Нурбанк уходит в розницу

01.04.2015

Источник: Курсив.kz

За 2014 год АО «Нурбанк» удалось не только удержаться на плаву, но и нарастить капитал в 1,5 раза. Председатель правления банка Кантар Орынбаев рассказал о перспективах развития финучреждения, а также о том, как девальвация может увеличить ликвидность тенге.

Госпрограммный рост

Нурбанк намерен нарастить долю розничного бизнеса до половины портфеля. «По нашей стратегии к 2016 году мы планируем довести долю корпоративного бизнеса примерно до половины за счет того, что будем наращивать долю розничного бизнеса и малого и среднего бизнеса (МСБ). В каком из направлений мы будем двигаться, будет зависеть от ситуации на рынке, на сегодняшний день сектор МСБ более гибкий», – заявил председатель правления Нурбанка Кантар Орынбаев на пресс-конференции по итогам года.

Нурбанк – это традиционно корпоративный банк. Но за последние несколько лет структура портфеля банка поменялась. В 2010–2011 году корпоративный сектор занимал 70%, на начало прошлого года – 59%, на начало 2015-го доля снижена до 57%. В результате доля МСБ выросла с 22 до 24%, доля розничного бизнеса увеличилась до 19%, ранее эта цифра составляла порядка 11%.

В ипотечном кредитовании банк не заинтересован. «По ипотеке очень жесткие требования к заемщику, и сейчас она несет большие риски для банка, поэтому рейтинговые агентства рассматривают данный вид кредитования как негативный. Кроме того, для ипотеки необходимо долгосрочное фондирование, которого сейчас не хватает», – пояснил Кантар Орынбаев.

Нарастить портфель кредитов для МСБ банк смог благодаря госпрограммам. Г-н Орынбаев признал, что на сегодняшний день кредитную деятельность для МСБ банк может осуществлять только благодаря госпрограммам, других методов нет. По программе Нацбанка деньги из фонда выдаются только при целевом использовании, то есть если банк сразу перечисляет деньги на счет заемщика.

Преподнес свое участие в госпрограмме банкир торжественно: «Я считаю, что участие в госпрограммах – очень правильный шаг. Сейчас, кроме того, что мы помогли нашим клиентам, тем самым сделав наш портфель лучше, мы помогли стране в секторе МСБ, а в свете сегодняшней ситуации, когда на рынке под 12–14% выдаются однодневные свопы, кредиты под 6% на много лет тенге – это абсолютный подарок», – уверен он.

В прошлом году банк получил два транша по программе фонда «Даму» по кредитованию МСБ, также недавно было подписано соглашение по третьему траншу. Всего по этой программе банк получил 12 млрд тенге. «В прошлом году по программам поддержки мы профинансировали около 113 проектов, это позволило создать более 800 новых рабочих мест, эти деньги выданы под 6% с размещением до 10 лет, я считаю, что это огромная поддержка для малого и среднего бизнеса», – считает банкир.

Между тем в неофициальных комментариях в банковской среде к госпрограммам относятся куда скептичнее. «Для банков это даже фондированием нельзя назвать – все средства направляются заемщикам под низкие проценты. Пара процентов – госфонду. Остальное – банку. Но для банка риск невозврата кредита (за госсредства с момента выдачи кредита отвечает банк) – на одной чаше и маржа при грязном расчете 4–5% – на другой. Лучше уж потребкредиты выдавать», – заявил на условиях анонимности источник в одном из казахстанских банков.

Барьеры долларового мышления

«Ситуация с девальвационными ожиданиями и с девальвацией прошлого года выявила для меня две основные проблемы: первая – это то, что наша депозитная база не является депозитной базой в классическом понимании. У нас счета до востребования, которые любой человек может снять без утери процентов. И это огромная проблема, нужно мотивировать людей выбирать именно классические депозиты, тогда у банка появятся долгосрочные деньги. А так, мы сидим на риске, что человек может уйти в любой день. Вторая проблема – это высокий уровень долларизации», – говорит Кантар Орынбаев.

Сейчас в банке 85% розничных депозитов в долларах и только 15% в тенге. До февральской девальвации 2014 года доля депозитов в тенге составляла более 50%.

По мнению г-на Орынбаева, побороть долларизацию за месяц или год невозможно, избавиться от этой проблемы можно было бы в момент девальвации. «Проблема в ментальности, потому что мы привыкли все пересчитывать в долларах. Нормальная экономика при девальвации должна выигрывать, а мы проигрываем. При девальвации цены и зарплаты остаются на том же уровне и наш товар становится более конкурентоспособным. А у нас, как только происходит девальвация, цены на жилье считают в долларах, аренда в долларах, поэтому мы не извлекаем выгоды из девальвации», – говорит г-н Орынбаев.

По его словам, термин «дедолларизация» не самый удачный. Он носит негативный оттенок, будто мы собираемся бороться с долларом, тогда как главная идея дедолларизации – усилить роль национальной валюты. А доверие к нацвалюте нужно возвращать путем стимулирующих методов, а не запрещающих, как, например, закрытие обменников. «Эмитент валюты должен быть предсказуемым, а поведение самой валюты – наоборот. Потому что когда вы не знаете, куда двинется ваша валюта, у вас нет желания убежать в иностранную валюту», – считает он.

Он добавил, что последствия девальвации могут быть и негативными, в виде дефолтов, инфляции и роста цен. Однако в этом вопросе он предлагает опираться на мнение Нацбанка и макроаналитику, поскольку банки заинтересованы в девальвации, ведь сейчас им сложно выполнять свою основную роль кредитора.

Движения плохих кредитов

По итогам года размер ссудного портфеля Нурбанка вырос почти в 1,5 раза и составил 369 млрд, на начало прошлого года он составлял 251 млрд. Предпосылки к улучшению финансовой ситуации банка появились еще несколько лет назад.

«После того как в 2010 году поменялся акционер банка и менеджмент, в собственный капитал были дополнительно влиты 100 млрд тенге. В 2012 году была беспрецедентная сделка, когда коллекторским компаниям были проданы «плохие» кредиты почти на 50 млрд тенге. Все это было оценено рейтинговым агентством, и в 2013 году нам повысили рейтинг с В- до В», – сообщил банкир.

В течение 2013 года банк разместил облигации почти на 30 млрд тенге, что на тот момент для активов банка в относительных цифрах стало одним из лучших показателей. Уровень NPL тогда составлял 45%, поэтому были созданы огромные провизии, которые ухудшили финансовый результат банка. Впрочем, Standard & Poor´s рейтинг банка снижать не стал.

«В течение 2014 года мы почти в полтора раза выросли в активах, привлекались мы уже не с помощью облигаций, а с помощью депозитов, и, несмотря на то что в течение года были списания в размере 17 млрд тенге, мы сумели долю NPL снизить до 30%. Сегодня мы находимся уровне чуть ниже 15%. Опять же эта работа была оценена положительно, невзирая на то, что суверенный рейтинг был понижен. Нам подтвердили рейтинг на уровне В с прогнозом «стабильный». Я считаю это достижением, потому что разрыв между суверенным рейтингом и нами с шести ступеней сократился до пяти, притом что по стране прогноз негативный», – заявил Кантар Орынбаев.

Автор: Ольга КУДРЯШОВА
Возврат к списку новостей

Рекламодателю