Казахстанские банки уходят в экосистемы

02.08.2021

Источник: Forbes Kazakhstan

Какие модели могут появиться на банковском рынке страны

Казахстанские банки активно включились в гонку платформенных сервисов, объединенных в единые экосистемы. Последние дают возможность клиентам получить новый потребительский опыт, а самим БВУ – расширить клиентскую базу. Совместив цифровые сервисы с традиционным офлайном, банк закрывает растущий запрос клиента на оперативность, охват и прозрачность операций. Потребитель больше не тратит время на ввод личных данных, посещая банковский сервис, – экосистема использует единый сквозной идентификатор. Если к тому же сервис встроен в мобильное приложение, переход с одной услуги на другую максимально упрощается.

Экосистемы как таковые состоят из нескольких платформ, предлагающих различные продукты и услуги, и могут выстраиваться вокруг якорного продукта. Например, экосистема сферы недвижимости может включать строительство дома, управление его эксплуатацией, предложение услуг по поиску аренды (покупки, продажи), ремонту, дизайну и клинингу. Основная задача экосистемы – предложить клиенту максимальный ассортимент и вытеснить конкурентов из его жизни. Поэтому важным свойством экосистемы является составление потребительского портрета клиента и использование его цифрового следа для адресного предложения, что способствует удержанию клиента. Монополия на потребителя цементирует позиции компании на обслуживаемом рынке и повышает роль экосистем в перераспределении ресурсов экономики, считают авторы доклада «О конкуренции в цифровой экономике», подготовленном Европейским союзом.

В Казахстане первую экосистему создала группа Kaspi. Классические банковские услуги (платежи, кредиты и депозиты) от Kaspi Bank дополнили различные потребительские сервисы, в частности покупка товаров и услуг онлайн, в том числе в рассрочку и в кредит, у «дочек» и партнеров. К слову, дочерняя страховая компания, основной портфель которой состоял из договоров страхования автокредитов банка, в систему не вошла – этот бизнес был продан в 2020 году. До этого, в 2013 году, казахстанские владельцы группы купили популярные ресурсы объявлений – «Колеса» и «Крыша», подключив к системе новые рынки. Сегодня Kaspi позиционирует себя как финтех-компания и строит экосистему потребительского типа, наращивая нефинансовые услуги и сервисы. Банк в ней выполняет функцию провайдера платежей и кредитования.

Занятая Kaspi ниша подвигла другие банки к поиску иных моделей экосистем. Считается, что каждый банк должен иметь ключевые продукты и экосистема должна строиться под конкретную аудиторию. У крупных игроков в орбиту системы может попасть огромное число неспециализированных сервисов, удобных для потребителя.

Lifestyle и ценные бумаги

По словам заместителя председателя правления Народного банка Антона Мусина, казахстанские БВУ при выборе модели экосистемы используют зарубежный опыт, поскольку в первую очередь это «тенденция реализации банками небанковской экосистемы как таковой и, конечно, опыт создания товарных маркетплейсов». Выбор модели зависит как от располагаемых ресурсов, так и от того, насколько уже сейчас у банка развиты клиентская база и IT-инфраструктура. Кроме того, отмечает Мусин, некоторые банки пошли по пути покупки нишевых игроков для захвата существенной доли рынка сразу в момент выхода на него. Наличие таких нишевых игроков также отчасти определяет выбор модели экосистемы.

Народный банк, говорит собеседник, строит открытую розничную экосистему на базе того, что является универсальным банком, входящим в крупную группу, предлагающую разнообразные продукты: инвестиционные, страховые, телекоммуникационные, lifetime-сервисы и многое другое.



В основе экосистемы банка лежит несколько проектов: товарный маркетплейс, платформы для покупки авиа- и ж/д билетов, туристических туров, ценных бумаг, а также билетов в кинотеатры. «В ближайшей перспективе перечень наших экосистемных продуктов и сервисов будет расширяться», – обещает Мусин. В основных планах на ближайшие два-три года – увеличение доходности проектов, при этом банк будет активно заниматься кросс-продажами финансовых продуктов, а также «продвигать партнерские проекты через наши и их мобильные приложения и сети».

В пресс-службе ДБ Сбербанк на запрос Forbes Kazakhstan ответили, что на текущий момент еще формируются core (основные) продукты экосистемы. Пока же в Казахстане банк масштабирует сервисы в сфере engagement, входящие в группу материнского ПАО «Сбербанк»: онлайн-кинотеатр Okko и сервис прослушивания музыки «Сберзвук». С 2020 года запущен сервис по покупке авиа- и ж/д билетов. Сейчас банк пилотирует разные модели продаж и клиентского пути по подключению каждого из этих сервисов. На вопрос о ближайших перспективах развития экосистемы в ДБ Сбербанк ответили, что смотрят туда же, куда и большая часть игроков рынка, – в сторону высокочастотных сервисов, входящих в так называемую lifestyle-группу потребностей клиента.

Между тем модель экосистемы с выраженным потребительским характером принята на вооружение не всеми БВУ. Часть из них выстраивает системы, где ключевыми выступают финансовые продукты для конкретной аудитории. В идеале такая экосистема должна прийти к созданию «мультибанка», где сосредоточено управление всеми счетами и продуктами клиента. В случае с розничными клиентами фокус смещается к управлению свободными деньгами и к концепции финансового планирования.

Стратегию максимального спектра финансовых услуг реализуют, в частности, ForteBank и Jusan Bank. ForteBank в 2019 году приобрел технологическую компанию и с этого момента начал переходить в формат финтеха. В конце 2020 года банк открыл ForteFinance, получившую лицензию на брокерское обслуживание, продукты и услуги которой включены в экосистему. Кроме того, в портфеле экосистемы Forte представлены онлайн-магазин товаров в рассрочку, мобильный оператор и платформа для покупки туристических туров. Экосистема Jusan Bank опирается прежде всего на дочерние компании – страховую и брокерскую. Помимо них, в систему входят онлайн-магазин товаров широкого ассортимента и мобильный оператор – в феврале этого года одно из подразделений группы Jusan объявило о покупке телекоммуникациoнной компании KazTransCom.

Все только начинается

Директор центра по развитию финансовых технологий и инноваций АФК Константин Пак объясняет привлекательность потребительских экосистем начальным периодом их становления: эталонных решений еще нет, направлений для развития очень много и в перспективе они имеют хорошую маржинальность. При этом собеседник отмечает, что концепция открытого банкинга (OpenAPI), когда банки кооперируются и делятся информацией, не вполне рабочая для казахстанского рынка. «По поводу OpenAPI я настроен скептически, – говорит Пак. – Рынок Казахстана довольно узок и конкурентен, и размывать его на еще большее число игроков, на что нацелены открытые API, я не считаю перспективным». По мнению эксперта, это может привести к снижению маржинальности и падению уровня сервиса. «Нечто подобное мы видели на рынке мобильной связи, когда снижение ставки интерконнекта настолько размыло рынок, что компании с трудом выдерживают расходы на поддержание сетей», – указывает Пак.

Собеседник также отмечает, что на рынке есть несколько интересных проектов по реализации мультибанков, в том числе с включением мобильных операторов или с более глубокой интеграцией розничных инвестиционных продуктов в экосистему. Но насколько такие гибриды эффективны и окупаемы – покажет время. Пак уверен, что рынок еще увидит интересные сочетания направлений в экосистемах. Например, эксперименты со страховыми продуктами, недвижимостью и путешествиями.



В любом случае не все БВУ возьмут курс на собственные экосистемы. Прежде всего на рынке сформировался технологический отрыв банков-лидеров, догонять которых будет все сложнее. Председатель правления Банка ВТБ Казахстан Дмитрий Забелло указывает, что, к примеру, онлайн-услуги для физических лиц сегодня есть у многих банков, а вот подобные предложения для юридических лиц – еще редкость. Так, всего пять банков предоставляют услугу открытия счета на портале Egov.kz, кроме того, далеко не все БВУ имеют мобильные приложения для индивидуальных предпринимателей. В итоге «это становится именно той областью, в которой формируется существенный разрыв».

В свою очередь Мусин полагает, что для банков, которые не имеют возможности более глубокой интеграции с партнерами и создания собственных экосистемных проектов, стратегия будет связана с развитием определенных нишевых продуктов и услуг. Такие игроки «будут перерастать в банки-монолайнеры, которые будут предлагать ограниченный набор финансовых сервисов, но делать это максимально хорошо».

В ДБ Сбербанк считают, что среди лидеров рынка конкуренция однозначно будет идти на уровне экосистем и качества их сервисов. Что касается «внесистемных» игроков, то это будут «только узкоспециализированные банки, работающие в рамках конкретных задач или вокруг определенного сегмента, например индивидуальных предпринимателей».

Движение рынка в сторону цифровизации и экосистем только началось, однако уже поднимается вопрос нарастания рисков, которые, в частности, можно снизить через государственное регулирование экосистем. «На текущий момент экосистемы только начали делать первые шаги. Если говорить именно о Казахстане, то основной риск этой сферы – монополизация рынка. Для минимизации этого риска необходимо разработать и внедрить законодательство, регулирующее эту сферу», – полагает Забелло. Второй важный риск, по мнению собеседника, – угроза информационной безопасности экосистем. Они обладают огромным набором различных баз данных, связанных между собой, что автоматически порождает риск утечки информации.

В свою очередь председатель правления Банк ЦентрКредит Галим Хусаинов указывает, что сами экосистемы не представляют собой никаких рисков – риски несут сервисы внутри данных экосистем, и надо их регулировать стандартными подходами (обычно в их основе лежат просто платежи и переводы) с целью соблюдения интересов граждан и государства. «Если же регулировать не сервисы, а экосистемы, то это станет серьезным ограничением в их развитии», – полагает Хусаинов.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю