Мистическое списание 90 млрд тенге

23.04.2015

Источник: КАПИТАЛ

На этой неделе разразилась вторая волна скандала вокруг списанных 90 млрд тенге пенсионных накоплений казахстанцев. Над вопросом «кто виноват и что делать» на этот раз задумался мажилисмен Мухтар Тиникеев, предложив за списанные средства «сажать банкиров». Однако, уверены аналитики, искать концы нужно совсем в другом направлении. К тому же консолидация всех пенсионных накоплений, начатая в 2013 году, может служить сигналом к переходу к новой экономике.

На днях в ходе презентации в нижней палате парламента законопроекта, предусматривающего внесение поправок в законодательство по вопросам пенсионного обеспечения, мажилисмен Мухтар Тиникеев обратился к Национальному банку РК с просьбой объяснить, почему было списано 90 млрд тенге. «Куда делись эти деньги?.. Каждый год начисляли людям плюсы, плюсы шли, и тут – раз, минус 90 млрд. Вы нанимаете иностранных аудиторов, платите им бешеные деньги. Что они вам дали, они вам дали фамилии, кто украл эти деньги или куда делись эти деньги? Сколько вы заплатили этим иностранным аудиторам? У каждого банка практически были свои страховые компании. Вот эти деньги они просто занимали в страховых делах, выплачивали кредиты, брали с этих денег шапки, и сейчас мы говорим, не знаем. Сажайте этих банкиров!» – заявил депутат.

Эксперты считают, что обвинять банкиров не совсем уместно. Айдар Алибаев, председатель правления ОО «Финпотребсоюз», считает, что виноваты здесь не банкиры, а скорее депутаты и государство. По его словам, в СМИ неоднократно поднимался вопрос о приобретении пенсионными фондами бумаг аффилированных структур, к тому же некоторые из эмитентов по своим проектам объявили «мутные и непонятного происхождения» дефолты.

Ранее Нацбанк объяснял, что еще до передачи активов в ЕНПФ 26 эмитентов допустили дефолт по своим обязательствам, но в ЕНПФ бумаги этих эмитентов переданы как действующие активы. Регулятор передал имеющуюся информацию в правоохранительные органы, сообщали тогда в Нацбанке.

«Государство должно было проявить внимание к этому вопросу, в том числе и силами правоохранительных органов. Это нужно было делать в свое время», – отметил эксперт. Хотя, по его мнению, многие концы можно найти и сегодня.

«Об этой аффилированности пенсионных фондов и банков мы говорим с самого начала пенсионной реформы. Нельзя этого было допускать», – считает эксперт, соглашаясь с тем, что связанные фининстиуты оказывали существенное влияние и давление на НПФ, однако последние самостоятельно принимали инвестиционные решения и имели собственную лицензию на осуществление пенсионной деятельности.

«Там еще много проблем, которые похоронят после исчезновения частных пенсионных фондов. Но они не будут похоронены бесследно, все следы можно найти при желании. И я думаю, когда придет время, будут доказаны многие вещи и кто-то понесет наказание», – отметил Алибаев, добавив, что с деньгами, которые принадлежат всему народу, надо быть строгим и щепетильным.

Айдархан Кусаинов, директор консалтинговой компании Almagest, назвал заявления господина Тиникеева популизмом и эпатажем. «Вот так просто кого-то обвинить, что эти средства украдены – это как минимум непрофессионально», – считает эксперт. Он отметил, казахстанские пенсионные фонды осуществляли инвестиции на фондовом рынке, на котором можно как заработать, так и потерять. Даже следование формальным правилам в части инвестирования со стороны руководства НПФ, полагает он, могло привести к потерям. В этом случае убытки сами по себе не так страшны. «В конце концов, последние несколько лет у нас были не самые лучшие, падение фондовых рынков наблюдалось во всем мире. Главным остается вопрос, почему эти убытки не были отражены ранее, а появились только сейчас.Это не столько вопрос к руководству НПФ, сколько к аудиторам, которые работали с НПФ до момента объединения. Впрочем, учетная политика НПФ и ЕНПФ может отличаться, так что в целом никакого злого умысла я здесь не вижу – нужно детальнее разбираться», – отметил Кусаинов.

Со своей стороны источник, близкий к банковскому сектору Казахстана, отметил, что мажилисмен видит проблемы не там, где нужно. Это скорее отвлекающий маневр, считает источник.

Основная проблема, по его словам, заключается в зарегулированности рынка НПФ в течение длительного времени, а также в использовании пенсионных средств для субсидирования дефицита бюджета. «И сейчас сваливать все проблемы пенсионной системы, низкой доходности на НПФ и управляющие компании – неправильно», – считает источник. Еще одна проблема, по его словам, заключается в качестве регулирования рынка ценных бумаг – регулятор не обращал внимания на качество эмиссий и ценных бумаг, а исключительно – на внешние признаки, рейтинги, например. «А что стоит за этими рейтингами, регулятор не отслеживал», – отметил источник. Это просто формальный подход со стороны регулятора.

С точки зрения переоценки активов, полученных от частных пенсионных фондов, претензий к Национальному банку нет, подчеркнул источник. Зато, добавил он, к Нацбанку есть масса других вопросов: каким образом он сейчас управляет пенсионными накоплениями, почему доходность по-прежнему низкая, откуда появилось это решение создать ЕПНФ, насколько оно лучше и перспективнее, чем раньше.

Между тем в ходе той же презентации в нижней палате парламента законопроекта зампред Нацбанка Дина Галиева отметила, что 90 млрд тенге «это всего лишь 2% от всей суммы накопления. Списали после объединения всех пенсионных фондов в ЕНПФ. Поэтому, если у кого-то 10 тыс. тенге, у кого-то и 70 тыс. тенге. Это зависит от суммы накоплений. А в целом от пенсионных активов 2% мы списали. В общем, по Казахстану 4,5 трлн тенге всех накоплений, мы списали 2% – это 90 млрд тенге от всех сумм накоплений». Зато, похвалилась зампред Нацбанка, с момента объединения пенсионных накоплений, с 26 марта 2014 года, ЕНПФ уже заработал где-то 8,5% доходности.

Оценивая деятельность ЕНПФ, Айдархан Кусаинов отметил, что фондовый рынок умер, когда был создан единый пенсионный фонд, поэтому оценивать его доходность бессмысленно.

«Я считаю, что в ближайшее время у нас в стране должна существенно поменяться экономическая политика. То есть в старой парадигме она себя изжила и бесполезно к ней возвращаться. Полагаю, что ЕНПФ создали просто потому, что в государстве нет денег. Централизованно использовать пенсионные накопления гораздо проще, чем выпускать облигации на рынок, а затем уговаривать 20 независимых частных НПФ приобрести их», – отметил Айдархан Кусаинов.

По его мнению, создание ЕНПФ – это один из шагов по консолидации – сначала «Самрук-Казына», где были сконцентрированы все госкомпании, затем ЕНПФ, плюс у нас имеется единая кубышка – Нацфонд. «В какой-то степени это может быть оправдано, ведь мы переходим к другой экономике, к новым отношениям в рамках Евразийского союза, к новой геополитической реальности. Консолидация всех средств у государства – это также оправданная мера в случае кризиса и трудных времен, поскольку позволит эффективнее управлять экономикой и финансами, однако консолидация несет в себе и серьезные риски, увеличивая цену ошибки», – поделился своим мнением эксперт.

Акт первый. Разочарование

В сентябре прошлого года главе Нацбанка Кайрату Келимбетову уже приходилось держать ответ насчет списанных средств. Тогда он отметил, что частные пенсионные фонды вкладывали деньги в несуществующие банки.

«Для справки могу сказать, что деятельность частных пенсионных фондов, которые часто хвалят СМИ, говоря, что они работали эффективно, что раньше было хорошо, теперь стало хуже, на самом деле как раз частные пенсионные фонды вкладывали деньги в так называемые «мусорные облигации», в банки, которые не являются банками, входящими в первые 10-15 лучших банков страны. Поэтому, к сожалению, в сентябре нам пришлось одномоментно списать очень большую сумму – около 100 млрд тенге, поскольку прежняя деятельность частных пенсионных фондов была убыточной и не покрывала инфляцию, она была 2-3%», – откровенничал тогда Кайрат Келимбетов. Он также отметил, что у населения неправильное представление о работе банков. «Немножко неправильное было представление, не совсем корректное, что есть капитал банка, и, например, капитал банка 100 тенге и только 100 тенге он может получать и больше никак не может работать. Вы знаете, что есть такое понятие, когда (есть) определенный капитал банка и, соответственно, банк привлекает средства, он их занимает из-за рубежа, привлекает средства депозитов населения и выдает кредиты, эта выдача кредитов плюс какие-то средства называются активы. Вот по отношению к активам банк может привлекать соответствующие средства, в том числе и средства ЕНПФ», – объяснил он.

«Средства как раз работают на экономику, поскольку выделяются банком на десятилетнюю основу, и они сейчас начнут выдавать кредиты, начнут финансировать деятельность многих предприятий в Казахстане. Что касается рисков, первые 10 банков, вы знаете, что это те банки, за которыми следит Национальный банк как регулятор, мы очень четко понимаем ситуацию и мы знаем, что в этих банках достаточно устойчивая ситуация», – отметил глава Нацбанка.

Тогда же Кайрат Келимбетов рассказал о том, почему средства раньше плохо работали, а теперь хорошо. «Половина инвестиций идет, как правило, на финансирование, на покупку государственных ценных бумаг. По ним доходность выросла существенно. Второй вопрос – это депозит. Вы помните, прошлые два года банки «плакали»: «У нас нет долгосрочных денег, как финансировать и кредитовать экономику, все депозиты краткосрочные». Механизм, который был предложен и одобрен в инвестиционной декларации ЕНПФ, ЕНПФ часть своих средств будет размещать на депозитах банков второго уровня. Это, как правило, первые банки, которые входят в 10 ведущих банков, то есть это самые крупные наши банки, которым и так население доверяет средства. Мы уже сегодня имеем свыше $20 млрд, которые держит население», – подытожил Келимбетов.

Предыстория

Если рассматривать предысторию создания пенсионного рынка – свое начало он берет в далеком 1997 году. Государству и экономистам предстоял светлый путь создания новой пенсионной системы в стране. У истоков стояли Григорий Марченко и Даулет Сембаев. За основу пенсионной реформы тогда была принята чилийская модель. Все годы шла ожесточенная критика низкой доходности НПФ. Дошло до того, что в 2012 году Всемирный Банк предложил Казахстану передать все активы пенсионных фондов в руки одной иностранной компании, которая вкладывала бы их в экономику других стран. Тогда это предложение вызвало бурю негативных откликов. Григорий Марченко раскритиковал его, добавив, что НПФ достаточно хорошо работают на экономику страны. Позже правительство задумалось о реформировании пенсионного рынка, повышении пенсионного возраста, создании ЕНПФ и прочее.

В итоге сегодня на рынке представлен один игрок – ЕНПФ. В прошлом году его инвестиционный доход составил 6,31%. Но он все равно оказался ниже уровня инфляции, который, по официальным данным, составил 7,4%. При этом объем пенсионных накоплений на 1 апреля достиг 4,7 трлн тенге.

Ольга Фоминских
Возврат к списку новостей

Рекламодателю