Нужно ли Казахстану контролировать криптовалюту

06.03.2022

Источник: Курсив

Республике в этом вопросе следует подробнее изучить международный опыт

Криптовалютные системы сейчас похожи на подростка: налагать запрет на их активность уже поздно, но и тотально контролировать их деятельность невозможно. Однако «взрослые» – монетарные регуляторы разных стран – не опускают руки и пытаются найти способы контролировать криптосистемы.

Согласно отчету МВФ о глобальной финансовой стабильности, капитализация рынка криптоактивов в мире на 1 сентября 2021 года выросла в 11 раз по сравнению с 1 января 2020 года, достигнув $2,6 трлн. По данным сингапурской компании по разработке ПО и анализу блокчейна Chainanalysis, мировой объем транзакций основными децентрализованными валютами в 2021 году составил $16 трлн, а количество криптоактивов, представленных на Coinranking, превысило уже 13 тыс.

nuzhno-li-kazaxstanu-kontrolirovat-kriptovalyutu-3-2048x1043.jpg
nuzhno-li-kazaxstanu-kontrolirovat-kriptovalyutu-2048x1038.jpg

Из-за того, что инвесторы все больше интересуются частными виртуальными деньгами, монетарные регуляторы многих стран стали искать пути, как регламентировать работу сектора.

Создавать законодательные основы для операций с криптовалютами необходимо, чтобы предотвратить отмывание денег и «подстелить соломку» для инвесторов, которые вкладываются в высоковолатильный актив.

Лобовое столкновение

20 января 2022 года Банк России опубликовал доклад «Криптовалюты: тренды, риски, меры». ЦБ выделил три группы рисков, связанных с распространением криптовалют: угроза для благосостояния граждан, угроза для финансовой стабильности, угроза расширения нелегальной деятельности. Банк России порекомендовал полностью запретить операции с криптовалютами в России. Против этой инициативы выступило Министерство финансов, предложив Концепцию законодательного регламентирования механизма организации оборота цифровых валют.

«Минфин выступает за легализацию обмена криптовалюты на рубли, но при этом предлагает регулировать этот рынок. С другой стороны, ЦБ РФ против такого подхода, так как это фактически даст возможность различным структурам, в том числе теневым, проводить операции с криптовалютой и таким образом получить канал по отмыванию денег», – прокомментировала конфликт двух структур Наталья Лим, партнер PwC, лидер консультационной практики по региону Евразия.

В дискуссию Минфина и ЦБ вмешалось правительство России: кабмин поручил «противоборствующим» сторонам подготовить законопроекты, которые будут отражать их точку зрения. 18 февраля ЦБ РФ представил проект, в котором настаивает на своем: запретить выпуск, организацию выпуска и обращения криптовалюты, а также распространять информацию об этом. За нарушение норм ЦБ предлагает ввести штрафы в размере от 300 тыс. до 1 млн
рублей. Министерство финансов «зашло с двух козырей» – уведомило о разработке двух законопроектов о регулировании операций с криптовалютами. Обсуждения идей Минфина и Банка России продлятся до 18 марта 2022 года.

Регулировать нерегулируемое

В своем докладе Банк России указывает на одну из проблем регулирования виртуальных денег: мониторить можно транз­акции только тех криптовалют, у которых есть доступ к распределенному реестру. Например, у биткоина сейчас есть такой доступ. И хотя данные владельцев цифровых кошельков не разглашаются, детали, навсегда записанные в блокчейне об отправлении-получении биткоина, могут дать информацию для идентификации личности.

Однако есть целый класс анонимных децентрализованных валют, которые обеспечивают конфиденциальность транзакций, данных об отправителях, о получателях и даже о суммах. Примером является Monero, которая, по характеристике Reuters, обеспечивает почти тотальную анонимность. Поэтому она стала применяться для расчетов в даркнете – сайтах, используемых для покупки незаконных товаров: от наркотиков до украденных автомобилей. Два самых активных даркмаркета, Versus Project и ASAP, принимают Monero наряду с Bitcoin.

«Пока законодательная база и имеющийся у регуляторов инструментарий для контроля децентрализованных финансов запаздывают по сравнению с развитием технологий. Такое запаздывание – нормальное явление, ведь речь идет о совершенно новой форме денег. Но это одновременно значит, что опасения Банка России оправданны», – говорит Рустам Бекишев, директор департамента прикладных исследований Центра исследований прикладной экономики.

В Концепции Министерства финансов России эту проблему предлагают решать за счет сервиса «Прозрачный блокчейн», который есть в распоряжении у Росфинмониторинга и позволяет идентифицировать и классифицировать участников криптовалютных операций с помощью данных из открытых источников в интернете, в том числе из соцсетей, и в даркнете. Впервые о создании системы контроля за криптотранзакциями Росфинмониторинг сообщил в августе 2020 года. Но информации об эффективности сервиса в открытых источниках «Курсив» не нашел.

Проблема идентификации

Россия не первая страна, которая пытается сформировать основы для криптовалютных операций. Но до сих пор в мире нет удовлетворительной концепции по этому вопросу.

«Вопрос определения криптовалюты – основной в разработке институциональных рамок. Пока мы не дадим точное определение, что мы имеем в виду под криптовалютой – валюту, имущество, финансовый инструмент, мы не можем задать и четкие законодательные рамки», – объясняет причины Бекишев.

В США Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) рассматривает цифровую децентрализованную валюту как ценную бумагу, Комиссия по торговле товарными фьючерсами (CFTC) называет биткоин товаром, а Казначейство США – валютой. В Великобритании Служба финансового надзора (FCA) делит криптоактивы на несколько категорий: классические криптовалюты (биткоин, эфир и др.) и security-токены (привязаны к стоимости определенных ценных бумаг). Если security-токены попадают под регулирование в Великобритании в качестве финансового актива, то классические криптовалюты – нет.

Сальвадор, являющийся первой страной, которая признала биткоин в качестве законного платежного средства, тем не менее не дает определений другим инструментам, построенным на технологии блокчейн. Текущее регулирование криптовалютного рынка Сальвадора раскритиковал МВФ. Фонд рекомендовал Сальвадору усилить надзор за децентрализованными финансами в стране и сузить сферу действия закона о легализации биткоина.

«Разнообразие активов, которые можно считать криптовалютами, является головной болью регуляторов. В основе лежит одна технология, но функции, которые могут выполнять инструменты на основе блокчейна, отличаются. Поэтому они могут фактически подпадать под разные законодательные нормы. Пока большинство стран подводят регулирование криптовалют через надзор соответствующих бирж в рамках законов ПОТ (противодействие отмыванию денег). Казахстану в этом вопросе следует подробнее изучить международный опыт», – отмечает Эльдар Бейсимбеков, партнер стратегической практики Dasco Consulting Group.

Но законы ПОТ не способны полностью контролировать экосистему виртуальных денег. Согласно отчету МВФ о финансовой стабильности – 2021, штаб-квартиры провайдеров криптоактивов часто находятся в юрисдикциях с благоприятной нормативно-правовой, налоговой базой. Например, с 2020 года по июль 2021 года от 60 до 70% всех транзакций на криптобиржах осуществлялись через организации, которые работают в офшорах. Получение информации о владельцах кошельков и надзор за их операциями в данном случае затруднены.

Надзор лучше запрета

В США криптобиржи подпадают под действие Закона о банковской тайне (BSA) и должны быть зарегистрированы в Сети по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN). В Великобритании платформы для операций с децентрализованными финансами должны зарегистрироваться в Службе финансового надзора (FCA), и с 2021 года им запрещено предлагать торговлю криптовалютными деривативами. Также они должны работать по принципу «знай своего клиента». В Гонконге планируется ввести требование о предоставлении услуг биржами только квалифицированным инвесторам с инвестиционным портфелем не менее $1 млн.

В Казахстане основой развития инфраструктуры для законодательного регламентирования работы криптобирж может стать сеть финансовых инноваций, названная «глобальной песочницей» и разработанная МФЦА в 2019 году. Сеть включает в себя 29 финансовых регуляторов и организаций и имеет целью сотрудничество и обмен опытом в сфере финансовых инноваций. Платформа для взаимодействия с финансовыми организациями разных стран может упростить отслеживание транзакций и получение информации о клиентах от самих криптобирж. Однако главный вопрос о взаимодействии в процессе регулирования платформ и децентрализованных финансов между МФЦА и банками Казахстана еще не решен. Он будет рассмотрен в рамках проекта, который готовится совместно с Нацбанком РК и Минцифры.

Крупнейшая по объемам торгов криптобиржа Binance на странице сайта заявляет о своей готовности сотрудничать с регуляторами. 18 февраля криптобиржа Binancе объявила о вступлении в Ассоциацию банков России. Торговая платформа стала первой криптокомпанией, вошедшей в ассоциацию. Цель Binance – «склонить чашу весов» в пользу регулирования, а не запрета операций с криптовалютами: «Запретить операции с частными виртуальными валютами – неэффективное решение. В мире сейчас около 300 криптобирж, более 13 тыс. криптоактивов. Отслеживать все платформы и операции довольно сложно».

То, что регулирование – лучший вариант, несмотря на наличие технических ограничений по надзору, понимают многие страны. «Согласно исследованию Law Library of Congress (U.S.), на конец 2021 года запрет криптовалют введен в 51 юрисдикции (прямой или косвенный), в то время как регулирование было принято в 103 юрисдикциях мира», – отмечает Бекишев.

Партнер стратегической практики Dasco Consulting Group согласен, что грамотный надзор операций с криптовалютами эффективнее ограничений, так как в основе частных валют лежит технология, которая требует дальнейшего развития.

Казахстан не присвоил операциям с децентрализованными валютами правовой статус. Наталья Лим считает, что в случае если операции с криптовалютой будут признаны в Казахстане легальными, то регулирование однозначно необходимо. При его отсутствии возникнет угроза отмывания денег.

Финансы без банков

Исходная экономическая идея децентрализованных финансов, к числу которых относятся классические криптовалюты, – стать альтернативой банковскому сектору и заменить традиционные технологии нынешней финансовой системы протоколами с открытым исходным кодом.

Но доминирование фиатных денег не позволяет одномоментно избавиться от банковской системы.

«В случае если обмен криптовалюты будет легализован, то их обмен на фиатные деньги (тенге, рубли, доллары и т. д.) будет реализован в том числе через БВУ. Поэтому, конечно же, регулирование должно будет включать и правила для банков, так как они составляют большую часть финансового сектора и имеют наиболее отлаженные процедуры по проверке контрагентов и противодействию отмыванию денег (Anti Money Laundering procedures)», – комментирует роль БВУ в регулировании криптовалютного рынка Наталья Лим.

Но Бейсимбеков не так уверен в том, какая роль может достаться БВУ в процессе регулирования криптовалютного рынка: «Обеспокоенность регуляторов по всему миру объяснима, поскольку нельзя отрицать того факта, что криптовалюты используются и для отмывания денег. Но какая роль будет конкретно у БВУ в регулировании криптовалютного рынка в Казахстане, еще сложно говорить. Вполне возможно, что к самим криптобиржам будут требования как к финансовым организациям, которые должны работать по принципу «знай своего клиента». В таком случае дополнительного регулирования через БВУ не потребуется».

nuzhno-li-kazaxstanu-kontrolirovat-kriptovalyutu-2-scaled.jpg
Возврат к списку новостей

Рекламодателю