Нужно ли репрессировать доллар в Казахстане

22.04.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Дедолларизация экономики как процесс, похоже, принимает конкретные очертания, параллельно с другими грандиозными переменами. В распоряжении Forbes Kazakhstan оказался документ под названием «План мероприятий по реализации поручений главы государства, данных на расширенном заседании правительства.

11 февраля 2015 года». Этим перечнем «грандиозных дел» правительство, наконец, отвечает на вопрос: на фоне каких событий мы будем жить, спасаясь от последствий российско-украинского конфликта? Давно ожидаемый казахстанским бизнес-сообществом документ пока не озвучивается. Есть несколько версий почему, однако ни одну из них официально подтвердить пока не удается.

На 49 страницах правительство излагает меры, которые призваны помочь отечественной экономике. В том числе наличествует список конкретных направлений по дедолларизации, о чем в феврале говорил президент.

В плане озвучено то, чего боялся заинтересованный бизнес в последнее время: «Рассмотрение возможности введения ограничения на осуществление платежей между физическими лицами по сделкам с недвижимым и движимым имуществом, подлежащим обязательной государственной регистрации, в наличном порядке».

Второе – осуществление своп-операций с АО «БРК» на сумму 60 млрд тенге.

Третье – предоставление тенговой ликвидности АО «КазАгро» из средств Единого накопительного пенсионного фонда на сумму не менее 80 млрд тенге.

Четвертое – заключение свопов с Европейским банком реконструкции и развития, а также с банками второго уровня, участвующими в программе финансирования МСБ от Азиатского банка развития.

Пятое – предоставление тенговой ликвидности БВУ из средств АО «ЕНПФ», с учетом приоритетности финансирования республиканского бюджета.

Шестое – освоение 250 млрд тенге Фондом проблемных кредитов для снижения неработающих активов банков.

Седьмое – обеспечение реконвертации долларовой ликвидности валютных активов в тенге организациями группы холдингов АО «Самрук-Казына», «Байтерек», «КазАгро», организаций, подконтрольных государству, в размере не менее $2 млрд, с учетом текущих валютных обязательств, а также мониторинг операций этих организаций по конвертации тенге в иностранную валюту.

Восьмое – разработка комплекса мер по проблемным ипотечным кредитам, включающих в том числе предоставление Нацбанком коммерческим банкам долгосрочной тенговой ликвидности для рефинансирования ипотечных кредитов.

И последнее, на что следует обратить внимание, – «принятие совместно с правительством плана мероприятий по снижению уровня долларизации экономики Казахстана на 2015–2016 годы».

«Несколько лет назад в Астане высадили пальмы. Они росли в огромных кадках, под охраной конного полицейского патруля, – говорит известный экономист Тимур Исаев. – Политика дедолларизации, предлагаемая государством, очень напоминает этот эксперимент. Да, при помощи «кадки» в виде роста депозитных ставок и суммы гарантирования вкладов в тенге, а также «полицейских» в виде снижения ставок по валютным вкладам, ограничений на оплату наличными крупных приобретений и обязательств реконвертации долларовой ликвидности нацхолдингами можно добиться каких-то результатов. Это снизит остроту проблемы долларизации, если понимать ее в сугубо прикладном значении - как нехватку тенговой ликвидности».

В то же время, по мнению Исаева, этого абсолютно недостаточно, если видеть за долларизацией фундаментальную проблему неполноценного выполнения функций национальной валюты. Для этого нужно сначала понять, о каких именно функциях идет речь.

«Как средство платежа иностранная валюта в угрожающих объемах в Казахстане не применяется (она доминирует разве что во взятках). В качестве меры стоимости ее хождение также преувеличено. Никто у нас не ставит ценники и не измеряет в долларах и евро стоимость гречки или зубной пасты. Население использует доллары лишь для подсчета цен на инвестиционные товары, которые потом можно продать: квартиры и автомобили. И это совершенно естественно, поскольку для такой категории товаров важна мера стоимости, более-менее стабильная на протяжении долгого периода времени. Тенге на эту роль не подходит. Да, можно заставить оплачивать такие сделки только в безналичной форме, но это имеет смысл только в том случае, если поступившая от покупателя продавцу сумма затем так и будет сберегаться в тенге», – отмечает экономист.

Однако как средство сбережения национальная валюта действительно уступает доллару и евро. В иностранной валюте сберегает средства само государство (активы Нацфонда), а также вкладчики банков, имеющие право выбора. В тенге держат накопления лишь вкладчики ЕНПФ, которые выбора лишены. Рост доли иностранной валюты в депозитах начался после появления слухов о девальвации в 2013 и ее проведения в 2014.

Таким образом, мотивом стала боязнь потерять накопления. Контрмеры в виде повышения прибыльности сбережений в тенге не работают и не сработают, поскольку государство, по сути, предлагает населению казино: есть шанс потерять при девальвации, но остается и вероятность заработать на высоких процентах. Большинство же людей не готовы играть с государством в азартные игры.

«Фактор страха можно устранить только доверием, которое не родится за год-два. Чтобы укоренилось доверие к нацвалюте, экономика должна быть стабильной не меньше десятилетия, а этого нельзя добиться без изменения ее структуры. В странах с моноэкономикой неизбежна диверсификация валют – как способ уменьшить риски. И, наоборот, в государствах с диверсифицированной экономикой национальная валюта безраздельно доминирует, поскольку в других нет необходимости», – поясняет Исаев.

Вряд ли стоит ожидать, что Казахстан может стать исключением из этой закономерности. Следует расстаться с иллюзией, что возможно повысить доверие к тенге при помощи каких-то чудодейственных планов. «В связи с этим сама по себе задача дедолларизации выглядит искусственно – гораздо продуктивнее разобраться, почему не дали результатов дорогостоящие попытки диверсифицировать экономику», – подводит итог Исаев.

Александр Воротилов, заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan
Возврат к списку новостей

Рекламодателю