Евразийский банк сокращает расходы

05.06.2015

Источник: LS

Дефицит тенговой ликвидности в Евразийском банке сохраняется, но он не столь катастрофический, как наблюдался в конце 2014 года. Об этом заявил председатель правления банка Майкл Эгглтон во время встречи с журналистами в Алматы в пятницу, передает LS.

В целом ситуация с фондированием финансовых институтов, как отметил банкир, сейчас крайне волатильна.

«Говоря про волатильность, я в первую очередь, смотрю на ситуацию, которую мы наблюдали в декабре 2014 года — январе 2015 года. Тогда она была просто ужасающей. Сейчас есть конечно хорошие дни и недели в плане фондирования. Но также присутствуют и плохие. На данный момент, ситуацию можно назвать более стабильной, чем мы наблюдали в конце прошлого года. Нам крайне взвешенно приходится подходить к вопросам кредитования, чтобы не стать заложником не очень хорошей ситуации. По вопросам ликвидности практически ежедневно у нас проходят заседания в Нацбанке и мы обсуждаем план на каждый день, то есть какие объемы мы направим на кредитование», — пояснил он.

Во время встречи М.Эгглтон уточнил, что в условиях высоких ставок фондирования банк внимательно рассчитывает все свои расходы.

«Нужно понимать, что мне конечно интересно как банкиру участвовать в максимальном количестве проектов, но мне важно зарабатывать. Если посмотреть на кредитование МСБ и корпоративного сектора, при этом не брать в расчет программу ДАМУ, и заимствовать при этом деньги в Нацбанке под 14%-15%, я могу клиентам предложить займы под 20%. Но я понимаю, что никто этого не потянет и банк вряд ли заработает», — заметил он.

По его данным, в настоящее время ведутся много разговоров о том, что банки не хотят кредитовать бизнес.

«Много говорят о том, что банки не дают предприятиям деньги, банки – это всемирное зло, на которое надо повесить ответственность за абсолютно все происходящее на рынке. Поймите, у банка есть свои расходы, у банка есть свои сотрудники, которых необходимо содержать. И банк в первую очередь должен зарабатывать и приносить прибыль. Представьте, как нелогично думать, что банки сидят на денежных мешках и просто не хотят никому выдавать кредиты. Банку при этом зачем просто отдавать эти деньги, начислять процентные расходы для себя», — отметил М.Эгглтон.

Банкир уточнил, заработный фонд банка составляет $100 млн в год. По мнению банкира, это второй по значимости объем основных расходов банка. Кроме этого, самые значительные расходы банка составляют именно процентные расходы, то есть те средства, занимаемые у Нацбанка за счет депозитов и облигаций.

«При сокращении расходов на 1% для нашего банка означает разница в $40 млн в год. Процентный расход рассчитывается из разницы между фондированием и тем процентом, который мы сами выдаем», — добавил он.

Говоря о стратегии банка на ближайшие годы, М.Эгглтон отметил, что фининститут переходит на режим сокращения расходов.

«Примерно в пяти регионах Казахстана у нас было больше филиалов, чем банку необходимо было, чтобы поддерживать и развивать бизнес. Например, на востоке страны у нас были филиалы в Павлодаре, Аксу и Экибастузе. Поэтому филиалы в городах Экибастуз и Аксу были централизованы в единый филиал, который располагается в Павлодаре. На севере страны мы объединили Семипалатинск и Усть-Каменогорск. Также объединили Рудный и Костанай. Центральный офис для этого региона находится в Костанае. Еще также есть два региона, где мы также рассматривали вероятность объединения – это Кокшетау и Астана, и Алматы, и Талдыкорган. Но учитывая расстояние между городами, мы пришли к заключению, что это не наилучшее в данном случае решение. На самом деле банку вполне достаточно иметь один филиал на каждый регион Казахстана», — прокомментировал ситуацию председатель правления банка.

По его прогнозам, в результате этой консолидации можно будет увидеть определенное сокращение расходов, но не сказать, что очень значительное. При этом будет наблюдаться определенная экономия.

Глава Евразийского банка также затронул тему качества портфеля. По его наблюдениям, вырос срок отсрочки платежей.

«Напомним, просрочка по кредитам проходит три временных этапа. Первый – 30 дней. Затем 60 дней и уже после свыше 90 дней. Банк смотрит, пропустил ли клиент первый платеж и если да, то насколько дней и через какое время он вернулся в систему. Где-то 93-95% клиентов, которые задержали платеж хотя бы на один день, к концу 120 дневного периода возвращаются в график. До наступления сложных времен, людям требовалось в среднем 11-15 дней, чтобы рассчитаться с банком. Сейчас ситуация сместилась в 15-20 дней», — пояснил М.Эгглтон.

М.Эгглтон считает, что ужесточения треборваний Национального банка к обменным пунтам целесообразно.

«Понятно, на что направлены мотивы регулятора в этой ситуации. В рамках прошлой девальвации мы наблюдали, как население испытало большой стресс от действий обменных пунктов. Они устанавливали жуткие курсы. Я думаю, что крайне важно, чтобы регулятор имел возможности для правильного регулирования этой ситуации. Я думаю, что Нацбанку было бы более спокойнее и надежнее, если бы этот вид операций происходил только через банки», — поделился своим мнением он.

После объявления главы государства Нурсултана Назарбаева о создании Международного финансового центра в Астане (AIFC) головной офис Евразийского банка пока не планирует переезжать в столицу Казахстана, уточнил М.Эгглтон.

«Около 2 тыс. сотрудников нашего банка работают в Алматы, планируется увеличить количества сотрудников в Астане. Тем не менее головной офис банка останется в Алматы, хотя кто-то из моих заместителей будет базироваться в Астане. В Астане также будет расположен мой офис, так как я больше времени буду проводить в столице, учитывая развитие бизнеса в этом городе. К тому же нужно учитывать, что наибольшая часть филиалов и отделений Евразийского банка находится в Алматы. Передислокация головного офиса в столицу достаточно накладна, ведь нужно рассматривать и тот факт, что при переезде сотрудников головного офиса переедут и их семьи. В других странах действует модель, при которой финансовые центры могут находиться не в столицах. Например, Вашингтон и Нью-Йорк. Сейчас 400 сотрудников нашего банка находятся в Астане», — резюмировал банкир.

Ирина ЯРУНИНА
Возврат к списку новостей

Рекламодателю