В ближайшем будущем Казахстану грозит стагфляция

27.11.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

К такому мнению пришли банкир Нур Бакбергенов и макроэкономист Марат Елтаев, которые проанализировали для Forbes.kz фактор мирового кризиса и его последствия для экономики Казахстана.

Кризис можно сравнить с цунами. Чаще всего цунами возникают вследствие подводных землетрясений, из-за которых участки морского дня смещаются вверх или вниз. Высота волн в области их возникновения обычно незначительна. Но, в зависимости от рельефа дна, волны могут быть выше трехэтажного дома.

Внешние факторы кризиса — это структурные изменения экономики, развития технологий и результат действия циклов.

Внутренние факторы – профиль дна, скрытого под водой. В одних случаях он сглаживает и усмиряет волну, в других – усиливает разрушительную силу воздействия. Развитые страны, прошедшие несколько кризисов, извлекают уроки и заранее готовятся к возможным последствиям: укрепляют береговые линии, изменяют модели застройки. Пришедшая волна, безусловно, приносит разрушения, но не приводит к потере смысла жизни и глобальным разочарованиям. А для молодых экономик кризис становится вызовом и испытанием на прочность.

Несколько ударов стихии прошли, и сейчас, когда 2008 уже кажется давним прошлым, а последствия кризиса 2014 ещё не видны, наступает время для осмысления происходящего, корректировки планов и перераспределения ресурсов. Эта статья – попытка сформировать целостную картину происходящего и дать прогноз трендов на период 2016-2018 в целом и более подробно – для экономик России и Казахстана.

Внешние факторы

По мнению российского экономиста Евгения Надоршина, которое он изложил на лекции «Рецессия: Начало» в Сколково в апреле 2015, основные вопросы, помогающие понять влияние внешних факторов на национальную экономику: «Что сделали и не сделали для нас развитые страны? И что сделало и что не сделало государство и каждый субъект?».

Экономист предложил свои ответы на эти вопросы:

- Развитые страны, начав расти, не предъявили спрос на энергетические ресурсы. Экономика США растёт, но нефть не дорожает. Остаётся только одна страна, от которой можно ожидать роста экономики и роста цены на нефть, – Китай. КНР принимает заказы и перераспределяет их в виде инвестиций по всему миру. Если Китай начнет расти, спрос увеличится, если нет - спрос на энергоресурсы тоже упадет.

- Начав рост, США выдали ещё и дополнительное предложение сырья благодаря сланцевой революции, показавшей преимущество малого бизнеса перед традиционными монополиями (дело в том, что малый бизнес, соблюдая экологическое законодательство, занимается добычей сланцевой нефти и газа и не имеет ограничений прав собственности на землю, включая недра и воздушное пространство над ней; при этом применяется льготное налогообложение). Количество разведанных скважин и стоимость разработки могут существенно корректировать цену на нефть. Сейчас США находятся на первом месте по добыче энергоресурсов (сместив Россию в 2014 по газу, а в 2015 – и по нефти) и могут в любой момент значительно увеличить предложение. В таком случае цена на сырьё будет устраивать сланцевых нефтепромышленников, а Россию (и Казахстан) - нет.

Возможно, удерживать нефть от сильной просадки будет геополитика: военная операция России в Сирии провоцирует усиление напряжения на Ближнем Востоке. Обострение ситуации в этом регионе не даст нефти значительно упасть, но других причин для повышения цен на нефть в ближайшее время не предвидится.

- Страны БРИКС не поменяли принципиально модели роста. Модели развития стран БРИКС оказались не готовы к переменам, что показывают темпы роста развивающихся экономик. Изменение модели роста и есть та «домашняя работа», которую сделали развитые экономики, но не сделали развивающиеся страны. США и другие развитые страны проводили комплексные программы: внедряли энергоэффективные технологии, урезали потребление, диверсифицировались, постарались загонять обрабатывающую промышленность «внутрь себя». На этом фоне Бразилия и Россия (да и Казахстан) стимулировали внутреннее потребление, ограничиваясь скромными внутренними инвестициями. Китай в это время инвестировал по всему миру в рамках долгосрочного перехода к модели среднезажиточного общества и внутреннего роста.

- Сворачивание ФРС стимулирующей программы и возможное повышение ставки должно привести к притоку капитала в США, а значит, к оттоку с рынков развивающихся стран. Денежная база баланса ФРС в рамках политики смягчения с 2008 была увеличена в 5 раз: с $800 млрд до более чем $4 трлн. Избытка ликвидности хватило не только на американский фондовый рынок, но и на фондовые рынки других стран.

- Санкции против России имеют политические корни, но наибольшее влияние оказывают на экономику. Сочетание зависимости от иностранного капитала и иностранных технологий выливается в большой ущерб для экономики, восстановить который будет очень сложно. Влияние российских санкций на экономику Казахстана лишь иногда отражается в позитивном плане, например, в виде переключения инвесторов с российского на казахстанский рынок.

- Рост социальной напряжённости во многих странах. Европа переживает сильнейший социально-политический кризис, спровоцированный долговыми проблемами и вопросами регулирования миграции.

Возможно, Европа будет использовать мигрантов в качестве дешёвой рабочей силы для улучшения экспортного потенциала. Удешевление рабочей силы крайне не нравится новым членам ЕС, чьи граждане лишатся рабочих мест. В более отдалённой перспективе могут обостряться религиозные различия жителей Европы с мигрантами. Также вероятно снижение уровня доходов местных жителей, которые задействованы в реальном секторе экономики.

Ещё один важный вопрос – рынки сбыта. Политические разногласия с Россией закрывают перспективы развития торговли на Востоке, а конкуренция с китайскими товарами бесперспективна. Остаются только рынки Северной Америки, и поэтому, например, Германия выступает за договор о зоне свободной торговли в США.

Внутренние факторы. Россия

Теперь обратим внимание на внутренние факторы, влияющие на глубину переживаемого кризиса. Сначала рассмотрим соседнюю Россию. Основными негативными факторами являются обострение системных проблем из-за низких цен на нефть и санкций, оттока капитала, а также глубокая циклическая просадка в конечном потреблении (из-за слабого рубля).

- По итогам 2015 ВВП РФ упадёт примерно на 3,8% в годовом выражении (до минус 3,5%). В 2012 ВВП рос за счёт потребления домохозяйств, в 2013 – за счёт потребительского кредитного бума (при снижении объёма корпоративных долгов), а в 2014 к ВВП подключилась оборонная промышленность. На фоне сохранения санкций против России и турбулентности на внешних рынках не ожидается роста инвестиционного спроса ни до конца 2015, ни в 2016. В следующем году единственным источником роста для российской экономики будет чистый экспорт (за счёт снижения импорта), но его вклад не сможет компенсировать снижение потребления и инвестиций.

- Наблюдается недостаток инвестиций для прежних темпов роста. В России c 2007 по 2014 зафиксирован отток частного капитала на сумму более $600 млрд. Поэтому при прогнозировании курса рубля нужно принимать во внимание потоки капитала; а зависимость «рост цены на нефть – подорожание рубля» больше не работает.

- Бюджет РФ отягощён социальными программами, в пользу которых государство отказывается от инвестиционных программ.

- Потребительский спрос останется слабым и в 2016 на фоне сокращения реальных зарплат и доходов населения, замедления темпов роста потребительского кредитования, а также роста склонности населения к сбережениям.

- Ожидается сохранение отрицательных темпов роста розничных продаж. При этом годовые темпы снижения продаж непродовольственных товаров будут опережать темпы сокращения продаж продуктов питания – это отражение изменения потребительских предпочтений в условиях спада экономики.

Перспективы экономики, в которой ничего не меняется, – это стагнация. Стагнация в СССР наступила в конце 1970-х – начале 1980-х (10-я – 11-я пятилетки), когда, согласно официальной статистике, темпы экономического роста упали до 2,5–3% в год. Потом этот период назвали «эпохой застоя». Другой пример - Япония: в 1985 закончилось «японское чудо», сопровождавшееся бурным ростом. В 2015, 30 лет спустя, Страна Восходящего солнца не может вернуться к росту.

Что это может означать для экономически активных граждан? Устраиваясь на работу в начале карьеры и уходя на пенсию, вы остаётесь на той же позиции и с той же зарплатой.

Внутренние факторы. Казахстан

На протяжении последних четырех лет наблюдается стабильное ухудшение динамики роста ВВП страны. Экспортно-сырьевая экономика оказалась под давлением мировых цен на топливно-энергетические ресурсы и металлы.

Внутренние факторы:

- Модель роста экономики не готова к изменениям. Экономический цикл мировой экономики завершает свой очередной длинный цикл – окончание эпохи высоких цен на нефть. Текущая структура промышленного производства уже не будет обеспечивать высокий экономический рост страны. Доминирующая добывающая промышленность оказалась под долгосрочным давлением, а обрабатывающая в целом так и не стала конкурентоспособной.

- Главные драйверы экономического роста Казахстана – внешняя торговля и внутренний потребительский спрос – исчерпали свой потенциал, а новые еще не сформировались.

- Третий год подряд динамика внешней торговли отрицательная. Причины две: падение цен на экспортируемое сырьё и сокращение спроса на физические поставки со стороны основных потребителей – европейских стран и Китая;

- внутренний потребительский спрос перестал расти, имеется высокая вероятность его падения в будущем.

- Государство для оказания оперативной поддержки экономики применяет (видимо, в ожидании увеличения цены на энергоресурсы) два инструмента:

- девальвирует национальную валюту, подавая это как меру поддержки экспортёров и местных товаропроизводителей;

- поддерживает объёмы государственных расходов за счёт средств Национального фонда.

Сопоставив силу «волны» и наш профиль «дна», можно сделать вывод о степени тяжести и продолжительности воздействия кризиса на казахстанскую экономику. К каким последствиям может привести очередная волна:

1. Казахстану ещё предстоит полное осознание новых условий и адаптация к ним, что приведёт к коррекции норм доходов и расходов экономических агентов (домохозяйств, корпораций и государства).

2. Произойдёт или уже происходит обесценение активов и стоимости труда, что, в свою очередь, возможно, приведёт к развитию производства конечных товаров. При этом наиболее эффективными будут малые и средние предприятия, ориентированные на производство товаров широкого потребления. Шансы на производство высокотехнологичных товаров остаются ничтожными, так как не формируется соответствующая научная и производственная база.

3. Показатели внутренней торговли свидетельствуют о том, что потребители сокращают свои расходы, а динамика роста реальных доходов населения существенно замедлилась, несмотря на низкую инфляцию. Прогнозируемый разгон инфляции в связи с девальвацией национальной валюты окажет дополнительное давление на потребительский спрос.

Исходя из сказанного, наиболее вероятным сценарием протекания экономической депрессии в Казахстане будет стагфляция. В качестве примера стагфляции можно привести экономическое состояние России в период с 1991 по 1996. За этот промежуток времени цены поднялись в десятки раз, а объём внешнего валового продукта упал практически в 3 раза. Дно в Казахстане мы можем нащупать примерно во второй половине 2016 – первой половине 2017; после этого возможны некоторые улучшения.

В домохозяйствах изменяется подход к планированию расходов, характеру покупок, потребительским предпочтениям, значительном изменении образа жизни. Чтобы понимать тенденции, необходима новая система координат. Однако есть что-то неизменное - например, при любом кризисе будут покупать продукты и лекарства.

Кризис помогает избавиться от ненужного, позволяет расчистить место и дать возможность новому увидеть свет. Вода уйдёт, ил останется. Земля будет рожать ещё и ещё. И после суровой зимы неизбежно придет весна.

Марат Елтаев, макроэкономист
Нур Бакбергенов, банкир
Возврат к списку новостей

Рекламодателю