Информационные атаки на банки вредят нашей экономике

11.01.2017

Источник: informБЮРО

Вполне возможно, что вам показывают только ту сторону дела, которую нужно показать.

Инвестиционная привлекательность Казахстана стремится к нулю. Доступ к длинным и дешёвым деньгам закрыт. Доступные для бизнеса деньги находятся в руках государства.

Есть маленький лучик надежды на предстоящую, но уже многострадальную выставку EXPO-2017, однако всесильное общественное мнение, состоящее в основном из заинтересованных голосов, которые сливают информацию в сети, и истерично настроенных интернет-масс, изнывающих от полной некомпетентности и незначительности, сводит к нулю этот самый интерес.

Нужно признать, что дело портят и чиновники своими непродуманными и поверхностными решениями, вкупе же это всё превращается в вакханалию мракобесия.

Давайте попробуем разобраться, кто и как подвергался информационным атакам в последнее время. Рассмотрим три очень интересные истории и поймём, кому это выгодно.

История с "Мегой": как наши пенсионные накопления лишилось дохода

Все мы помним волну возмущения тем, что БРК вкладывает деньги ЕНПФ в строительство Mega Silk Way в выставочном городке EXPO-2017. Кредит собирались выдать на 15 лет, его размер составлял 15 миллиардов тенге, а процентная ставка, под которую "Мега Центр Девелопмент" получил бы капитал, равнялась 18,5%, в свою очередь ЕНПФ получал бы чистыми 15% годовых, которые пошли бы на наши пенсии.

Но поднявшийся шум, что деньги из ЕНПФ идут на финансирование не только заводов, машин, пароходов, но и на развлекательные центры, испортил сделку. Найдут ли теперь представители пенсионного фонда, куда вложить 15 миллиардов тенге на 15 лет с такими же выгодными условиями, неизвестно.

Как информационными атаками рушат репутацию Казкома

Середина ноября ознаменовалось атакой на Qazkom. Сначала заговорили о возможном слиянии его с Халыком. Reuters выдало это как информацию от проверенных источников, и новость растиражировали все отечественные СМИ. Пресс-службы банков с огромным трудом погасили волну, пояснив, что подобный вопрос никогда не поднимался на уровне серьёзных переговоров, а рассматривался как возможный вариант в случае стресса.

Второй удар по Казкому был нанесён другим информационным агентством – Bloomberg. В интервью с Президентом страны был поднят вопрос о необходимости спасать банк, хотя реально никаких предпосылок к этому не было. Bloomberg не унимался и позднее опубликовал сообщение: мол, по данным источников, имена которых не названы, Qazkom получил или получит от государства "экстренный" заём размером в 1,5 трлн тенге, а в целях спасения Народный банк может начать переговоры о получении контроля над Qazkom на более позднем этапе спасения банка, если власти согласятся предоставить наличные, чтобы заткнуть дыры в балансе организации.

Как можно понять, в основу событий легла старая история про дыру в триллион тенге в Казкоммерцбанке, доставшуюся от бывших владельцев. Те сильно заигрались в недвижимость и девелопмент, что и привело к потерям после ипотечного кризиса и падения цен на недвижимость. При этом новый менеджмент всё это время с проблемой успешно справлялся: платил досрочно по внешним долгам и выполнял условия меморандума между ним и регулятором. Кто был заинтересован в таком сливе, понятно, но ведь если бы кризис не был погашен и сопротивление не было столь высоким, то плодами этих сливов пришлось бы сполна наесться не только акционерам, но и вкладчикам, а подрыв доверия дорого обошёлся бы системе в целом.

Как Банк ЦентрКредит обвинили в том, что он хочет погубить "Ромат"

Есть и другие истории сливов, когда общественное мнение используют против частных банков и их интересов. К примеру, своеобразное предоставление информации по конфликту между БЦК и фармкомпанией "Ромат" выставило банк не в лучшем свете, а ведь достаточно было немного исказить информацию – и ненависть пролетарской идеологии к коммерсантам дала о себе знать.

История развивалась по следующей траектории. Фармакологическая компания "Ромат" брала у банка деньги, но в тяжёлый экономический период с их возвращением вышла заминка. В БЦК это поняли и пошли на уступки: за период с 2013 по 2015 годы банкиры четырнадцать раз смягчали условия погашения задолженности. Предоставлялись отсрочки по погашению займа, выстраивались гибкие графики платежей, снижались ставки вознаграждения, пролонгировались сроки действия договоров банковского займа. Даже простили пеню за неисполнение кредитных обязательств.

У фармацевтов появилось время на восстановление платёжеспособности, чтобы продолжить возвращать одолженные у банка деньги. Но терпению БЦК наступил конец лишь в тот момент, когда в 2014-м фирма из своего оборота направила 1,3 млрд тенге на погашение долга перед российским ВТБ Банком. Это примерно четверть стоимости компании "Ромат" и по сути – начало конца её деятельности. Адекватно оценив риски остаться ни с чем, Банк ЦентрКредит законным путём, посредством суда решил изымать средства, что стало началом процедуры банкротства.

СМИ и блогосфера показали это по-своему: "Компанию республиканского значения, которая ударными темпами наращивает производство и с огромной прибылью реализует продукцию, наглые банкиры банкротят". При этом в компании клялись, что был инвестор, который хочет вложиться и перекрыть долги. Правда, документальных обязательств не было, а была только просьба к БЦК: остановить банкротное производство.

Рабочих поднимают на народные восстания и борьбу с "плохим банком". "Авторитетные издания" публикуют выборочные отчёты с показателями роста почти до 400%. Правда, сравнивают периоды аккурат перед девальвацией с периодами после девальвации, а считают исключительно в тенге. При этом виноват исключительно банк. Ни руководство фирмы, которое загнало себя в долговую яму, ни учредители с непонятным планом реабилитации, судя по всему, ни в чём ни виноваты. Их, наверное, заставили взять такой кабальный кредит, а потом ещё и заманивали периодически, смягчая условия кредитования.

Не будем подробно рассматривать целенаправленный слив на "Агромашхолдинг" и Allur group. Лишь напомним, что борьба за лидерство в отрасли давно перешла в нецивилизованное русло. Отказ государства давать льготный кредит усть-каменогорской компании на строительство завода российских автомобилей привело тамошних акционеров в бешенство. Хотя Правительство понять можно: вкладывать в завод с заведомо отсталыми технологиями, без каких-либо перспектив уже через десять-пятнадцать лет – это утопия. Бизнес-модель должна умереть.

И таких примеров множество. Иногда возмущение народа и экспертов справедливо, как в случае с ЕНПФ и Национальным банком, сносом рекламных конструкций в угоду новым игрокам, роста цен на Шымбулаке.

В других случаях возмущение – главная цель, как в спорном деле с Алиби, изнасилованием в Есике или в случае с причитаниями об алматинском аэропорте, где через интернет лоббируется идея на полмиллиарда долларов о строительстве нового порта у чёрта на рогах.

Не очень хотелось бы уходить в конспирологию, но каждый раз, когда мы видим какую-либо провокационную новость о финансовом секторе экономики Казахстана, нужно трижды подумать, прежде чем начать искренне возмущаться и негодовать. Вполне возможно, что вам показывают только ту сторону дела, которую нужно показать. И ваше возмущение – это не настоящая реакция, а лишь требуемый результат.

Автор: Денис Кривошеев, экономический обозреватель

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю