Казахстан: новая финансовая реальность

20.07.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Беспрецедентно низкая инфляция и рост депозитов в тенге – что стоит за позитивными трендами в отечественных финансах? И почему они могут измениться?

Цены отступили

Последний отчет Нацбанка о ситуации на финансовом рынке показал две примечательные тенденции. Первая - это устойчивое снижение инфляции. В июне в годовом выражении она составила 3,9% - такого низкого уровня не было за всю историю независимого Казахстана. Понятно, что до конца года эта цифра еще поменяется: впереди ждет и традиционное осеннее повышение тарифов, и предновогодний всплеск цен почти на все группы потребительских товаров. Тем не менее, есть шансы по итогам года все же достигнуть самого низкого значения инфляции (предыдущий рекорд был установлен в 2013 - 4,8%).

Впрочем, дело, конечно, не в рекордах, а в серьезном изменении ситуации на рынке. И то, что оно произошло, – это факт. В июне цены даже показали снижение – 0,1%, тогда как продовольственные товары подешевели на 0,5%.  Из крупных групп товаров с начала года существенно выросла стоимость разве что алкогольной и табачной продукции (на 7,8%) – из-за очередного повышения минимальной цены. Кроме того, значительно поднялась стоимость услуг здравоохранения – на 5,4%. Весьма символично, что быстрее всего у нас дорожают алкоголь и медицинские услуги.

Снижение уровня инфляции, по крайней мере, в первом полугодии - устойчивый тренд. Он отвечает заявленным целям государства и даже превосходит ожидания (6-8%). Однако вряд ли можно говорить о том, что это стало прямым следствием действий правительства и Нацбанка либо политики инфляционного таргетирования. Большую роль сыграл комплекс других объективных факторов.

Стали жить по средствам

В первую очередь, свою роль сыграло ценовое давление со стороны российских и белорусских товаров. Впервые за много лет потребительский рынок Казахстана из территории постоянно растущих цен и очевидного главенства продавца превратился в пространство доминирования покупателя, за которого нужно бороться. Кроме того, девальвация российского рубля привела к тому, что многие потребители успели запастись товарами длительного пользования по более низким ценам. Для рынка же это ознаменовало ослабление спроса, которое сейчас и проявляется.

Что примечательно, говорить о «лавине» товаров российского происхождения не приходится. Импорт из РФ за январь-май составил $4,4 млрд против $5 млрд за аналогичный период прошлого года, то есть упал на 12%. Поэтому главную роль сыграл сам по себе эффект возросшей ценовой конкуренции.

Второй фактор связан со снижением покупательской способности. За январь-май индекс реальных денежных доходов населения впервые с 2009 не вырос, а сократился на 0,3%. В условиях снижения деловой активности, фактической заморозки роста зарплат и ограничений потребительского кредитования серьезно изменилась модель потребительского поведения.  В январе-мае торговля выросла всего на 2,9% (в прошлом году за этот период было 10,3%). При этом на рынках она выросла на 6%, а в магазинах – на 0,4%. Если же сравнивать оборот в магазинах в мае 2015 и мае 2014, то он вообще упал на 1,2%. Это недвусмысленно говорит о том, что казахстанский потребитель стал более осмотрительным: для него важнее становится цена, нежели «статусность».

Доход важнее страха

Вследствие стагнации доходов снизились темпы роста не только потребления, но и сбережения. Депозиты физических лиц в мае выросли всего на 0,3%. Вместе с тем изменилась их структура. Вклады в национальной валюте увеличились на 3,4%, а в иностранной – уменьшились на 1,1%. В результате удельный вес тенговых депозитов в мае вырос с 30,8% до 31,8%. Повышение небольшое, но для казахстанской финансовой системы - принципиально важное. Стало ли оно результатом восстановления доверия к национальной  валюте после коррекции курса в прошлом году? Возможно. Хотя больше вероятность того, что причина кроется всё в той же новой модели потребительского поведения, вызванного проблемами с доходами.

Ценность вознаграждения по вкладу - как одного из источников дохода - повысилась, став для населения сильнее, чем девальвационные ожидания. Поэтому народ волей-неволей обратил внимание на вклады в тенге, поскольку по валютным депозитам установлен очень уж низкий потолок, не позволяющий рассчитывать на доходность как таковую.

Инфляция – не рецепт для роста экономики

Таким образом, изменения в объективных экономических условиях и в мерах экономической политики, которые происходили за последние месяцы, вылились в определенные качественные сдвиги. Сформирована более комфортная для потребителей среда, одними из признаков которой стали стабилизация потребительских цен и рост депозитов в национальной валюте.

Однако это, по мнению властей, вывело из зоны комфорта бизнес. Поэтому, как видим, последние действия направлены на восстановление статус-кво. Расширение коридора для обменного курса тенге, политика ограничения рыночного формата торговли в пользу супермаркетов, ограничительные меры для импорта – всё это способно подтолкнуть инфляционные процессы.

Однако обернется ли это в преимущества для бизнеса - ещё вопрос. Ведь нынешняя ситуация с низкой инфляцией и ростом тенговых накоплений также создает определенные плюсы для экономики, формируя предпосылки для удешевления кредитных средств. Конечно, это более длинный путь, чем искусственное снижение процентных ставок за счет государственного субсидирования, зато более надежный.

Поэтому властям, на наш взгляд, имеет смысл подумать о сохранении достигнутых позитивных параметров и не торопиться с инфляционными стимулами для роста экономики, пусть даже на этом и настаивают лоббистские группы.

Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю