация конфиденциальна. Могу сказать, что для каждого заемщика мы рассматриваем возможность рефинансирования валютных займов в тенге. По ряду заемщиков мы будем это делать. Также мы будем составлять индивидуальные графики погашения для каждого клиента. По тем заемщикам, которые еще не запустились, мы продлеваем льготные периоды, чтобы они не отвлекали денежные средства на обслуживание наших займов, а вкладывали их в скорейший запуск проектов.

– Не могли бы вы коротко оценить результаты работы банка за последние два года?

– С 2013 года в разы увеличился кредитный портфель банка, улучшилась динамика по одобрению и заключению кредитных сделок. Если в 2013 году банк заключил сделки по трем проектам на 89 млрд тенге, в 2014 году уже было 8 проектов на 207 млрд тенге, а в 2015 году – 18 проектов на 247 млрд тенге. Динамика налицо. Кроме того, с 2013 года кредитный портфель банка увеличился с 378 млрд тенге до 1,5 трлн.

Повысилась роль банка в долгосрочном финансировании проектов в несырьевых отраслях экономики – портфель БРК здесь к общему портфелю коммерческих банков составил в 2015 году 66% против 61% в 2014 году 24% в 2013 году.

При этом доля кредитного портфеля к активам банка с 2013 года возросла с 37% до 68%. В кредитном портфеле БРК в два раза увеличилась доля займов в тенге – с 21% до 42%. Объем тенговых займов за два года вырос в восемь раз – с 78 млрд тенге до 625,3 млрд тенге.

Гульназ НУРАЙХАН
Возврат к списку новостей

Рекламодателю