Эксперты не ждут подорожания Brent на $20-30 в этом году

11.03.2016

Источник: Капитал.kz

Цены «поймали» краткосрочный оптимистичный настрой.

История с «заморозкой» добычи нефти на январском уровне получила продолжение. Зарубежные СМИ со ссылкой на разные источники сообщают: в марте члены ОПЕК и игроки, не входящие в картель, могут провести встречу, на которой, возможно, придут к окончательной договоренности о сохранении уровня производства. И если это произойдет, то цена на нефть может подняться на 20-30 долларов – такого мнения придерживается представитель Кувейта в организации нефтеэкспортеров Мухаммед аш-Шатти. Однако аналитики, прокомментировавшие центру деловой информации Kapital.kz вероятность столь мощного роста котировок, занимают иную позицию: этому не бывать даже до конца года, не говоря уже о «скачке в тренд» непосредственно после встречи. Более того, не все из экспертов верят в то, что встреча в принципе состоится: рынок слышал подобные «байки» не раз.

Темная нефтяная лошадка

Интересно, что в качестве возможного места проведения переговоров называется Россия. В частности, министр нефти Нигерии Эммануэль Качикву говорил: «Мы видим, что цены на нефть восстанавливаются очень медленно. Но если встреча производителей ОПЕК и стран, не входящих в ОПЕК, которую мы планируем провести в России ориентировочно 20 марта, состоится, мы должны увидеть существенное движение котировок». Министр энергетики РФ Александр Новак в интервью телеканалу «Россия 24» обозначил более широкие временные и пространственные границы: в промежутке между 20 марта и 1 апреля в России, Катаре или Австрии. При этом он выразил надежду на то, что к переговорам присоединятся Казахстан, Россия и Азербайджан.

«20 марта – дата приблизительная и неточная, но вероятность того, что встреча состоится в конце этого месяца, очень высока. По крайне мере, некоторые страны подтвердили готовность обсуждать сложившуюся ситуацию и искать решения. Помешать встрече может лишь разобщенность и нежелание договариваться со стороны крупнейших игроков, но пока таких предпосылок не наблюдается», – говорит Анна Кокорева, заместитель директора аналитического департамента «Альпари».

Другой собеседник – директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин – уверен: встреча обязательно состоится. Страны, полагает он, уже договорились о ее проведении. И, безусловно, с участием Ирана.

Вопрос участия «размороженной» после санкций Исламской Республики – один из самых волнующих: рынок, и без того насыщенный, уже давно пугают дополнительными миллионами баррелей иранской нефти. «Основной вопрос – как «упаковать» плановый рост производства нефти в Иране в общую корзину с фиксацией добычи во всех странах. Возможно, Ирану предложат увязать рост добычи с ценовой ситуацией на рынке или ограничить рост какой-то величиной и временным периодом», – полагает Сергей Пикин.

В том, что Иран примет участие во встрече, не сомневается Анна Кокорева. «Иран пока остается «темной лошадкой», но, уверена спикер, в итоге страна будет участвовать во встрече – хотя бы для того, чтобы понять и оценить действия и намерения других стран.

Чего ждать – того не миновать

«Возможность достижения любых договоренностей между Саудовской Аравией и Россией, на мой взгляд, следует рассматривать только с учетом политических аспектов противостояния этих стран, а это широкий круг вопросов, причем сирийская тема – только видимая часть», – комментирует независимый аналитик в нефтегазовой сфере Олжас Байдильдинов.

По его словам, важно понимать, что никто из ведущих производителей не хочет снижать добычу. «Позиция проста: пусть с рынка уйдут те, кто не может добывать при текущих ценах. В конце концов, вся эта игра на понижение была затеяна не с целью «сесть и договориться» о снижении объемов», – поясняет эксперт.

Главный вопрос, который будет обсуждаться на этой встрече, – «заморозка» добычи на январских уровнях или ее сокращение. «Результат дискуссии может быть разным, – предполагает Анна Кокорева. – В лучшем случае большинство стран договорятся о «заморозке», но все равно останутся единичные экспортеры, которые выступят против. Но даже такой итог будет позитивен для рынка. В худшем случае переговоры закончатся ничем, и противоречия лишь усилятся».

Олжас Байдильдинов считает, что ждать от этой встречи чего-либо позитивного не стоит: подобными «встречами» и утечками рынок «кормят» уже больше года, но никаких изменений в плане поставок нефти не происходит. К примеру, тот же Иран: государство выразило свою позицию – вернуться к досанкционным объемам добычи и экспорта, а это плюс 1-1,2 млн барр./сут. в течение ближайших 1-2 лет (и оно идет к этой цели: на днях стало известно, что первый танкер, отправленный после снятия ограничений, прибыл в Европу с 1 млн баррелей, – ред.).

Так что, предполагает спикер, после 20 марта появится какая-нибудь новая дата, скажем, 23 апреля, а потом – 17 мая и так далее.

По мнению аналитика, главный сигнал, на который стоит обращать внимание, – нефти все еще слишком много на рынке. Недавно сообщалось о том, что в морских терминалах Роттердама ожидают разгрузку 50 крупных нефтеналивных танкеров – рекордное количество (обычно очередь составляет половину от этой цифры). Подобная ситуация наблюдается во многих странах и углеводородных хабах.

Весенняя эйфория трейдеров

Представитель Кувейта в ОПЕК говорил о том, что в противовес оптимистичному варианту развития событий (плюс 20-30 долларов к цене барреля) могут реализоваться и другие сценарии. Стоимость нефти может сохраниться на текущем уровне до тех пор, пока добытчики-экспортеры не сделают следующий шаг. Либо котировки уйдут вниз, если встреча не состоится. Сам спикер с оптимизмом смотрит на ситуацию, аргументируя тем, что «у крупных стран-экспортеров серьезные намерения, что доказывает встреча в Дохе 16 февраля (когда была озвучена идея с «заморозкой», – ред.)».

Сам факт проведения переговоров и реальные договоренности, по мнению Сергея Пикина, способны зафиксировать котировки в ближайшее время выше 40 долларов за баррель (ближе к 42-46 долларам). «Перспектива повышения до 50-60 долларов за баррель зависит в первую очередь от скорости падения добычи в США. Но, исходя из текущей себестоимости добычи сланцевой нефти и скорости ввода месторождений, можно говорить о том, что рост цены ближе к 50 долларам станет сигналом к росту количества буровых и возобновлению роста добычи. А дальше – что быстрее: либо спрос вырастет, либо предложение стабилизируется», – поясняет аналитик.

В целом, по его словам, роста на 20-30 долларов в этом году ждать не стоит. Диапазон 40-50 долларов как среднегодовая цена выглядит наиболее привлекательным для всех игроков рынка. «Если встреча не состоится, то на 40 долларах мы не удержимся и снова уйдем глубоко в зону 30 долларов за баррель. Хотя и значительно ниже 30 долларов не должны идти, так как это тот уровень, который плох всем участникам рынка – и ОПЕК, и сланцевым добытчикам, и другим игрокам», – комментирует Сергей Пикин.

В настоящее время, подводит итог спикер, трейдеры живут на ожиданиях встречи, рынок находится в ожидании весеннего обострения.

Стоит также отметить, что в марте ожидается еще одно событие, способное оказать влияние на нефтяные котировки, – заседание Федеральной резервной системы. «Если центробанк США отложит на осень решение по увеличению ставки, это также будет стимулом к росту стоимости нефти», – говорит аналитик.

Эффект 80 долларов за баррель

На этой неделе Brent впервые с начала года превысил отметку 41 доллар за баррель, минимальная цена с 7 по 9 марта составила 38,87 доллара.

«Цены сейчас находятся в кратковременном оптимистичном настрое. Фундаментально ничего не изменилось», – комментирует Олжас Байдильдинов. По его словам, если смотреть на реальные цифры коммерческих запасов нефти и нефтепродуктов в США, то можно увидеть: они почти в два раза выше, чем год назад, но рынки предпочитают отыграть небольшое снижение добычи в Штатах.

Кроме того, необычно теплая зима повлияла на низкий спрос на углеводороды. «В целом рынки просто находятся под воздействием весенней эйфории. Всем хочется, чтобы цены выросли, но пока радоваться рано. К концу года действительно все ожидают роста цен до уровня 50 долларов за баррель, что выглядит вполне обоснованным значением», – делится мнением Олжас Байдильдинов.

Многие в Казахстане, продолжает аналитик, с оптимизмом смотрят на небольшое восстановление цен, аргументируя тем, что, скажем, 36-37 долларов за баррель все же лучше, чем 26-27. Но не стоит забывать, что республика снизила добычу нефти: по итогам 2013 года было получено 81,8 млн тонн, в 2014 году – 80,8 млн тонн, в 2015-м – 79,5 млн тонн. «Официальный прогноз правительства на 2016 год – 74 млн тонн, а это меньше уровня добычи 2009 года (!) То есть мы с пикового уровня почти в 82 млн реальной добычи снизили объем до прогнозных 74 млн тонн – на 8 млн тонн, что эквивалентно 58 млн баррелей. Можно сказать, что упущенная экспортная выручка при ценах 2013 года (больше 100 долларов за баррель) составляет не меньше 5,8 млрд долларов», – приводит данные аналитик.

По его словам, для возврата Казахстана на прежнюю траекторию экономического роста текущее увеличение цен не играет особой роли. Необходимая для этого стоимость черного золота, по мнению Олжаса Байдильдинова, должна составлять около 80 долларов за баррель.

Елена Тумашова
Возврат к списку новостей

Рекламодателю