У Казахстана будет свой офшор

30.10.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Закон, позволяющий начать работу международного финансового центра в Астане, еще не принят, но глава Нацбанка уже предложил для МФЦА новую функцию – управление государственными активами. Зачем понадобилось заводить их в казахстанский офшор вместе с легализованными капиталами.

Капитал не пахнет

«Вы знаете, что в настоящее время Нацбанк Казахстана управляет активами свыше $100 млрд, и совместно с нашими партнерами мы планируем локализовать часть этой деятельности в международном финансовом центре «Астана», - сообщил шеф Нацбанка Кайрат Келимбетов 29 октября в ходе инвестиционного форума Astana Invest-2015. Между тем, для деятельности МФЦА ещё даже не принят закон, проект которого только поступил в сенат.

Создание «казахстанского Дубая» так форсируется, что не оставляет сомнений в особом его статусе для властей. Закон «Оо деятельности МФЦА» предусматривает ещё более заманчивые условия для участников центра, чем изначально предполагалось. Как следует из проекта закона (конституционного, поскольку он вводит особый правовой режим на территории МФЦА), налоговые и иные льготы для участников центра будут действовать 50 лет.

А поправки в другой закон - о легализации - предусматривают возможность инвестирования легализованных средств в МФЦА без уплаты сбора. Таким образом, Казахстан одновременно рассчитывает и на капитал респектабельных зарубежных инвесторов, предлагая им нормы английского права, и на государственные активы, и на отечественный капитал, полученный с нарушением закона. Деньги, конечно, не пахнут, но все же довольно странный микс.

Более того, недавно появилось новая интерпретация МФЦА – как альтернативного офшора для российских компаний, дающего возможность привлекать финансирование в обход санкций.

Экономика – не главное

Максимально широко открывая двери для любых участников центра и предлагая комфортные условия на любой вкус, авторы проекта в то же время оставляют за кадром выгоды для собственной экономики.

Диалог между главой Нацбанка и депутатами при рассмотрении законопроекта об МФЦА в парламенте в этом плане весьма примечателен, поскольку обошёл стороной главные вопросы - расходов и доходов. Относительно затрат Кайрат Келимбетов сообщил, что в предстоящие два года на МФЦА будет выделяться по 3 млрд тенге, после чего он выйдет на самоокупаемость – без уточнения, за счет чего это произойдёт. Вместе с тем реальные затраты со стороны государства окажутся намного больше. В частности, они включают здания для размещения МФЦА, а это огромные суммы, независимо от того, станут ли они собственностью центра либо будут им арендоваться. А в плане доходов МФЦА сейчас нет даже примерных ориентиров.

В частном секторе трудно представить ситуацию, когда бы на совете директоров представлялся на утверждение проект, не имеющий обоснованной расходной и доходной части, а лишь обещания, что всё будет хорошо. Но в государственном и квазигосударственном секторе у нас это - в порядке вещей. Сначала появляется инициатива, принимается решение, и выделяются деньги, а затем уже готовится обоснование и оценивается возможный экономический эффект. Так что МФЦА здесь не является исключением, занимая место в длинном ряду проектов, которые запускаются «на удачу», как и его предшественник РФЦА. Почему всё же эта идея так усиленно продвигается?

Вместо нефти…

Разумное объяснение может быть связано с тем, что МФЦА необходим для диверсификации экономики и создания дополнительных источников генерирования прибыли, помимо нефти.

Если раньше эта задача была скорее имитационной, то теперь, когда цены на нефть упали всерьёз и надолго, её нельзя избежать. Исходя из опыта других стран и возможностей Казахстана, направлений для диверсификации может быть несколько (эта тема заслуживает отдельной статьи).

Мировая практика, например, тех же Объединённых Арабских Эмиратов показывает, что финансовый центр может стать хорошим вариантом диверсификации экономики, генерируя рабочие места и поступления в бюджет. В Международном финансовом центре Дубая (DIFC) две трети оборота обеспечивают финансовые институты, а остальное даёт обслуживающий сектор (аудит, юридические консультации, торговля, рестораны). Причем нефинансовый сектор растёт вдвое быстрее финансового. За прошлый год число компаний, работающих в DIFC, увеличилось на 18% (до 1225), а количество их персонала – на 14% (до 18 тыс.).

Вместе с тем таких показателей DIFC достиг за 10 лет своей работы и позиционируя себя именно глобальным центром, лидирующем на рынке ёмкостью 2,8 млрд потребителей. И даже при этом в абсолютном значении, безусловно, он не может обеспечить для ОАЭ ни количество рабочих мест, ни доходы, сопоставимые с нефтяной отраслью. Финансовый центр – лишь одно из направлений диверсификации. Примечательно, что в Казахстане ни одному из других направлений не представляется столько льгот и столько внимания, как финцентру, - ни обрабатывающей промышленности, ни транспорту, ни туризму, ни сельскому хозяйству.

…и вместо банков

Очевидно, что причина всё же кроется в другом. Создание МФЦА, продление сроков легализации капиталов и подготовка по-настоящему серьёзной приватизации – всё это звенья одной цепи.

Офшор в Астане нужен не столько для российского капитала, сколько для самого Казахстана. Ставка на зарубежных инвесторов, которых активно заманивают в ещё не созданный центр, обусловлена, в первую очередь, необходимостью получения реального международного статуса и гарантий для новой безналоговой гавани.

Причем в офшор, как следует из слов главы Нацбанка, пойдут не только частные средства, но и государственные. Управление госрезервами скорее всего и будет главным источником дохода МФЦА. И это, по сути, совсем новый поворот в деятельности центра, принципиально иная концепция, означающая создание нового центра финансовой власти. Не случайно Кайрат Келимбетов, говоря о развитии через МФЦА локального рынка капиталов, упомянул о «значимой альтернативе банковской системе страны». Возможно, государство сочло, что ему проще раскачать МФЦА, чем заниматься бесконечной поддержкой банков, которые всё равно ведут свою игру.

Важный нюанс заключается в том, что в силу своего особого правового статуса новый финцентр сможет стать автономным не только от банков, но и от государства.

Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю