Это бремя будущих поколений – экономист о выплате кредитов, занимаемых правительством

18.11.2022

Источник: Atameken Business

"Мы заранее перекладываем ту ответственность, с которой сегодня не справились, на наших детей и внуков", – заявил экономист Ануар Нуртазин в программе "Время говорить".

Автор программы Данил Москаленко вернулся к проблеме растущего госдолга и его обслуживания после заявления сенатора Едила Мамытбекова, который считает, что "контроль за долгом правительства утерян". По данным парламентария, за пять лет расходы на обслуживание госдолга вырастут в три раза, долг правительства уже достиг 20 трлн тенге, в 2023 году эта сумма возрастет еще на 3,2 трлн тенге.

Ануар Нуртазин – экономист:

"Заявление сенатора прямо вызывает открытый дискурс. Так как у нас по бюджету дефицит складывается на уровне 4,5 %, а это очень большой процент, а также с учетом того, что мы за обслуживание госдолга платим чуть более триллиона тенге ежегодно, соответственно, вопрос этот становится как никогда важным. Тем более если госдолг более-менее как-то контролируется, долг квазигоссектора скрыт за семью печатями. Поэтому у нас возникают риски, риски как по экономической целесообразности, так и по экономической безопасности в обслуживании данного долга".

Андрей Чеботарев – финансовый аналитик:

"У нас дефицит бюджета, который не решится в ближайшие годы. То есть даже на горизонте трех-пяти лет у нас нет планов сделать профицитный бюджет, это значит, что мы будем занимать дальше, так как Нацфонд стал менее доступным благодаря действиям президента. Госдолг у нас на приемлемом уровне, у нас нет таких проблем, как в США, Японии, где 300% от ВВП госдолг. Но самая большая проблема, грубо говоря, что у нас нет долгосрочных планов сделать профицитный бюджет. Мы этот госдолг берем не на какие-то классные инфраструктурные проекты, мы его берем просто, чтобы съесть".

Накануне аналитический центр Ассоциации финансистов Казахстана представил обзор консолидированного бюджета Казахстана за 9 месяцев текущего года, где акцентировал внимание на взрывном росте налогов: за 9 месяцев было собрано на 6,4 трлн тенге сверх плана. Эксперты считают, что позитивно на ситуацию с госдолгом это не повлияет.

Ануар Нуртазин – экономист:

"В прошлом году у нас было собрано около 10 трлн тенге, соответственно, то, что мы в этом году собрали больше, не значит, что эти деньги будут эффективно израсходованы, так как у нас вообще в целом большая проблема по бюджетной политике и эффективности тех программ, что используют бюджетные деньги. И здесь важно учитывать, что у нас фактически отсутствуют бюджетные правила регулирования социальных проектов, социальных программ... Ранее господин Чеботарев сравнивал госдолг США и Японии, я здесь крайне не соглашусь, потому что мы не Япония и не США. У нас не такая сложная экономика, отсутствует полностью рынок капитала".

Андрей Чеботарев – финансовый аналитик:

"Мы уже спасаем банки. Это "Сбер", который теперь называется "Береке", который мы выкупили и теперь его продолжаем спасать, видимо. Насчет бюджетных правил я абсолютно согласен с коллегой, моя ремарка про госдолг – понятно, что нас сравнивать нельзя, я имел в виду, что у нас пока нет такой критичной ситуации. Но, по моим оценкам, она будет, если мы ничего не изменим, то через два-три года она станет критичной. Бюджетные правила нам нужны не только по социальным проектам, но нам нужны бюджетные правила и по нефти. Мы сами себя обманываем, мы "съедаем" нефть, беря из Нацфонда то, что туда кладут, мы еще съедаем и экспортную, таможенную пошлину. Это тот налог, который приходится в бюджет напрямую от продажи нефти. Это более рискованно, чем наш госдолг".

В своем обращении сенатор Едил Мамытбеков также высказал озабоченность долгом квазигоссектора, информация по которому закрыта. Вице-премьер, министр финансов Ерулан Жамаубаев сообщил, что займы квазигоссектора росли до 2018 года, но теперь компании должны доказывать перед правительством экономическую целесообразность каждого займа.

Ануар Нуртазин – экономист:

"Вы знаете, дополнительные долги – это, по сути, идет вытеснение частных инвестиций. Здесь нужно понимать, что любой долг красен платежом, соответственно, это фактическое бремя будущих поколений. То есть мы заранее перекладываем ту ответственность, с которой мы не справились на сегодняшнем уровне, на наших детей и внуков. Разумеется, это не может не тревожить".

Данил Москаленко:

– Давайте запретим правительству брать в долг.

Ануар Нуртазин – экономист:

"Это, наверное сложный вопрос. Потому что, как комментаторы высказываются и аналитики, брать в долг можно, если эти долги разумны, если займы идут по целевым назначениям и в дальнейшнем будет создаваться добавленная экономическая стоимость. То есть если мы сможем, эффективно управляя денежным потоком, создавать какой-то продукт или надбавку к стоимости".

Андрей Чеботарев – финансовый аналитик:

"Если мы готовы есть меньше, то мы можем запретить правительству брать в долг. Вопрос же в том, что мы зарабатываем меньше, чем мы съедаем".

Данил Москаленко:

– Я же привел свежие данные, больше мы заработали. Взрывной рост по налогам.

Андрей Чеботарев – финансовый аналитик:

"Этого не хватит. А теперь сравните эти данные с тем, что мы тратим".
Возврат к списку новостей

Рекламодателю