Международный финцентр внутреннего пользования

30.05.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

Казахстан видит в МФЦА инструмент экспансии, западные же эксперты - инструмент реформирования отсталого внутреннего финансового сектора.

Центр внимания

На прошлой неделе судьба Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) обсуждалась сразу на двух больших площадках – Астанинском экономическом форуме и Совете иностранных инвесторов. Помимо этого, в столице прошло и заседание Совета по управлению МФЦА. Логично было ожидать в результате всего этого важные новости и решения, проливающие, наконец, свет на бизнес-модель центра, которая до сих пор оставалась загадкой. То есть о центре говорилось очень много, но на чем он будет зарабатывать сам и давать зарабатывать экономике, оставалось непонятным.

И в эти дни, действительно, впервые прозвучала сумма, которую Казахстан может заработать от продвижения проекта МФЦА. На Совете иностранных инвесторов глава государства сообщил, что «итоговый совокупный эффект для экономики страны от создания центра и его региональной экспансии может составить около $40 млрд в ближайшие 10 лет». При этом данный эффект будет выражаться в «ускорении роста ВВП за счет притока прямых иностранных инвестиций».

Понятно, что МФЦА нужен как инструмент для привлечения иностранных инвестиций, но все же его функции шире, он должен генерировать какие-то финансовые потоки, являясь бизнесом, а не некоммерческим проектом. Но насчет того, в каких пределах вести бизнес, мнения до сих пор расходятся.

В Астане тесно

Казахстанская сторона в этом вопросе мыслит глобально. Еей тесно не только в рамках 217 тыс квадратных метров офисных площадей, которые получит МФЦА, но и в пределах 2,7 млн квадратных километров площади нашей страны. Как заявил на заседании СИИ управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов, центр должен стать «финансовым хабом всего Евразийского региона».

В то же время более искушенные западные финансисты советуют быть более умеренными в целях. По мнению главы ЕБРР Сумы Чакрабарти, «будет гораздо больше пользы от партнерства, чем от конкуренции с такими центрами как Дубай или Лондон». Глава корпорации JPMorgan Chase Джейкоб Френкель и вовсе видит задачей МФЦА не экспансию на внешние рынки, а «дисциплинирование внутреннего финансового рынка».

И это очень важное отличие. По сути, ключевое. Предлагается внедрять в МФЦА передовые стандарты, английское право, привлекать международные кадры не для того, чтобы на этой основе покорять зарубежные рынки – этих условий слишком мало, нужна большая бизнес-идея, которой нет. Все это нужно для того, чтобы ретранслировать новые стандарты не вовне, а вовнутрь, реформируя отсталую отечественную финансовую систему, которая, фактически, не исполняет свою первородную функцию – кредитование экономики. Это принципиально иной взгляд на МФЦА, который меняет все представление о проекте. То есть его миссия в том, чтобы создать в Казахстане оазис настоящей финансовой системы, и на этой основе потом провести полную модернизацию.

Экспансия превыше всего

Тем не менее, в Казахстане, кажется, не разделяют такой подход, склоняясь к роли МФЦА как инструмента экспансии. Хотя нет и понимания, за счет чего этого можно достигнуть. Например, министр финансов Бахыт Султанов признал, что региональный финансовый центр в Алматы не состоялся, но при этом заявил, что «в рамках международного финансового центра задача стоит уже более глобального характера». А для ее решения у нас есть «геоэкономическое положение» и «собственные ресурсы в виде Национального фонда». Согласитесь, слабовато для бизнес-модели.

А она на самом деле зиждется отнюдь не на международных рынках. Как следует из выступления г-на Келимбетова, основными составляющими работы МФЦА, как проекта, станут перенос туда центра казахстанской биржевой торговли и проведение там IPO ведущих госкомпаний, а также передача во внешнее управление через МФЦА активов Национального фонда и Единого накопительного пенсионного фонда. Кроме того, на бирже МФЦА будут размещаться государственные исламские ценные бумаги.

Таким образом, исходя из реальной стратегии МФЦА, становится понятно, что «финансовый хаб Евразии» – это лишь красивая аллегория, тогда как зарабатывать центр планирует не на внешних рынках, и даже не на всем внутреннем, а лишь рассчитывает на два его сегмента: деньги государственного и квазигосударственного сектора.

И такая модель выглядит достаточно удручающе. Конечно, МФЦА может выйти в прибыль (а как иначе, если на нем замкнут все финансовые и инвестиционные потоки). Однако устойчивости экономике это не прибавит, скорее, наоборот. Поэтому гораздо привлекательнее все же выглядит подход зарубежных экспертов – использовать МФЦА для кардинального реформирования отечественного финансового рынка, вместо того, чтобы гнаться за Дубаем.

Автор: Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю