Эльдар Сарсенов: Нурбанк меняется сразу в трех направлениях

05.02.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

Одни казахстанские банки в кризис усиливают работу по взысканию задолженностей, максимально включая всевозможные штрафы, другие, наоборот, пытаются удержать хорошего клиента, временно попавшего в сложную ситуацию, предлагая удобные обеим сторонам варианты решения проблемы.

К последним относится Нурбанк, который гордится долговременными отношениями со своими клиентами: со многими из них взаимовыгодное сотрудничество продолжается более 20 лет.

О том, как банк строит свою стратегию развития в сложные времена, Forbes.kz рассказывает председатель правления АО «Нурбанк» Эльдар Сарсенов.

F: Эльдар Рашитович, 30 ноября 2015 совет директоров Нурбанка утвердил вас в должности председателя правления. Вы на банковском рынке Казахстана человек не новый, три года были управляющим директором Нурбанка. Расскажите о том, как пришли в банковскую сферу.

- Долгое время я трудился в США, там же получил образование. В общей сложности я работал и учился в Штатах 7 лет, получил степень бакалавра в Suffolk University (Бостон) в менеджменте и маркетинге, и MBA в Northeastern University (Бостон) по программе «корпоративные финансы». До Америки я работал в Казахстане заместителем директора по продажам и маркетингу в ТОО АЗС «Helios», начав с должности обычного стажера.

Для того чтобы закончить учебную программу, мне нужно было пройти практику в течение полугода в крупной компании. Меня пригласили заниматься продажами швейцарских часов TAG Heuer (входит в транснациональную корпорацию, которая производит предметы роскоши LVMH Moët Hennessy — Louis Vuitton. – F) на американском и канадском рынках через партнерские программы. Всего мы работали примерно с 600 партнерами на всей территории США и Канады (около 300 магазинов), наша штаб-квартира находилась в Нью-Джерси. Помню, мне удалось увеличить объем продаж на 40%, и мне предложили продление контракта еще на полгода. После окончания контракта в 2012 я принял решение вернуться в Казахстан.

F: Почему покинули США, ведь у вас был такой яркий старт сразу после окончания обучения?

- Боюсь показаться тривиальным, но сильно тянуло на родину. Я люблю Казахстан, люблю своих родителей, я алмаатинец до мозга костей. Если сравнивать жизнь в США и в Казахстане, то это как работа в «голубой фишке» и стратапе. Работая в американской компании, ты прекрасно представляешь свою жизнь на 15 лет вперед, но это же скучно. Жизнь и работа в Казахстане – это постоянный драйв: все меняется, необходимо принимать нестандартные решения, постоянно быть в движении.

F: Куда устроились после возвращения из Штатов?

- Управляющим директором в Нурбанк. Я курировал интернет-банкинг, карточный бизнес, маркетинг, персонал, рекламу, а также качество обслуживания.

F: Нурбанк за три года изменился. Как вы считаете, каковы сегодня главные конкурентные преимущества банка на казахстанском рынке?

- Наша сильная сторона – это конкурентные ставки в рознице. Кроме того, я считаю, самое ценное – это лояльное отношение к клиентам.

F: Сегодня лояльностью может похвастать чуть ли не каждый банк - времена такие... Закрываете глаза на просрочку?

- Нет, не закрываем. У каждого могут возникнуть проблемы, в том числе и проблема погашения займа. У нас есть специальные кредитные комитеты в головном банке, которые рассматривают такие ситуации индивидуально. Мы редко включаем полный набор разрешенных штрафов и пеней, всегда идем на встречу: предлагаем сделать каникулы, отсрочку вознаграждения и многое другое. Если клиент идет нам навстречу, мы всячески стараемся упростить правила.

F: Чем Нурбанк порадует в Новом году, над чем сейчас работаете?

- В 2016 мы серьезно займёмся розницей: доработкой карточных продуктов, улучшением нашего дистанционного обслуживания, увеличением терминальной сети – уже закуплено и установлено 200 терминалов самообслуживания. Это направление нашей работы позволит упрочить позиции банка и удовлетворить потребности клиентов.

F: Как вы считаете, этого достаточно, чтобы без потерь пережить кризис?

- Мы не можем предотвратить внешние воздействия, но в наших силах максимально подготовиться к ним. Если банк и клиент подготовятся, то кризисные воздействия будут минимальными.

Хочу привести пример. В 2013-14 я возглавлял кредитный комитет Нурбанка, который занимался розницей и МСБ. Я заметил, что после февральской девальвации у нас серьезно изменилась «тональность» заявок на кредиты. Раньше это были в основном заявки на покупку автомобилей, на проведение каких-то праздников, потребительские заявки без указания цели. С начала 2014 клиенты стали брать целевые займы на образование, покупку земельного участка, ремонт квартиры, то есть население начало кредитоваться, поставив перед собой какую-то цель. Меня это радует: появляется финансовая грамотность у населения, в отличие от, например 1990-ых или начала 2000-х.

В итоге мы приходим к синергии: ответственный банк и ответственный заемщик вместе лучше переживут кризисные годы.

F: Сегодня многие банки говорят о сокращении расходов. Вы в их числе?

- Разумеется, мы ужимаемся, пересматриваем внутренние процессы. Несмотря на это, мы не должны допустить снижения заработной платы наших сотрудников в 2016. Мы режем расходы там, где этот процесс проходит максимально безболезненно: сокращаем какие-то неэффективные обучающие программы, курсы, другие устаревшие или отжившие свой век программы.

F: Считается, что в кризис нужно не только ужиматься, но и серьезно вкладываться, например, в развитие IT-направления банков. Кстати, об этом сегодня много говорят, в том числе, и ваши прямые конкуренты.

- Модернизация программного обеспечения, IT-инфраструктуры, «железа» - это наше стратегическое направление. К примеру, мы внедряем новое решение, которое серьезно модернизирует наш шлюз получения заявок на розничное кредитование, увеличит парк банкоматов, и оптимизирует некоторые бэк-офисные вещи. Не буду говорить о деталях – проект в стадии реализации – в ближайшем будущем мы объявим об этом.

F: Некоторые казахстанские банкиры скептически оценивают свои шансы получить даже небольшую прибыль в 2016, но, тем не менее, говорят о том, что будут инвестировать в развитие бизнеса. Вы видите прибыль на горизонте этого года?

- Конечно же, мы будем стремиться получить прибыль, но честно говоря, сомневаюсь, что цифры будут выдающимися. И, повторюсь, мы будем инвестировать: в оптимизацию процессов, IT-решения и улучшение качества обслуживания наших клиентов. Уже сейчас Нурбанк меняется сразу в трех направлениях.

F: Рассчитываете ли вы на помощь государства в 2016?

- Мы и так хорошо работаем по государственным программам. К примеру, в рамках программ поддержки и развития предпринимательства в 2014-2015 из Нацфонда РК нам было выделено 18 млрд тенге, для последующего кредитования малого и среднего бизнеса - 10 млрд тенге и на финансирование субъектов крупного бизнеса - 8 млрд тенге. Уже сегодня государственные средства в части МСБ освоены на 98%, буквально в ближайшее время средства будут полностью освоены; в части крупного бизнеса освоение продолжается. Кроме этого, в настоящее время мы ведем переговоры с Азиатским Банком Развития по участию в программе развития микро, малого и среднего предпринимательства. Что касается розницы, в 2015 АО «Фонд проблемных кредитов» выделил Нурбанку 1,6 млрд тенге на рефинансирование ипотечных займов. Данные средства мы также осваиваем успешно. В настоящее время, порядка 200 ипотечных займов рефинансированы по госпрограмме, которая позволяет снизить процентную ставку до 3% годовых, а также перевести в тенге заем, полученный в иностранной валюте.

Если честно, за годы жизни в Америке я не видел такой полномасштабной помощи со стороны государства всей банковской системе. Да, помогали отдельным банкам, чтобы не обрушить всю систему. Есть помощь фермерам, да и всей сельхозке, но это уже традиционно. Поэтому я уверен, что результатом этой помощи, всех этих вливаний станет восстановление мощи казахстанской банковской системы.

Александр Воротилов
Возврат к списку новостей

Рекламодателю