Казахстанским банкам ослабили строгий режим

12.10.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Нацбанк перешел на контрцикличную политику регулирования банковской системы. По сути, она представляет собой борьбу с теми рисками, которые вызвали прежние решения регулятора.

Время раскручивать гайки

Контрцикличность - излюбленная тема наших экономических властей. Год назад была объявлена контрцикличная экономическая политика, а теперь вот дошла очередь и до контрцикличного регулирования в банковской сфере. Идеология в обоих случаях понятна – нивелировать воздействие неблагоприятных условий, поддерживая деловую активность.

Однако в экономике, по факту, контрцикличная политика сходит с повестки дня. Объявленный президентом режим всеобщей экономии подвел черту под попытками залить кризис деньгами. Сохраняется лишь финансирование по программе «Нурлы жол», тогда как в целом бюджетные расходы ужимаются.

Очевидно, что цикл спада окажется гораздо более затяжным, нежели это представлялось правительству. Кроме того, его природа также оказалась более сложной, нежели просто падение цен на нефть и металлы. Тем не менее, официально государство продолжает политику стимулирования экономического роста.

Что касается банков, то по отношению к ним вводится контрцикличная политика, предложенная Нацбанком и одобренная Советом по финансовой стабильности. Однако её содержание вызывает вопросы. По логике она должна быть связана с расширением доступа к кредитным ресурсам, играя против тенденции их сжатия. Так, например, формулировалась контрцикличная банковская политика во время предыдущего кризиса.

Однако в это раз, наоборот, в качестве одной из задач обозначено «снижение долговой нагрузки экономических субъектов и населения». Но главное отличие в том, что предметом контрцикличного регулирования вообще стало не кредитование как главная функция банковской системы, а банки как институты. Речь идет о смягчении требований к ним регулятора, в том числе пруденциальных нормативов, а также их процедур их исполнения. В противовес какому циклу, спрашивается, это выступает?

Проще переименовать, чем снизить

Центральное направление новой политики связано с проблемными кредитами. В конце июля Национальный банк сообщил, что доля неработающих займов по банковской системе снизилась до 9,98%.

Это позволило отчитаться о досрочном исполнении поручения главы государства о снижении уровня проблемных кредитов (Non-Performed Loans, NPL) в кредитных портфелях банков до 10% к 1 января 2016. Такой обвал доли NPL выглядел настоящим «казахстанским банковским чудом», поскольку прежде она неуклонно росла, на пике достигнув 33,7%. По данным Нацбанка, после покорения величины 9,98% доля NPL продолжила оптимистичный путь вниз, в августе снизившись до 9,35%, а в сентябре – до 9,21% (с начала года доля NPL упала на рекордные 62,4%).

Тем не менее, несмотря на «досрочное исполнение», Совет по финансовой стабильности решил перенести ещё на два года достижение задачи снижения доли неработающих кредитов до уровня менее 10%. Теперь к этому показателю нужно прийти к 2018. Перенос, как пояснил Нацбанк, связан исключительно с изменением методологии расчета неработающих кредитов. Сейчас Нацбанк относит к ним займы с просроченной задолженностью свыше 90 дней. Но с 2017 вводится международный стандарт понятия «неработающий кредит», который будет включать реструктурированные кредиты.

Однако такое объяснение вызывает некоторые вопросы.

Во-первых, непонятно, о каком международном стандарте идёт речь и почему необходимо ему следовать. Сам переход на него, по сути, противоречит подходам контрцикличной политики, осложняя положение банков.

Во-вторых, между неработающим и реструктурированным кредитом далеко не всегда можно ставить знак равенства. Грань довольно зыбкая, все зависит от того, как и для чего была проведена реструктуризация займа – формально, для улучшения баланса, или же на основе реальных перспектив возврат займа на новых условиях.

В-третьих, непонятно, что мешает сначала выполнить прежнюю задачу - снизить долю неработающих кредитов к 2016, а затем уже приступать к задаче сокращения NPL в расширенном понимании к 2018. Ситуация похожа на то, как если бы человек поставил цель сбросить двадцать кило до Нового года, но в октябре купил новые весы и поэтому решил отсрочить похудение на два года.

Нет валюты – нет ипотеки

Вероятно, речь идет не столько о новом стандарте, сколько о причине, которая делает невозможным обеспечить к 2016 году NPL ниже 10%. И причина может быть только одна – резкая девальвация тенге, которая ухудшила исполнение обязательств по валютным кредитам. В первую очередь, это касается физических лиц – ипотечников.

Не случайно Нацбанк вместе с решением о новом стандарте подсчета NPL и продлением сроков снижения их доли объявил о пакете законодательных мер по снижению доли неработающих кредитов. Среди них самый действенный - запрет на выдачу ипотечных займов в иностранной валюте гражданам, не имеющим доходов в валюте.

Также вводится запрет на требование с заемщика любого вознаграждения и неустойки, начисленных после 180 дней просрочки обязательства по договору ипотеки. Предусмотрено право заемщика на первоочередное погашение просроченного основного долга и вознаграждения и право на погашение неустойки и штрафов в последнюю очередь. Логика предлагаемых законодательных мер очевидна.

С одной стороны, предполагается устранить саму возможность дальнейшего роста NPL из-за выдачи валютных займов – источника повышенной опасности в эпоху плавающего обменного курса.

С другой стороны - облегчить бремя тех, кто уже успел попасть в «валютную вилку», чтобы они хоть как-то обслуживали свои кредиты, спасая их тем самым от перевода в категорию NPL.

Таким образом, объявленная Нацбанком контрцикличная политика не похожа на систему мер, идущим в противодействие двум ключевым трендам нынешнего цикла – ослабление кредитной активности и рост кредитных рисков.

Связи между послаблениями для банков и повышением качества их кредитной функции в экономике совершенно не прослеживается. Вместо этого новая политика похожа на действия по «пожарному» реагированию на последствия предыдущего решения Нацбанка о переходе к плавающему обменному курсу национальной валюты.

Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю