Кайрат Келимбетов, глава Нацбанка: Мы работаем, как гаишники

23.10.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

В пятницу, 23 октября, председатель Национального банка Кайрат Келимбетов встретился с алматинскими журналистами и рассказал о текущей работе своего ведомства, состоянии экономики и перспективах её развития.

Встреча главы Нацбанка с журналистами прошла в сжатое время, причём в виде его монолога. Вот о чём рассказал Кайрат Келимбетов.

О цене на нефть

- Экономика должна адаптироваться к нынешним реалиям. А они таковы: цена на нефть скорее всего долго, а возможно, и никогда не вернётся к $100 за баррель, но будет в коридоре $50-60 или $60-70. Если говорить честно, то казахстанской экономике адаптироваться к цене в $50 за баррель достаточно сложно. Но на фоне других стран региона Казахстан смотрится более или менее прилично. Мы находимся в более выигрышном положении из-за той работы, которая была проделана в предыдущие годы. Так, у нас достаточно солидная «подушка»: на 1 сентября 2015 резервы Нацфонда составляли около $68 млрд, резервы Нацбанка – порядка $29 млрд. Они немного сокращаются, но это нормально во время такого кризиса.

В 2017-2020 мы ожидаем запуск нефтедобычи на Кашагане и Тенгизе, а это дополнительные полмиллиона баррелей в день.

С точки зрения макроэкономической устойчивости, мы смотрим в будущее более или менее оптимистично.

Об инфляционном таргетировании

- В инфляционном таргетировании есть две главные мантры. Первая: инфляция. Она должна быть не просто низкой, а той, которую мы запланировали. Мы для себя построили график инфляции с 2015 до 2020: с 6-8% в год должны дойти до 3-4%.

Вторая мантра - свободный курс. Была ли к нему готова экономика? Вовремя ли мы перешли на него? Отвечаю: вовремя. Потому что дальнейшая задержка угрожала большим давлением на систему. При фиксированном обменном курсе не могли же мы каждый день объявлять новую девальвацию! В центробанках мира и в МВФ понимают: система гибкого обменного курса позволяет легче выживать во время внешних шоков.

В той же России никто уже нервно не реагирует, когда курс подходит к отметке 70 рублей за доллар, а потом возвращается к 60 рублям. Разница в 10 рублей – это примерно 40 тенге. У нас же при такой разнице хватаются за сердце: что делать?!

Об оптимальных курсах доллара и рубля к тенге

- Является ли сегодняшний курс равновесным? Я говорю: сегодня - является. Гибкий курс формируется многими факторами, в том числе макроэкономическими. Так, всё лето обсуждали, есть ли у нас паритет с российским рублём. В прошлом году в России инфляция составила 16%, в 2015 в лучшем случае за год составит 12%. У нас в прошлом году инфляция была 7%, в этом году пока - 4,4%. То есть в Казахстане и России уровень инфляций разный. С учётом этого (паритета валют. – F) находится в среднем значении за последние 15 лет. То есть каким он был - таким сейчас и остаётся.

Вообще сегодня равновесность тенге и по отношению к российскому рублю, и к состоянию нашей торговли с Китаем, и к ценам на нефть достигнута. Если спросите меня, каков оптимальный равновесный курс, я отвечу: исходя из расчётов на 2015-2016, он оптимальный при 250-270 тенге за доллар. А сегодня тенге дешевле. Хотя многие думают: был день, когда доллар до 300 тенге скакнул, – потому надо посидеть подождать.

Ослабление сегодняшнего курса уже будет угрожать ценовой и финансовой стабильности. У многих банков начнутся проблемы с коэффициентом достаточности капитала - это показывают стресс-тесты.

О мнимом дефиците долларов

Когда в тот злополучный день (16 сентября 2015. – F) 20 миллионами долларов пытались увести курс за 300 тенге, мы посчитали: настало время нам вмешаться.

Это как с совестью гаишника: когда кто-то ездит пьяным за рулём со скоростью 200 км/ч, ты должен вмешаться, потому что это угрожает безопасности всех остальных участников движения. Мы – главный регулятор этого дорожного движения, у нас есть право вмешиваться. В Чили и Израиле в первые годы после объявления инфляционного таргетирования центробанки тоже участвовали [в игре] на рынке. А чешские и швейцарские – до сих пор это делают.

Есть все предпосылки для краткосрочной стабилизации валютного курса. Естественным поставщиком долларов на рынок является государство в лице Нацбанка, Нацфонда и нацкомпаний-экспортёров. Нацфонд ежегодно конвертирует в бюджет $9 млрд. Ещё $3-4 млрд идут по программе «Нурлы Жол». И $2-3 млрд по решению совета по управлению Нацфондом – «КазМунайГазу», «Самрук-Казыне» и т.д. В общей сложности $15 млрд – это большое предложение для рынка. Потому проблем с дефицитом долларов у нас нет –предложение у нас избыточное.

О средствах ЕНПФ

Как только курс стабилизируется (считаю, это задача – ближайших 3-5 месяцев), нам надо расширять кредитование, чтобы добиться высоких темпов экономического роста. А где взять деньги? В тумбочке. А где у нас тумбочка? Глава государства сказал: деньги Нацфонда не трогать.

Кроме правительства и нацхолдингов, сейчас деньги никто не занимает – обожглись в прошлый кризис. А банкам нужны тенговые средства на кредитование. Чтобы депозиты перевернулись в тенге, курс должен стабилизироваться. Есть источник средств - ЕНПФ.

В следующем году мы ожидаем, что будет возможность перераспределить около 1 трлн тенге из пенсионных накоплений. Из них 400 млрд пойдут на финансирование дефицита бюджета, и 600 млрд мы предлагаем правительству, нацхолдингами и банкам для оживления экономики. Эти средства обеспечены госгарантиями возврата денег.

При распределении этих средств мы предлагаем схему Банка Англии: funding for lending – ресурсы в обмен на кредитование. Мы будем требовать от банков кредитовать бизнес, чтобы предприятия получили дешёвые доступные заёмные средства, которые позволят запустить экономический рост.

О переезде Нацбанка

Нацбанк завтра в столицу не переезжает. Вокруг Алматы живут 2-3 млн человек, здесь весь банковский и страховой ретейл. Потому наши регуляторные подразделения и сам Нацбанк пока не торопятся переезжать. Алматинский финансовый хаб предоставляет традиционные услуги.

Никакого антагонизма с Международным финансовым центром в Астане (МФЦА) у алматинского хаба не будет. МФЦА нацелен на создание реального фондового рынка других финансовых услуг, которые сегодня ещё не развиты в Казахстане. Это - управление общественным и частным капиталом, исламское финансирование, управление пенсионными деньгами на международных рынках капитала и так далее.

Мы работаем в прежнем режиме. Правительство с пониманием относится к этому: в условиях экономии средств никто не требует от нас переезда. Но есть указ президента, в котором говорится: в какие-то сроки передислокация определённых подразделений Нацбанка будет. А банки мы не заставляем это делать. Тех, кто не хочет переезжать, просим не беспокоиться.

Виктор Бурдин, обозреватель Forbes.kz
Возврат к списку новостей

Рекламодателю