Как банковский сектор избавлялся от акционеров

26.07.2021

Источник: Курсив

«Курсив» изучил, как изменилась структура собственников БВУ за последние шесть лет

Расчистка банковского сектора страны от несостоятельных игроков и неработающих активов привела в том числе к тому, что в настоящий момент среди банков почти не осталось организаций с размытой структурой акционеров, а среди этих акционеров практически не осталось так называе­мых ноунеймов. Впрочем, покинуть банковский бизнес пришлось и ряду широко известных в стране личностей. «Курсив» вспоминает, как еще недавно достаточно пестрая палитра собственников БВУ (крупных и не очень) свелась к сегодняшнему почти черно-белому, зато вполне понятному для регулирования варианту.

Самый свежий пример того, как владелец банка (точнее, даже двух) не справляется с управлением организацией и лишается бизнеса, – это история Орифджана Шадиева. В 2013 году он решил попытать счастья на этом поприще, приобретя у финансовой группы из Бахрейна банк ТАИБ.

Банк был переименован в Capital Bank Kazakhstan. Два года назад Шадиев стал владельцем второго банка – AsiaCredit, выкупив полный пакет акций у Нурбола Султана. В текущем году обе организации, которые лежали в частичном дефолте с осени 2019-го, были принудительно лишены лицензий.

Как под копирку

Лицензия AsiaCredit Bank была отозвана регулятором 12 февраля. По информации АРРФР, на указанную дату ссудный портфель этого банка был на 70% неработающим. В финнадзоре не заявили прямо, почему не забрали лицензию раньше, однако из пресс-релиза это становится понятно.

«В рамках исполнения плана мероприятий по улучшению финансового состояния банка акционер осуществил поддержку ликвидностью в размере 15,4 млрд тенге. За период с января 2020-го по февраль 2021-го, за счет денежного погашения и передачи активов, обязательства банка были снижены на 21,8 млрд тенге. С ноября 2020-го по февраль 2021-го за счет средств акционера полностью погашены обязательства банка перед социально значимыми учреждениями (школы и больницы) и ЕНПФ», – говорится в сообщении АРРФР.

По долгам AsiaCredit перед вкладчиками ответит Казахстанский фонд гарантирования депозитов. По данным АРРФР, на 1 февраля в банке находились средства 23 174 физлиц на общую сумму 19,3 млрд тенге, из них депозиты 97,7% человек покрываются госгарантией в полном объеме.

kak-bankovskij-sektor-izbavlyalsya-ot-akcionerov-3.jpg

Capital Bank был лишен лицензии 24 июня. Его ссудник на 90% состоял из кредитов с просрочкой свыше 90 дней, объем неисполненных клиентских платежей превышал 15 млрд тенге, при этом банк имел лишь 149 млн тенге ликвидных активов. В случае с этим банком отложенный отзыв лицензии тоже имел смысл. Как сообщил регулятор, в течение 2020 и 2021 годов акционер снизил обязательства перед депозиторами на сумму 31 млрд тенге; также были полностью погашены долги перед школами и больницами и значительная часть долга перед квазигоссектором.

Что касается квазигосов, то (если исключить человеческий фактор) трудно себе представить, чтобы финдиректора уважающей себя госкомпании угораздило разместить средства в банке уровня Capital. А вот деньги макрорегулятора там могли зависнуть. Нацбанк поддерживал Capital Bank кредитами, и по состоянию на конец 2017-го объем таких займов составлял 27 млрд тенге. В аудированной отчетности сказано, что они были выданы по ставке 9,5% годовых на срок до 30 января 2018 года. Однако эти ссуды неоднократно пролонгировались (и при этом частично погашались). Согласно отчету об остатках на балансовых и внебалансовых счетах Capital Bank, на 31 марта текущего года просроченная задолженность банка по кредитам, полученным от Нацбанка, составляла 13,95 млрд тенге. В аудированной отчетности говорится, что с февраля 2020 года банк прекратил начисление процентов по данному займу.

В пресс-службе макрорегулятора «Курсиву» сообщили, что центральный банк вправе предоставлять банкам займы в качестве заимодателя последней инстанции в порядке и на условиях, предусмотренных законом «О Национальном банке». Условия подобных договоров займа, а также совершаемые на их основании сделки подлежат защите в соответствии с Предпринимательским кодексом и законом «О банках и банковской деятельности», заявили в Нацбанке. На вопрос, намерен ли Нацбанк вернуть этот долг и каким образом, пресс-служба подчеркнула, что «Нацбанк в отношении любых дебиторов предпринимает меры, предусмотренные законодательством и направленные на исполнение обязательств этих дебиторов и на возврат причитающихся сумм».

Выжил только один

За последние четыре года с банковского рынка Казахстана исчезло семь игроков, и в шести случаях это были либо организации без сильного акционера, либо банки с запутанной структурой собственников (либо и то и другое вместе). Помимо двух банков Шадиева в эту шестерку вошли (см. инфографику) Delta Bank, Qazaq Banki, Банк Астаны и Tengri Bank. Исключением из этого правила стал Эксимбанк, который был создан совладельцами крупного энергетического холдинга ЦАТЭК Александром Клебановым, Сергеем Каном и Еркыном Амирхановым. Некогда все трое входили в число 50 самых богатых отечественных бизнесменов по версии журнала Forbes Kazakhstan, однако с 2018 года Амирханов в этом рейтинге отсутствует. СМИ писали, что он был арестован по обвинению в коммерческом подкупе и после урегулирования спора в досудебном порядке покинул страну. Эксимбанк был принудительно лишен лицензии в августе 2018 года. Банк находится в процессе ликвидации, комитет кредиторов возглавляет представитель ЕНПФ.

Акционерами Delta Bank были восемь миноритариев (с долями от 5 до 10%), и только Артыкбай Самзаев владел пакетом свыше 20%. В январе 2017-го S&P понизило рейтинг банка до уровня «CCC–», предупредив, что ликвидные активы структуры сократились до менее 4% от совокупных активов. Спустя пять дней у банка появился крупный участник в лице Нурлана Тлеубаева (считался зерновым олигархом и по 2016 год включительно входил топ-50 местного Forbes) с долей 49,4%. Но ни этот маневр, ни заем от Нацбанка в размере 45,6 млрд тенге не спасли банк от дефолта. В ноябре 2017 года банк был лишен лицензии. Главой комитета кредиторов в рамках процесса ликвидации Delta Bank является представитель ТОО «Специальная финансовая компания DSFK». Это, по сути, коллекторская организация, которая занимается возвратом долгов по переданным ей плохим кредитам из Bank RBK. Как писали СМИ, в марте этого года суд признал Тлеубаева виновным по делу о хищениях в Bank RBK, Евразийском банке и Qazaq Banki и приговорил его к девяти годам лишения свободы.

Структура акционеров Qazaq Banki тоже была представлена множеством миноритариев-физлиц, но среди них, в отличие от Delta Bank, присутствовали известные люди, такие как, например, предприниматель Динмухамет Идрисов. Банк был лишен лицензии в августе 2018 года. В ноябре 2020-го экс-председатель совета директоров Qazaq Banki Бахыт Ибрагим (некоторые СМИ называли его бывшим зятем высокопоставленного отечественного чиновника) был приговорен к восьми годам лишения свободы по делу о хищении 146 млрд тенге в Bank RBK.

«Ибрагим, являясь знакомым Жомарта Ертаева, занимался поиском компаний и физических лиц, на которых оформлялись безвозвратные займы», – приводил портал informburo.kz цитаты судьи, зачитывавшего приговор по делу.

Похожая структура акционеров несколько лет назад была у Bank RBK, и здесь Динмухамет Идрисов тоже был одним из миноритариев. Главное отличие этого банка (которое, возможно, сыграло решающую роль в его судьбе) заключалось в том, что у него имелся якорный собственник в лице частного фонда «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации». Фонд владел долей в банке через ТОО «Дирекция по управлению имуществом «Фонд Инвест», размер этой доли на начало 2017 года составлял 18,7%. В октябре 2017-го банк прошелся по грани дефолта, прекратив обслуживать платежи клиентов. Ситуацию спасло масштабное вливание средств от нового акционера, а также поддержка правительства и Нацбанка. С тех пор единственным конечным владельцем банка является предприниматель Владимир Ким.

Среди акционеров Tengri Bank до 2016 года был единственный крупный участник в лице индийского Punjab National Bank, но затем его доля сократилась с 84 до 49%, в то время как число миноритариев (с долей от 5 до 10%) возросло с двух до шести. Из них публично известна лишь Альфия Куанышева. Она и ее супруг Тимур Куанышев несколько раз фигурировали в рейтингах местного Forbes. Сообщалось, что они были единственными казахстанцами, приглашенными на свадьбу британского принца Уильяма и Кейт Миддлтон.

Банк заявил о целях активно развиваться и прогрессировать, однако вместо этого погряз в корпоративных конфликтах. В 2017 году Tengri предпринял попытку объединиться с Capital (или наоборот), но сделка сорвалась. Весной 2019-го банки вновь анонсировали готовящееся слияние, причем уже тройное (с участием AsiaCredit Bank, который к тому времени перешел под контроль Шадиева). Однако осенью банки Шадиева перестали платить по клиентским счетам, и в феврале 2020-го Tengri заявил, что отказывается от сделки. Вскоре у банка, как и у его несостоявшихся партнеров по слиянию, возникли проблемы с ликвидностью, и в апреле Tengri ввел лимиты на расходные операции клиентов. В августе семья Куанышевых продала свою долю в Tengri Bank. В сентябре 2020 года банк лишился лицензии.

Могучая кучка

После ухода с рынка организаций, принадлежавших несостоятельным акционерам, и прихода новых владельцев в Bank RBK, Цеснабанк и АТФ в Казахстане почти не осталось банков местного происхождения, за которыми бы не стояли могущественные (в условиях текущего политического режима) персоны. Конечные бенефициары отечественных банков сегодня – это чета Кулибаевых, Вячеслав Ким, Булат Утемуратов, «евразийская тройка» (в которой Мукадасхан Ибрагимова стала представителем интересов семьи вместо скончавшегося мужа), Владимир Ким, семья Сарсеновых, а также Назарбаев Фонд (некоммерческая организация, созданная исключительно для обеспечения финансовой деятельности Назарбаев Университета и Назарбаев Интеллектуальных школ), который является конечной контролирующей стороной для компании First Heartland Securities (акционер Jusan Bank и АТФБанка).

Единственным банкиром, который выглядит не столь влиятельным на фоне вышеперечисленных имен, возможно, является Бахытбек Байсеитов (владелец 52,6% акций Банка ЦентрКредит). Но и консолидация в банковском секторе страны, возможно, тоже еще не закончена.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю