Главные угрозы для казахстанских банков назвал эксперт

21.10.2021

Источник: Информбюро

Также аналитики прокомментировали текущую инфляцию и базовую ставку.

Международное рейтинговое агентство Standard and Poor's на ежегодной конференции дало оценку казахстанскому банковскому рынку и дало ряд прогнозов.

Прибыль в банковском секторе распределена неравномерно, утверждает директор направления "Финансовые институты и государственные финансы" S&P Ирина Велиева.

По её данным, два-три крупнейших казахстанских банка зарабатывают около 60-70% всей прибыли банковского сектора.

У казахстанских банков процентная маржа выше, чем на более развитых рынках. И эта высокая процентная маржа сохранится в краткосрочной перспективе из-за инфляционных рисков.

"Общий уровень операционной эффективности остается довольно хорошим что также в перспективе должно улучшить кредитные качества банков", – отметила Велиева.

При этом казахстанские банки относятся к рисковым группам в анализе рисков банковской системы. Ожидается, что в течение 1,5-2 лет оценка будет улучшена.

S&P в рамках своих оценок классифицирует банковские системы во всех странах по шкале от 1 до 10, где 1 означает менее рискованные банковские системы, а 10 – банковские системы, характеризующиеся наиболее высоким уровнем риска.

"Казахстан сейчас по-прежнему находится в 9-й группе, которая показывает довольно высокую степень рисков, но тем не менее мы видим улучшение в этой части и ожидаем, что риски будут постепенно снижаться и что в ближайшие 1,5-2 года Казахстан может перейти из группы 9 в группу 8, то есть менее рискованную с точки зрения оценки рисков банковской системы", – сказала Велиева.

Лучшей оценке способствуют два фактора: расчистка сектора и снижение отчислений в резервы.

"Первый фактор – это более низкие отчисления в резервы и более стабильная и хорошая ситуация с качеством активов, потому что качество активов действительно структурно улучшилось, и мы будем надеяться, что оно будет оставаться, как минимум, на таком же уровне. Второе, если мы ранее ожидали, что сектор недостаточно очищен, и год назад мы говорили, что видим потенциал для новых слияний и поглощений в секторе, то сейчас мы видим, что этот потенциал практически исчерпан и также не ожидаем отзыва лицензий банков в Казахстане в ближайшие 12-18 месяцев", – отметила спикер.

В документе агентства, подготовленном к конференции, значится, что банковское регулирование и надзор по-прежнему остаются слабыми в международном контексте, и улучшения в этой сфере ещё предстоит протестировать, поскольку банки начинают активно наращивать свои кредитные портфели.

"Как мы видели во время предыдущих кризисов в Казахстане, банковский регулятор не был проактивным в решении проблем в банковском секторе, что привело к ряду банковских дефолтов (в том числе среди системно значимых банков) за последнее десятилетие. Оценка качества активов банковского сектора, проведённая в 2019 году (когда регулятор оценил фактический уровень проблемных кредитов и достаточность резервов отдельных банков), стала важным шагом в длительном процессе расчистки сектора. Мы оцениваем качество управления и уровень прозрачности в банковском секторе Казахстана как низкие, в основном из-за некоторых аспектов владения и управления банками, которые представляют потенциальный риск. В частности, мы полагаем, что стабильность бизнеса многих банков зависит от деловых и политических связей их владельцев. Кроме того, эффективность недавних шагов по усилению банковского надзора и предотвращению чрезмерных рисков, принимаемых банками, ещё предстоит проверить, поскольку банки начинают активно наращивать свои кредитные портфели", – говорится в документе.

Велиева считает, что основной этап расчистки банковского сектора от минувших кризисов завершился.

"Мы видим, что существенно сократилась доля проблемных кредитов <...>. Экономический рост в Казахстане оказался более сильный, чем мы ожидали, и это помогло сохранить достигнутое качество кредитных портфелей и предотвратить рост проблемных задолженностей", – сказала эксперт.

По её словам, регулирующие органы хотят перейти к применению инструментов рискоориентированного надзору и решать проблемы сектора в превентивном порядке, а не ждать, когда они станут действительностью.

Банковский сектор Казахстана на 1 сентября представлен 23 банками.

Председатель правления АО "Банк ЦентрКредит" Галим Хусаинов ответил на вопрос, стоит ли ждать понижения базовой ставки регулятора.

Он отметил, что сейчас в банковском секторе ликвидность достаточно высокая.

"Здесь два фактора. Первый: денежная масса достаточно сильно выросла за последний год, это связано с госпрограммами, которые осуществлялись со стороны Нацбанка и государства. Второй момент – это проинфляционное давление. В этой ситуации Нацбанку приходится поддерживать достаточно высокую ставку рефинансирования (базовую ставку). Естественно, это приводит к тому, что процентные ставки в Казахстане находятся на высоком уровне. Такое проинфляционное давление останется ещё в ближайшее время. Думаю, что ближайший год – точно. Видим, что сейчас инфляция – это проблема не только Казахстана, она и в России сильно выросла. А мы с РФ находимся в достаточно тесных экономических связях", – сказал глава БЦК.

По словам банкира, в Еврозоне, США и в других странах инфляция тоже на высоких позициях. При этом недостаточно устойчивый экономический рост не позволяет США и Еврозоне поднимать процентные ставки, они к этому подходят достаточно аккуратно.

"Естественно, проинфляционное давление будет продолжаться. Это приводит к определённому дисбалансу. Мы реагируем на то, что происходит с инфляцией, и соответственно, ставки поднимаются", – сказал Хусаинов.

Глава БЦК прокомментировал причину низких процентных ставок долларовых депозитов.

"Долларовые депозиты у нас действительно сохраняют низкую процентную ставку. В первую очередь это связано с тем, что у нас ставка по долларовым депозитам регулируется государством. Это, наверное, связано с тем, что это часть плана мероприятий по дедолларизации экономики. Здесь нужно понимать, что мы открытая экономика, соответственно долларовые депозиты, если они не находят той доходности, которую им представляют банки, то есть и другие сферы, мы видим, что очень сильно развиваются фондовые рынки, очень много уходит ликвидности в различные паевые инвестфонды, облигации и так далее. Я думаю, что вопрос реальной процентной ставки доллара созреет, когда будет уже более выраженная динамика связанная с переходом в другие альтернативные финансовые инструменты со стороны розничных инвесторов, которые сейчас являются основным источником фондирования БВУ", – заключил специалист.

Галим Хусаинов похвалил госрасходы, которые "положительно повлияли на экономику", однако он добавил, что эти же меры поддержки оказали давление на одну из самых насущных проблем казахстанцев – инфляцию. Хусаинов перечислил два главных риска для банков.

"Сейчас имеются риски. Они связаны с тем, что когда закончатся государственные программы поддержки финансового денежного смягчения, что будет после этого – большой вопрос. Выход из госпрограмм должен быть более мягким, чтобы не было большого влияния на банковский сектор, потому что мы помним, что в прошлом году Нацбанк и правительство очень много вливали денег в экономику, это всё увеличило денежную массу в стране и банки от этого себя чувствуют достаточно хорошо. Средний уровень ликвидности у крупных банков составляет 35-40%, у некоторых банков – 50%. Это говорит, что у банков много денег, с другой стороны, показывает, что в принципе банки не размещают её (ликвидность. – Ред.) в экономике, потому что на сегодняшний момент есть опасения по наращиванию кредитного портфеля. Второй момент – технологические риски", – сказал Хусаинов.

Вторым риском являются киберпреступления.

"Пандемия подвигла к очень быстрым внедрениям различных онлайн-программ, переходам к онлайн-транзакциям, на удалённые системы предоставления различных кредитов/депозитов. Пока что банки не сталкивались с различными киберпреступлениями, но это тоже очень большой риск. Даже несколько остановок крупных банков показало, что у нас достаточно чувствительно к этому относятся и население, и предприятия", – заключил эксперт.

Специалисты S&P выделили основные риски на 2022-2023 годы:
  • приведёт ли новый цикл роста кредитных портфелей к дополнительным рискам и будет ли он устойчив;
  • неопределённость в отношении развития эпидемиологической ситуации;
  • риски, связанные с повышением уровня цифровизации в банковском секторе;
  • будет ли достигнут прогресс в повышении прозрачности банков и заёмщиков.
Также эксперты отметили, что инвесторы стали больше обращать внимание на так называемые ESG-факторы – совокупность характеристик управления компанией, при котором достигается вовлечение данной компании в решение экологических, социальных и управленческих проблем.

В их число входят:

– Экологические факторы: риски, связанные с переходом к низкоуглеродной экономике, физические риски, природный капитал, отходы и загрязнение окружающей среды.

– Социальные факторы: охрана здоровья и техника безопасности, социальный и человеческий капиталы.

– Управленческие факторы: структура корпоративного управления, управление рисками, культура и надзор, прозрачность и отчётность.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю