Как казахи создают революционную wealthtech-платформу для Азии

08.12.2022

Источник: Forbes Kazakhstan

Сингапурский инвестбанк - по доступным ценам

«Проработав в индустрии 25 лет, я осознал, что получил большой опыт, но уже не хотел оставаться частью консервативной финансовой экосистемы. Я хотел присоединиться к компании, где получу возможность изучить новые инвестиционные процессы и инструменты», - так для себя сформулировал требования к новому месту работу Сун Тонг Вонг, который в 2019-м ушел из сингапурского отделения одной из крупнейших японских компаний Nippon Life Global Investors.

В 2022-м судьба свела его с основателем Paladigm Capital Олжасом Жиенкулом и другим совладельцем этой управляющей компании - Талгатом Кантаевым.

Выходцы из Казахстана, которые вели успешный инвестиционный бизнес в Сингапуре, произвели на Вонга неизгладимое впечатление своим видением финансовой индустрии, стратегией развития компании и заряженностью. Это стало причиной, почему опытнейший эксперт, который мог бы найти работу в самых престижных финансовых институтах мира, пошел старшим инвестиционным менеджером в компанию, которая называет себя стартапом.

«Компания видит себя в будущем как цифровой инвестиционный банк. Это может произвести революцию в отрасли», - объяснил свое решение Вонг.

«Хронологически» и по количеству накопленного опыта Paladigm не относится к стартапам: компания работает на рынках Сингапура, Казахстана и - шире - развивающейся Азии с 2017 года. Однако Вонг застал Paladigm в период тектонических изменений - компания поменяла стратегию, прежний, единственный акционер Paladigm Дамир Карасаев продал 100% акций уже упомянутым молодым людям, которые решили «вырастить» управляющую компанию до цифровой инвестплатформы investbanq и искали под новую стратегию деньги.

Начальный капитал

Большая часть истории Paladigm Capital связана с Олжасом Жиенкулом, участником казахстанского рейтинга «30 моложе 30». Олжас учился в Bayes Business School на факультете менеджмента. В качестве выпускной работы он выбрал создание проекта для сингапурско-гонконгского хедж-фонда Sumo Asset Management Limited. Результат заказчикам понравился, и позже они пригласили Жиенкула в Сингапур.

В Sumo Asset Management Limited Олжас управлял книгой стран СНГ и Европы. Со временем дорос до должности главного инвестиционного директора (CIO).

«Олжас был ключевым сотрудником. Он был экспертом в создании системы эффективного контроля, которая позволяет оценивать и управлять рисками, развивать бизнес по управлению активами, определять инвестиционные возможности и предоставлять услуги клиентам по управлению активами», - вспоминает директор Sumo Asset Management Limited Джоанна Лин.

У Жиенкула были опционы в Sumo Asset Management Limited, и он их «окэшил», когда фонд продали. Так у молодого человека появился капитал, который он вложил в 2017 году в собственную управляющую компанию Paladigm Capital. Также финансовой основой Paladigm стали деньги от стартапов, в которые Олжас инвестировал с 2015 года.

Приручить единорога

Поддерживать стартапы было давним желанием Олжаса Жиенкула. Однако венчурное инвестирование - рискованное дело, под проекты тяжело находить деньги. Поэтому Олжас решил для начала рисковать своими финансами, чтобы понять изнутри, как работает венчур, написать собственную историю венчурного инвестирования.

Героями этой истории молодой человек видел тех, кто создает технологии, меняющие мир, и технопредпринимателей из стран, где мало венчурных денег. В этом плане самым очевидным регионом была Центральная Азия.

Здесь большинство ресурсов находится в руках старшего поколения. Но они знают только один способ инвестирования - 50 на 50. «Как им объяснить, что я свой стартап в миллион долларов оцениваю?», - жалуются начинающие технопредприниматели.

«В 2015 году даже я со своими небольшими знаниями представлял другой тип венчурных инвесторов», - вспоминает Олжас, который стал заходить в перспективные казахстанские проекты Smart Satu, Relog , Clockster, CTOgram, UvU.

Smart Satu, к примеру, разработал В2В-маркетплейс для автоматизации товарооборота между поставщиками и их клиентами. Уже через год после запуска, в 2016-м, проект выиграл национальный конкурс стартапов и получил право представлять Казахстан в конкурсе Seedstars World. В платформу начали вкладываться известные казахстанские предприниматели, а затем, в 2021-м, в капитал зашла Sturgeon Capital – британская инвесткомпания, нацеленная на поддержку технологичных стартапов из ЦА.

Жиенкул смотрел также на азиатский региона в целом. Так в его портфеле оказалась агротех-компания из Гонконга Full Nature. Она занимается аквопоникой - системой, где одновременно, при минимальных ресурсах, выращивают рыбу и овощи. Проект относится к числу тех, которые «помогут накормить весь мир».

На ранней стадии Олжас инвестировал в образовательную платформу Tigerhall. В отличие от других edtech-решений, Tigerhall содержит не ссылки на курсы, а экспертные статьи, в которых рассказывается о факторах карьерного роста, об искусстве управления, о последних достижениях науки и о том, как они могут сказаться на профессиональной деятельности. Позже в платформу вложил деньги фонд Sequoia, топовый игрок на мировом венчурном рынке.

В личном портфеле Жиенкула 13 работающих проектов и лишь один «умерший». Это отличнейший показатель выживаемости, потому что обычно смертность проектов на ранней стадии составляет 90%. «У меня даже есть один юникорн - криптокомпания, кастодиан цифровых активов Copper, которая оценивается более чем в $1 млрд. В Казахстане я не знаю никого, кто бы прошел с проектом весь путь с первого раунда до юникорна», - констатирует бизнес-ангел.

Проверка с пристрастием

О Сингапуре ходят легенды, как легко там можно зарегистрировать компанию - даже не за день, а за 40 минут. Но это работает только для нерегулируемого бизнеса. Если компании нужна лицензия, - а для Paladigm нужна была лицензия, чтобы управлять клиентскими деньгами, - жди тщательной проверки.

Проверки нужны, чтобы мошенники не воспользовались репутацией мирового финансового центра. Сингапур десятилетиями выстраивал свой безупречный имидж, поэтому власти готовы вдоль и поперек проверять новичков.

«Я проходил несколько этапов проверок, включая живое интервью. Меня спрашивали в том числе о моем бэкграунде и происхождении капитала», - вспоминает Олжас, который в итоге лицензию получил.

«Но тянуть финансовый институт в Сингапуре на мои относительно скромные ресурсы тяжело, - признается Жиенкул. - Поэтому я предложил знакомому, которого сильно уважаю, тоже казаху, Дамиру Карасаеву выкупить у меня 50%».

Карасаев, бывший глава казахстанской биржи KASE и экс-владелец Advanced Bank of Asia в Камбодже, в апреле 2017-го купил половину Paladigm, а чуть позже, когда нужно было больше капитала для развития, - весь бизнес.

Карасаев так объяснил это решение: «Несмотря на то что в 2017 году Олжасу было чуть больше двадцати, он уже прожил несколько лет в Сингапуре, установил связи с крупными финансовыми институтами и обзавелся полезными бизнес-контактами. Вкупе с высоким профессионализмом и желанием направить силы в новый проект, Олжас очень быстро убедил меня, что надо начинать».

Понятные флагманы

Уже в 2017-м фаундеры Paladigm Capital видели, что даже в таком регионе, как Emerging Asia (развивающиеся страны Юго-Восточной и Центральной Азии) было мало качественных инвестпродуктов. «И тогда, и сейчас рынки движимы в основном брокерами с принципом «приди, купи инвестидею, плати комиссию», - описывает Жиенкул.

В развитых странах тоже все так начиналось. Но затем произошла революция в BrokerTech, которая породила платформы «сделай сам» с минимальными комиссиями брокеров. Такими платформами пользуются профессиональные инвесторы, для которых низкая комиссия играет ключевую роль, а советы, когда и какие бумаги покупать, не нужны.

Однако BrokerTech-платформы не подходили для большинства индивидуальных инвесторов: им нужен был или профессиональный советник, или гибридное решение. Это привело к развитию рынка инвестиционных управляющих и инвестиционных продуктов – интегрированных решений «под ключ», созданных под определенную тематику.

Emerging Asia тоже неизбежно придет к этому. Но пока инвесторы недообслужены, а многие инвестпродукты или дорогие, или узконаправленные, или недостаточно прозрачные. Поэтому Paladigm «упаковал» две уникальные на тот момент стратегии в понятные продукты.

Флагманским стал Paladigm Atlas Fund - накопительный инструмент с глобальным диверсифицированным портфелем, который интересен для относительно консервативных инвесторов. Портфель Atlas отличается еще и тем, что помимо таких очевидных рынков, как США, содержит ощутимую долю азиатских активов. Не все инвестдома могут похвастаться экспертизой на мировых рынках, включая азиатский сегмент. Фонд имеет прозрачную комиссионную и эффективную налоговую структуры, таргетирует годовую доходность 6-7% в USD.

Другой «фишкой» Atlas является его инвестиционный советник Schroders. Этот глобальный инвестдом родом из Великобритании управляет более $600 млрд, его продукты либо стоят дорого, либо доступны только для крупных инвесторов. Но за счет того, что выходцы из Казахстана смогли запартнериться с Schroders, клиентам Paladigm стал доступен высочайший уровень управления капиталами с минимально возможным чеком.

Еще один флагман – Paladigm Ventures. Фонд поздней стадии стал первым проектом Талгата Кантаева, когда он по приглашению Олжаса пришел в компанию. «Фонд ивестирует в америкнаские технологические компании с капитализацией выше $1 млрд (юникорны), которые в ближайшее время могут выйти на IPO. За счет размещения они могут занчительно увеличить свою стоимость», - объясняет Талгат, который сейчас не только руководит финансовой дирекцией в Paladigm Capital, но и обеспечивает деятельность дочерних структур - Paladigm Corporate и Paladigm Global Funds VCC.

Покупать акции с рук с дисконтом и таким образом зайти на вторичный рынок за 2-3 года до IPO без большого капитала практически невозможно. Но именно в этой нише Paladigm показал себя блестящим экспертом. Годовая доходность Paladigm Ventures находится на уровне 25,5% с момента создания продукта. «В этом проекте мне помогли не только профессиональный опыт, но и деловые контакты, многие из которых переросли в дружеские отношения», - признается Кантаев.

В итоге оба флагмана и линейка других продуктов позволила Paladigm Capital привлечь под управление более $100 млн от средне-крупных и крупных инвесторов (минимальный чек $100 тыс.) из Emerging Asia.

Смена парадигмы

«Из компании по управлению капиталом мы быстро переросли в квази-инвестбанк. Что бы мы ни делали, мы постоянно упирались в несовершенство финансовой инфраструктуры (это на развитом рынке Сингапура!) и нам приходилось закрывать пробелы в сервисе контр-партнеров. Нам это надоело, и мы решили, что надо выходить на другой уровень», - рассказывает Олжас.

Направление для развития подсказала традиционная модель инвестиционного банкинга, которая стала практически недоступной для индивидуальных средне-крупных и даже крупных инвесторов. Сейчас, чтобы пользоваться услугами классических инвестбанков и покупать весь спектр продуктов, надо иметь свыше $50 млн, с меньшими суммами к респектабельным инвестдомам можно даже не подходить.

Кроме того, индустрия инвестиционного банкинга застряла в прошлом веке. К примеру, часто инвесторам приходится иметь несколько счетов для разных продуктов и лишь мечтать о том, чтобы у них была одна выписка на все активы.

«Мы подумали: «Давайте создадим свой цифровой инвестбанк, который будет конкурировать с Credit Suisse, UBS и прочими. Paladigm Capital решил демократизировать доступ к инвестициям для клиентов, которые выпали из поле зрения классических инвестдомов», - обрисовывает контуры новой стратегии Кантаев.

Новое видение означало, что надо «превратиться» в стартап и искать деньги для следующего витка развития. Олжас Жиенкул предложил Дамиру Карасаеву выкупить у него контрольный пакет акций, чтобы вновь стать совладельцем и поднимать инвестиции через венчурные фонды. Акционер поддержал планы команды и в апреле 2022-го продал топ-менеджерам 100% акций.

Сейчас команда занимается цифровой платформой Investbanq, которая сконцентрирует все виды активов и станет one stop shop для любых инвестиционных запросов. К примеру, можно будет торговать с помощью бесплатного робо-советника, не общаясь с людьми, пока в них не возникнет необходимость. Будет и «противоположная» опция - свои активы можно будет отдать под управление.

На интегрированной платформе будут доступны активы, листингованные на мировых биржах, а также продукты и решения от мировых лидеров в инвестиционной сфере. Доступны будут и продукты Paladigm: те, которые компания уже давно развивает (Paladigm Atlas, Paladigm Ventures, Advisory and Discretionary Mandates - индивидуальные мандаты на доверительное управление, которые позволяют инвестиционному менеджеру совершать сделки как и с, так и без консультаций с клиентом), а также множество новых.

Одно из них Crisis Alpha. Это своего рода «страховка от волатильности» - продукт, который добавляется в любой портфель с акциями. Crisis Alpha будет расти, когда рынки станут уходить в красную зону. Продукт уже запущен и выведен на Штутгартскую биржу, вторую по размеру фондовую площадку Германии. «Мы вообще готовы делиться своей экспертизой, - говорит Талгат, - и поэтому стараемся все продукты делать в партнерстве. Так получаются продукты мирового класса».

Уникальное предложение

«Мы зарабатываем, когда зарабатывает клиент. Поэтому мы глубоко разбираемся в ситуации клиента, ищем индивидуальные решения и добиваемся наилучших результатов. Просто сейчас все делается вручную. Именно поэтому мы с командой разработчиков строим платформу Investbanq. Подобных интегрированных платформ в индустрии wealthtech еще ни у кого нет», - заверяет Талгат Кантаев.

Целевым сегментом Investbanq останется Emerging Asia. Базироваться компани по-прежнему будет в Сингапуре, потому что это самое логичное место для таргетирования Emerging Asia. Кроме того, Сингапур - это будущее инвестбанкинга.

«Революция wealthtech будет совершаться повсеместно. И мы хотим быть среди тех, кто выиграет от этой революции», - говорят молодые люди.

Их согласились поддержать несколько инвесторов. В июне 2022-го Paladigm привлекла деньги известного американского венчурного инвестора, который еще в начале 2000-х основал в Нью-Йорке хедж-фонд. Другим инвестором стал серийный предприниматель Айгазы Кусаинов, который возглавляет один из самых успешных ed-tech брендов в РК. В капитал Paladigm также вошла финансовая организация Quantumrock. Она находится в Мюнхене и специализируется на искусственном интеллекте в сфере управления капиталом.

Команде Paladigm понадобится около полугода, чтобы сделать первую версию Investbanq. Пока идет разработка платформы, Paladigm Capital решила глубже интегрироваться в рынок Центральной Азии. Компания зарегистрировалась в Международном финансовом центре «Астана», открыла финтех-лабораторию в РК, наняла data-scientists, сняла офис в Esentai Mall в Алматы, а ее продажники уже начали привлекать клиентов.

Офис в Казахстане будет предлагать уже «обкатанные» продукты Paladigm Capital, а также услуги по структурированию и администрированию инвестиционных решений, для чего в компании открыли специальное подразделение. Объединение продуктов и услуг с цифровым инвестбанком позволит создать экосистему, где инвестор сможет найти практически всё - от консультаций по налогам и услуг релокации до формирования уникального портфеля.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю