«Нам важно уже сейчас подготовиться и понять, с чем мы будем иметь дело в будущем»

03.05.2016

Источник: FutureBanking

Сегодня Центробанк объявил о создании нового департамента – финансовых технологий, проектов и организации процессов. Его возглавил Вадим Калухов, который также является заместителем руководителя рабочей группы Банка России по анализу перспективных технологий и инноваций на финансовом рынке, созданной в конце февраля 2016 г. В интервью FutureBanking Вадим Калухов рассказал, с чем связано усиление внимания ЦБ РФ к области финансовых технологий и какие шаги регулятор предпримет в данном направлении.

Почему регулятору понадобилось обращать внимание на перспективные технологии и инновации на финансовом рынке? Ранее позиция Банка России была скорее выжидательной – пусть технологии сначала разовьются, сформируется рынок, а затем он подлежит регулированию.

Одной из задач Банка России, помимо непосредственно регулирования финансового рынка, является его развитие. Поэтому, когда речь идет о вопросах инфраструктурного и системообразующего характера, Банк России зачастую берет на себя функцию не просто регулятора, но и активным образом содействует реализации важных проектов. Сегодня технологический фактор является одним из важнейших при реализации подобного рода проектов, поэтому перспективные цифровые технологии находятся в фокусе нашего внимания.

Любая технология, конечно же, сначала должна развиться, и вопрос ее регулирования возникает несколько позже. Но подходить к этому нужно взвешенно и аккуратно – у нас нет цели «зарегулировать» какую-то технологию до начала ее развития.

Тем не менее это не значит, что мы не должны обращать внимание на перспективные вещи в принципе. В современном мире скорость развития информационных технологий значительно выше, чем, скажем, 10 лет назад. Нам важно уже сейчас подготовиться и понять, с чем мы будем иметь дело в будущем, а бизнесу – как Банк России смотрит на эти инновации, какие проблемы видит в них.

Для этого мы создали внутри Банка России рабочую группу для изучения инновационных финансовых технологий совместно с экспертным сообществом и намерены привлекать к работе широкий круг заинтересованных лиц. В рамках рабочей группы мы планируем изучить потенциал и возможные риски таких технологий, проанализировать их сильные стороны, определить, в каких областях их можно будет использовать, что в конечном итоге будет способствовать развитию всего финансового рынка.

Каков состав рабочей группы? Какие эксперты в нее входят? Как будет построено взаимодействие с банками и другими организациями по этим вопросам?

В первую очередь в рабочую группу вошли представители Банка России. Возглавила ее заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова, которая в Центральном банке курирует вопросы национальной платежной системы, проведения расчетов и операций Банка России, IT, а также вопросы проектного и процессного управления. Группа включает в себя представителей разных департаментов Банка России.

При этом мы понимаем, что глубокое изучение и в дальнейшем – развитие финансовых технологий возможно только в партнерстве со всеми заинтересованными сторонами. Именно поэтому мы не замкнулись в себе и взаимодействуем с рядом инициативных групп. Среди них Агентство стратегических инициатив и Институт развития интернета. К работе также привлечены представители финтех-клубов, исследовательских компаний и участники рынка.

В сообщении о рабочей группе сказано, что Банку России интересен блокчейн. Сейчас уже есть какое-то понимание, в каких областях банковской деятельности применима эта технология?

Мы приступили к детальному изучению технологии распределенных реестров еще летом прошлого года, участвуем в разных рабочих группах, в том числе международных. Недавно были в Нью-Йорке на встрече с представителями 50 регуляторов других стран, посвященной этой теме.

Технология действительно интересная. Про нее сейчас пишут широко и много, но, к сожалению, крайне поверхностно. В основном упор делается на известные факты, в первую очередь связанные с уже существующими виртуальными валютами (например, bitcoin). При этом острые углы обычно обходятся. Мы достаточно глубоко изучили этот вопрос, что называется, «вывернули наизнанку» эту технологию.

Прежде всего, необходимо определить терминологию и разделить такие понятия, как «bitcoin», «блокчейн» и «распределенные реестры». Bitcoin – это криптовалюта, созданная на основе технологии блокчейн. Блокчейн – это цепь из блоков транзакций, которая содержит в себе записи о всех транзакциях сети. Распределенные реестры – это технология обмена информацией или ценностью, которая не обязательно основана на блокчейн. Например, протокол Ripple подразумевает потранзакционный процессинг без формирования блоков.

Сейчас мы обговариваем создание нескольких прототипов на базе распределенных реестров, чтобы для себя и участников финансового рынка обкатать определенные модели. Я не стану раскрывать детали, но мы планируем создать рабочий прототип уже через несколько месяцев

В этом году мы запустили проект по изучению технологий распределенных реестров, в рамках которого будут проведены анализ и разработка подходов к применению данных технологий на финансовом рынке. Параллельно мы сейчас обговариваем создание нескольких прототипов на базе распределенных реестров, чтобы для себя и участников финансового рынка обкатать определенные модели. Я не стану раскрывать детали, но мы планируем создать рабочий прототип уже через несколько месяцев.

Мы также внимательно следим за исследованиями других регуляторов, касающимися национальных цифровых валют: FedCoin, RSCoin и некоторых других.

Эти широко известные факты в большинстве своем сводятся к тому, что блокчейн – это децентрализованная технология удостоверения прав на что-либо, все изменения в которой отслеживаются и не подвержены влиянию какого-либо администратора. Чем такая технология интересна Банку России, который как раз и является центральным администратором?

Сети на базе распределенных реестров подразумевают различные способы их построения. Такая сеть может быть как открытой, так и закрытой. Bitcoin, например, – открытая сеть. R3, о которой сейчас тоже достаточно много пишут, – типичная закрытая сеть. Кроме того, есть разные иерархии сети. Она может быть собственной, сопряженной и т.д.

По нашей оценке, большим потенциалом развития на финансовом рынке обладают закрытые и гибридные сети распределенных реестров с четкой идентификацией и понятными правилами. В то же время виртуальные валюты, реализуемые в открытых сетях с анонимным доступом, сложными и долгими механизмами подтверждения, автоматической эмиссией денег, несут в себе серьезные риски. Среди них утрата конфиденциальных данных, асимметричность информации на рынках цифровых валют, высокая ресурсоемкость и неопределенность последствий эмиссионных решений, которые мы принять не готовы.

Напомню, что еще в январе 2014 года Банк России предостерегал граждан и юридических лиц от использования виртуальных валют. Под ними мы понимаем средство выражения стоимости, которым можно торговать в цифровой форме и которое функционирует в качестве средства обмена, расчетной денежной единицы или средства хранения стоимости, но не обладает статусом законного платежного средства ни в одной юрисдикции.

Если говорить о наличии центрального администратора, то оно никоим образом не противоречит идеологии технологии распределенных реестров

Если говорить о наличии центрального администратора, то оно никоим образом не противоречит идеологии технологии распределенных реестров. Создается распределенный реестр, в него закладываются определенные правила, которые могут подразумевать наделение одного либо нескольких участников особыми правами. В большинстве закрытых сетей такие элементы будут присутствовать, что значительно повышает скорость проведения операций и привносит бОльшую стабильность сети. Это вовсе не означает, что центральный администратор будет вникать в каждую транзакцию и что-то делать, но он будет обладать определенными правами и способностью проактивно реагировать на потенциальные риски, а не отвечать за ликвидацию последствий по результатам их реализации.

К примеру, если в известной открытой сети верность транзакции подтверждается самой длинной цепочкой, то в закрытой с 50 участниками у 20 могут быть особые права. И тогда центральный администратор может сказать, что подтверждения этих 20 вполне достаточно и остальных ждать не нужно.

Если же сравнивать открытые или закрытые сети, то при примерно одинаковых возможностях рисков в закрытых вариантах несравнимо меньше. К возможностям тех и других можно отнести высокую прозрачность и доступность, потенциально низкие транзакционные издержки, устойчивость к локальным сбоям и прочие.

Слабая сторона открытых сетей – невысокая пропускная способность и потенциально высокая ресурсоемкость. Здесь также присутствуют риски несинхронного обновления правил сети и потери ее целостности, неопределенность конечной стоимости транзакции, высокая волатильность курсов цифровых валют и неопределенная регуляторная среда.

К этому можно добавить еще риски как открытых, так и закрытых сетей – это риски утраты конфиденциальных данных именно при наличии открытого доступа к транзакциям, потенциальная уязвимость ПО.

В целом мы считаем, что должен быть обеспечен баланс между доступностью, защитой частных интересов и вопросами безопасности.

Какие еще технологии интересны вашей рабочей группе?

Мобильность и интерактивность сервисов значительно повысили объем безналичных транзакций в дистанционных каналах. Если 2–3 года назад мобильными технологиями только заинтересовались и начали внедрять, то сейчас они есть почти у всех. Банки существенный объем своих операций пытаются перенести на носимые устройства, да и клиенты начинают терять интерес к банкам, не обладающим хорошими мобильными приложениями. В связи с этим в первую очередь мы смотрим именно на мобильные технологии.

К тому же повышение объема безналичных транзакций – одна из задач Банка России. Это повышает прозрачность использования средств всеми участниками финансового рынка и существенно увеличивает уровень защиты потребителей, простоту использования, общую скорость обращения средств в экономике.

Нас интересуют все технологии, которые тем или иным образом способны перестроить экономические и финансовые процессы. Особое внимание мы уделяем вопросам дигитализации, идентификации, коллективным хранилищам больших данных (Big Data), интернету вещей, интерактивным технологиям и искусственному интеллекту, виртуализации и облачным технологиям, криптотехнологиям и подходам к Uber-изации финансового пространства.

Если ранее в регионах, где количество отделений невелико, люди вынуждены были выбирать из 3–4 банков, то теперь благодаря удаленным каналам у них будет выбор

В рамках рабочей группы мы смотрим, где можем содействовать участникам рынка в использовании тех или иных технологий, которые позволят ускорить или удешевить определенные операции либо открыть определенные сферы, которых до этого момента не существовало. Например, если ранее в регионах, где количество отделений невелико, люди вынуждены были выбирать из 3–4 банков, то теперь благодаря удаленным каналам у них будет выбор.

Серьезное внимание также уделяется вопросам кибербезопасности.

Банк России достаточно давно говорит о введении датацентричного подхода к формированию отчетности, когда банкам вообще не нужно будет заполнять какие-либо формы, все необходимые данные будут отправляться в Банк России напрямую. Когда начнется такой переход?

Это уже началось. Мы именно поэтому так давно говорим о датацентричном подходе, чтобы подготовить к нему банки. Так, например, сбор информации по форме 303 – по кредитам юридическим лицам – начался с 1 февраля. Как мы говорили, применение этого способа во многом упростит другие отчетные формы. Сбор полной информации о портфеле кредитов юрлицам делает ненужным сбор каких-то отдельных агрегатов. Но это пока только пилотный проект, не все банки еще к этому готовы.

Так что к датацентричному подходу мы активно идем, но идем, прислушиваясь к банкам, которые просят это делать поэтапно и сообщать обо всех нововведениях заранее. Например, про формат XBRL мы говорим уже около года, и первый тестовый сбор начнется только в 2017 году.

В некоторых странах Европы регуляторы уже обязывают банки открывать API, а недавно на нашем форуме FinNext о подобных планах рассказал представитель Национального банка Беларуси – это должно сделать банковские услуги более удобными и одновременно открыть обширное поле деятельности для разработчиков, коих в республике довольно много. Планирует ли Банк России подобные инициативы?

Мы сейчас активно это обсуждаем, но помним, что принуждение не лучший способ. Действительно, есть вопрос открытия определенных API для некоторых сервисов. Если посмотреть на последние выставки стартапов, можно заметить, что достаточно большой акцент делается на работу с кредитной историей – дедупликацию данных, их проверку, подключение к широкому списку кредитных бюро или иным источникам информации. Когда банк делает скоринг физлица, зачастую он обращается в 17 точек, и понятно, что и он, и каждая из этих точек несут на это определенные трудозатраты. Действительно, есть недочет в том, что все эти API немного разные, и логично было бы их унифицировать.

Действительно, есть недочет в том, что все эти API немного разные, и логично было бы их унифицировать

Параллельно с этим мы активно изучаем опыт предоставления доступа к клиентским счетам с возможностью проведения транзакций для финтех-компаний – посредников между банком и потребителем. Это направление нам представляется перспективным, мы уже начали исследования по этой теме, и нам хотелось бы понять, насколько к этому готовы банковское сообщество и стартапы.

Также очень важна тема удаленной идентификации, которая долгое время обсуждается, и до сих пор многие вопросы неясны. В этой сфере уже выработаны какие-то решения?

Определенная реализация проектов по доступу в Пенсионный фонд со стороны Минкомсвязи уже есть. Со стороны Минкомсвязи также заявлен выпуск нового способа получения данных из ПФР в августе этого года.

В целом мы видим в реализации механизмов удаленной идентификации один из ключей к развитию финтех-сообщества в целом.

Каких инноваций можно ждать от Банка России в ближайшее время?

Все темы прорабатываются в тесном партнерстве с нашими коллегами и появляются только после обсуждения с участниками рынка. Это касается и введения личных кабинетов участников финансового рынка. Даже к этому далеко не все оказались готовы. Им приходится адаптировать свои внутренние процессы, чтобы перейти от децентрализованной модели общения с нами к централизованной.

Мы ввели обязывающие юридические нормы, заранее согласованные с рынком, чтобы участники общались с нами не с помощью электронной почты или бумаги, а в электронном виде через браузер или адаптеры (API)

Недавно мы проводили встречу по этому поводу. Мы понимали, что механизмы, которые использовались ранее, не соответствуют реалиям сегодняшнего дня, и предложили иной подход. Так, мы ввели обязывающие юридические нормы, заранее согласованные с рынком, чтобы участники общались с нами не с помощью электронной почты или бумаги, а в электронном виде через браузер или адаптеры (API) могли получать от нас юридически значимые документы или отправлять их нам. Это действительно повышает скорость обращения документов, оперативность взаимодействия Банка России и участников финансового рынка. Конечно, все закрыто ключами, VPN и т.д. и абсолютно безопасно. И это именно то, чего от нас ждали с точки зрения технологического упрощения.

Наша цель – способствовать формированию новых бизнес-моделей и технологий при обеспечении безопасного и профессионального подхода.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю