Как самому определить адекватный курс тенге к доллару

30.09.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Как известно, с 20 августа Казахстан перешел на новую денежно-кредитную политику, основанную на режиме инфляционного таргетирования.

О чём речь

Термин «инфляционное таргетирование» (ИТ) вроде бы в целом понятен, но всё равно остаются некоторые вопросы относительно хода реализации этой политики в Казахстане.

«Мировой тенденцией пары последних десятилетий в монетарной политике государств стало увеличение роли коммуникации центрального банка с рынком, – комментирует управляющий партнер Tengri Partners Ануар Ушбаев. – Эффективные центральные банки, пользующиеся большим доверием рынка, позволяют себе управление ожиданиями рыночных игроков и других экономических агентов, с минимальным хирургическим (монетарным) вмешательством. Однако для открытия подобного канала влияния требуется повышение доверия рынка к центральному банку через увеличение последовательности и прозрачности его политики и действий».

Также в связи с развитием финансовой индустрии и распространённостью валютных кризисов снизилась популярность таких ориентиров (таргетов) монетарной политики, как денежная база и обменный курс. На замену им во многих развитых и развивающихся странах пришла политика таргетирования другого номинального показателя – инфляции.

«ИТ является режимом монетарной политики, в ходе оперирования которого центральный банк объявляет свои целевые уровни среднесрочной инфляции (по таким индикаторам, к примеру, как индекс потребительских цен или индекс расходов на личное потребление) на будущие периоды, которые он обязуется преследовать в качестве единственной задачи, не принимая на себя обязательств по достижению каких-либо других задач. Другими словами, центральный банк заявляет, что может позволять всем другим номинальным индикаторам, включая обменный курс, меняться в свободном режиме в процессе оптимизации инфляции», – вносит ясность Ушбаев.

Для успешной практики ИТ абсолютно необходима вышеупомянутая высокая степень доверия ко всем экономическим агентам страны, и должна быть максимальная прозрачность. Очевидно, что для этого требуется высокий и публично убедительный уровень автономности центрального банка от административной власти в части используемых инструментов достижения своего основного целевого показателя. Самым распространённым инструментом достижения таргета по инфляции является операционный таргет краткосрочных процентных ставок денежного рынка.

«Не вдаваясь в рассуждения о своевременности, надо понимать, что для внедрения ИТ Нацбанк должен перейти к использованию коридора ставок по привлечению и размещению ликвидности на рынке межбанковских заимствований в качестве основного операционного инструмента монетарной политики, для чего режим свободного образования валютного обменного курса тенге, естественно, необходим», – отмечает Ушбаев.

Он считает, что из-за резкого перехода на свободно плавающий курс тенге одним из двух последствий и одной из проблем в среднесрочной перспективе будет либо инфляция цен через импортную составляющую, либо сокращение совокупного спроса в экономике, к чему Нацбанку следует быть готовым.

На операционном уровне эффективность инфляционного таргетирования будет находиться под очень большим вопросом, до тех пор пока низкое качество и сомнительная достоверность статистических данных по инфляции будут сохраняться.

«Более того, при таком высоком уровне долларизации эффективность процентного канала будет сильно ограничена долей тенге в широких денежных агрегатах, соответственно, программа по дедолларизации должна иметь срочный приоритет. Благо инструменты есть и предлагались не раз – лично я предлагаю как минимум временное участие дилеров Нацбанка на форвардном рынке в паре доллар/тенге, – заявляет Ушбаев. – Полностью поддерживая желание Нацбанка перейти на ИТ, стоит понимать, что процесс развития процентного канала трансмиссии монетарной политики в условиях высокой долларизации, низкого уровня мультипликатора М1 к денежной базе, крайне низкой ликвидности вторичного рынка государственных ценных бумаг и низкого уровня credibility НБРК может быть достаточно сложным и длительным. Работа над увеличением качества и чистоты коммуникации, прозрачности оперирования и качества аналитических исследований должна иметь приоритет».

Об игре и свечах

Даже после проведения девальвации и выхода валютных обменных курсов из-под контроля Нацбанка РК остались наблюдатели, которые не верят в целесообразность проведенных изменений в денежно-кредитной политике Казахстана. Сомнения пошагово развеивает партнер, соруководитель по рынку акций инвестиционной компании «АТОН» Максим Кабанов, приводя в подтверждение своей позиции два графика системы Bloomberg.

«На самом деле это, можно сказать, «тупой», но наглядный график (рис. 1) цены на нефть, просто выраженной не в долларах, а в тенге (пересчет по курсу на каждый день). Нефтяные поступления – это порядка 50% всех экспортных поступлений в Казахстане. Соответственно, при снижении цены на нефть в долларах нужно балансировать курсом тенге/доллар, чтобы поступления в страну не становились меньше в тенге-эквиваленте», – поясняет Кабанов.

Он вспоминает начало 2014, когда после девальвации Нацбанк сделал хороший запас и, можно сказать, страна стала больше получать в тенге от природных ресурсов (соответственно, больше налогов и других производных).

Но с середины 2014 началось сильное падение цен на нефть. По сути, до середины осени всё ещё было в комфортной зоне (около 14 тыс. тенге за баррель), ничего драматичного не было. Был фактор слабого рубля (рис. 2). Если бы цены на нефть не пошли дальше вниз, то ситуацию скорее всего можно было уравновесить и успокоить.

«Но все пошло на ухудшение. Так называемый relief rally по нефти закончился в начале лета этого года, и цены снижаются дальше. Мы имеем меньше 10 тыс. тенге за баррель – сравним это со средней ценой в 16 тыс. тенге за баррель в 2011–2013. Страна недополучает почти 40% от того, что было, – указывает Кабанов, объясняя, как самостоятельно высчитать рыночный курс доллара к тенге: – Единственный способ – это отпустить тенге в свободное плавание. Чем теперь будет определяться курс? Скорее всего - ценой на нефть. Мне видится комфортным уровень около 14 тыс. тенге за баррель. Соответственно, курс тенге рассчитать легко: 14 000 делим на текущую котировку по нефти».

Александр Воротилов
Возврат к списку новостей

Рекламодателю