Главная загадка Уолл-стрит: как трейдер, прозванный ходячим фактором риска, заработал $10 млрд втайне от всех

07.04.2021

Источник: Forbes

Трейдера Билла Хвана обвиняли в инсайдерской торговле, ему запрещали торговать на гонконгском рынке, а Reuters прозвал его ходячим фактором риска. Теперь Credit Suisse и другим крупным банкам грозят миллиардные убытки из-за его фонда. Как Хвану удалось скопить состояние в $10 млрд, а Forbes даже не догадывался, что он стал одним из богатейших людей на Уолл-стрит?

В 2013 году Билл Хван был полон решимости восстановить свою некогда многообещающую карьеру в хедж-фондах. Во время кризиса он потерял деньги, а признание его фирмы виновной в инсайдерской торговле в США окончательно выбило его из игры. Хван закрыл свой хедж-фонд Tiger Asia, который торговал акциями азиатских медиа- и интернет-компаний, и потерял всех клиентов.

В возрасте 48 лет финансист решил начать новое дело — Archegos Capital Management, семейный офис на Манхэттене. После уплаты штрафов на $60 млн в рамках урегулирования претензий у него оставалось около $500 млн, и он пытался понять, что делать дальше. Хвану запретили торговать на его любимом рынке — в Гонконге, а другие азиатские рынки, на которых он специализировался, Япония и Корея, были менее перспективными.

Поэтому Хван переключился на фондовый рынок США. После многих лет работы в Азии он начал изучать интернет-компании и медиахолдинги из Кремниевой долины. Его внимание привлекла одна компания — сервис проката DVD-дисков по почте, пытающийся сменить бизнес-модель и осуществить сложный переход к стримингу. Хван сделал крупную ставку на Netflix, вложив весомую часть своего состояния в компанию примерно в то же время, когда одним из крупнейших ее акционеров стал легендарный инвестор Карл Айкан. Но Айкан продал свою долю в Netflix два года спустя, а Хван держал ее много лет.

Одна из главных загадок последних дней для финансовых рынков заключается в том, как Сун Кук Хван, более известный как Билл Хван, сумел стать одним из крупнейших трейдеров на Уолл-стрит после закрытия своего хедж-фонда в 2012 году? Как вышло, что проблемы Archegos Capital, которому не хватило средств для поддержания маржинальных требований, отразились на финансовых рынках и, по оценкам аналитиков JPMorgan, могут стоить инвестиционным банкам, среди которых Credit Suisse и Nomura, от $5 млрд до $10 млрд?

Брокерские подразделения крупнейших инвестбанков, в том числе Goldman Sachs и Morgan Stanley, помогли Хвану инвестировать в акции огромные суммы, доходившие до $50 млрд, через деривативы, а именно свопы на полный доход. В конце марта по сделкам Archegos сработали маржин-коллы, и брокеры начали принудительно закрывать позиции семейного офиса.

Но как Хвану удалось скопить состояние в $10 млрд, которое он использовал как обеспечение для своих свопов на полный доход? Ответ состоит в том, что в течение нескольких лет после закрытия своего хедж-фонда Хван очень успешно инвестировал. По словам источника Forbes, осведомленного о деятельности Archegos, Хван резко увеличил свое личное состояние, вложившись в несколько быстрорастущих американских интернет-компаний вроде Netflix, LinkedIn и Amazon. Его сделки принесли внушительную доходность: например, акции Netflix с 2013 года выросли в десять раз, и если бы Айкан, заработавший на компании $2 млрд, сохранил свою долю, сегодня она стоила бы около $20 млрд. Из акций американских интернет-компаний, к которым позднее добавились и китайские компании, Хван собрал достаточно слабо диверсифицированный концентрированный портфель, захеджировав риски по своим вложениям. Резкая стоимость его активов сделала Archegos привлекательным клиентом для банков.

«Билл не боится брать в долг. Он внимательно изучает компании, в которые инвестирует, и всегда страхует риски. Обычно он вкладывается в хорошие компании, — говорит источник Forbes, знакомый с инвестиционной деятельностью Хвана. — Это действительно один из лучших инвесторов в мире».

Как бывший «тигренок» разбогател незаметно для всех

Больше десяти лет назад, когда у хедж-фонда Tiger Asia выдался особенно удачный год, легендарный трейдер Джулиан Робертсон решил устроить у себя дома вечеринку в честь Хвана. Робертсон создал один из первых хедж-фондов в мире Tiger Management и финансово поддержал многих своих бывших трейдеров, так называемых тигрят, когда те создавали собственные хедж-фонды. Одним из этих «тигрят» был Билл Хван, запустивший Tiger Asia Management. На пике успеха его хедж-фонд управлял активами на $8 млрд, и Хван заработал немало денег для Робертсона, который был крупным инвестором фирмы. Эта вечеринка для Робертсона была своего рода способом сказать спасибо. Поскольку Хван — убежденный христианин, на вечеринку позвали даже священника, который выступил перед гостями, попивавшими белое вино, с речью религиозного содержания.

Религиозные убеждения Хвана нашли отражение в деятельности некоммерческого фонда Grace and Mercy Foundation, которую он основал в 2006 году. Эта организация занимается выдачей грантов: как следует из ее налоговой отчетности, она пожертвовала $79 млн теологическим семинариям, христианским гуманитарным благотворительным организациям и другим религиозным учреждениям. Grace and Mercy Foundation делит офис со штаб-квартирой Archegos на Манхэттене.

Налоговая отчетность Grace and Mercy Foundation приоткрывает завесу тайны над тем, чем Билл Хван занимался в своем семейном офисе. В 2016 и 2017 годах Хван передал фонду акции Netflix на $210 млн, а с 2015 по 2018 год — акции Amazon на $236 млн, следует из налоговых документов. Кроме того, он пожертвовал акции Expedia и Facebook на $48 млн. Как видно из отчетности фонда, часть акций Amazon, которые отдал Хван, были приобретены им в начале 2011 года, когда они стоили $186. Благотворительный фонд продал эти акции по цене примерно $1478 в декабре 2018 года, на следующий день после получения. Из налоговой отчетности следует, что фонд регулярно продавал пожертвованные Хваном бумаги через несколько дней после получения.

Тот факт, что в период с 2015 по 2018 год Хван имел возможность пожертвовать своему фонду акции американских компаний на $500 млн, позволяет сделать определенные выводы о его состоянии. Кроме того, у инвестора были веские налоговые причины пожертвовать эти акции. Если бы Хван продал их на рынке, ему пришлось бы платить с прибыли налог. По словам налогового эксперта Роберта Уилленса, человек, который жертвует акции частному фонду, получает налоговый вычет на сумму справедливой рыночной стоимости пожертвованных акций, который может достигать 20% от облагаемого налогом дохода, и не обязан декларировать как прирост капитала разницу между справедливой рыночной стоимостью и скорректированной базой. Налоговый вычет может аккумулироваться в течение пяти лет.

Однако налоговая отчетность Grace and Mercy Foundation вызывает столько же вопросов, сколько дает ответов. Недавние маржинальные требования банков с Уолл-стрит связаны с тем, что Хван использовал свопы на полный доход — это контракты, которые дают возможность заработать на потенциальном росте акций, но не право собственности на них (подробнее о том, как устроены такие инструменты, читайте в этом материале. — Forbes.ru). Свопы привлекательны для трейдеров вроде Хвана, потому что они позволяют наращивать позиции без необходимости тратить слишком много денег, которые потребовались бы на покупку активов. Хван принял на себя риск любых убытков и увеличил свой портфель за счет заемного капитала.

Еще одно последствие использования свопов заключалось в том, что Хван собрал слабо диверсифицированный портфель таким образом, что никто не знал, что он делает. Институциональные инвесторы, в том числе семейные офисы, должны каждый квартал отчитываться по форме 13F о принадлежащих им американских активах, если их общая стоимость превышает $100 млн. Но никаких свидетельств того, что Archegos сдал хоть одну форму 13F в Комиссию по ценным бумагам и биржам, нет. Это отчасти объясняет, как Хвану удалось накопить $10 млрд личного состояния, а Forbes даже не догадывался, что он является одним из богатейших людей на Уолл-стрит. Внутри замкнутой и скрытной группы «тигрят» было хорошо известно, что Хван стал очень богат, но за ее пределами никто не знал о его успехе. «Мы, бывшие коллеги, поддерживаем связь и общаемся между собой, — говорит один инвестор из числа бывших «тигрят». — Все в Tiger знали, что Билл богаче Джулиана. Он был гораздо успешнее много лет».

Джулиан Робертсон продолжал отчитываться по форме 13F после закрытия своего хедж-фонда, и Forbes оценивает его состояние в $4,5 млрд. Другие менеджеры хедж-фондов, которые перестали работать с клиентами, также в последние годы значительно разбогатели. Один из них — Майкл Платт: его семейный офис тоже подает отчетность 13F, и Forbes смог подсчитать, что состояние Платта выросло с $3,6 млрд в 2014 году до $13 млн на сегодня.

Налоговые декларации Grace and Mercy Foundation, однако, показывают, что Хван передал фонду акции на $500 млн — и не свопы на полный доход, а сами акции. Вероятно, семейный офис с активами американских компаний на $100 млн был не обязан подавать отчетность по форме 13F. Но вообще в список таких исключений входит очень малое число компаний, особенно относительно крупных семейных офисов со множеством специалистов по инвестициям.

Возможно, что Хван заключал свопы на полный доход или некоторые другие контракты с деривативами и в конечном итоге получал акции. Балансовая стоимость некоторых акций, которые пожертвовал Хван, была существенно выше базисной цены акций на момент покупки, что означает, что речь может идти о большой премии. Использование контрактов с деривативами объясняет то, что хедж-фонд не отчитывался по форме 13F.

В чем точно уверены те, кто знаком с деятельностью Archegos, так это то, что в первые годы работы семейного офиса Хван не прибегал к активному использованию заемного капитала. Некоторые банки не хотели иметь дело с ним. В 2012 году его хедж-фонд Tiger Asia признал вину по одному пункту обвинения в мошенничестве с помощью средств электронной связи. Дело было связано с торговлей двумя гонконгскими акциями с использованием инсайдерской информации. Помимо того, Хван заключил мировое соглашение с Комиссией по ценным бумагам и биржам по двум гражданским искам о незаконной торговле акциями.

Но по мере своего роста Archegos становился все более выгодным клиентом для инвестиционных банков, и они решили снова обслуживать Хвана. Они даже соперничали за право работать с ним. Он платил им проценты за свопы на полный доход и продолжал брать заемный капитал под свои позиции, которые теперь включали в себя акции китайских IТ-компаний, торгующихся на американских биржах. В последние девять лет Хван отбирал акции невероятно точно и безошибочно.

Семейный офис Хвана выглядел еще более привлекательно для банков благодаря тому, что он хеджировал свои долгосрочные вложения. Поначалу Хван подстраховывался, занимая короткие позиции по отдельным акциям. Некоторые из этих сделок, вроде шорта акций Under Armour, оказались очень прибыльными. Другие шорты, в частности на Tesla, не оправдали ожиданий. Поэтому Хван отказался от коротких позиций по отдельным акциям и начал шортить весь широкий рынок. Это сделало портфель акций Хвана менее рискованным в глазах банков, но все же не лишенным рисков. Хван сумел привлечь банки и получить капитал для своих трейдинговых стратегий, чтобы дополнительно увеличить состояние.

Похоже, что в этом году Хван радикально увеличил объемы заемных средств и уровень рисков. Он занимался импульсным трейдингом, а акции, казалось, росли почти иррационально. Хван инвестировал в акции нью-йоркских медиакомпаний ViacomCBS и Discovery, которые в первые 11 недель 2021 года выросли на 168% и 157% соответственно. Он держал длинную позицию в GSX Techedu, китайском образовательном онлайн-сервисе, чьи акции подорожали втрое за две январских недели.

Когда акции нескольких компаний, по которым у Archegos были крупные позиции, почти одновременно упали, стало очевидным, какие риски взяли на себя банки и Хван. 24 марта котировки ViacomCBS упали на 23% после того, как компания разместила новые акции на $2,6 млрд. В ту же неделю на 48% обвалились акции китайского производителя электронных сигарет RLX Technologies, входящего в портфель Хвана. Пока бумаги, по которым у Archegos были длинные позиции, падали, фондовый рынок в целом ставил новые рекорды, из-за чего фонд нес убытки по шортам. Остается неясным, какая доля состояния Хвана уцелеет после того, как все уляжется.

Archegos выпустил официальное заявление через своего представителя Карен Кесслер, сообщив следующее: «Для семейного офиса Archegos Capital Management, наших партнеров и сотрудников наступили непростые времена. Сейчас мы обсуждаем дальнейшие планы, и господин Хван вместе с командой ищут лучшее решение».

Перевод Натальи Балабанцевой
Возврат к списку новостей

Форум

Рекламодателю