Один надзор хорошо, а два лучше

19.08.2015

Источник: Banki.ru

Появится ли в Евразийском экономическом союзе заложенная в его концепции общая валюта алтын, а также наднациональный регулятор финансовых рынков? Может ли ЕАЭС использовать опыт валютно-финансовой интеграции, накопленный Евросоюзом?

Минус таможня, плюс миграция

В начале августа Казахстан вслед за Россией, Белоруссией и Арменией ратифицировал договор о включении Киргизии в состав Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который был одобрен на встрече глав государств – участников организации, прошедшей в минувшем мае в Москве. После вступления документа в силу Киргизия станет членом единого таможенного пространства, а ее граждане получат беспрепятственный доступ к отечественному рынку труда. Для мигрантов из Киргизии будут отменены квоты и экзамены по русскому языку, что облегчит для них поиск работы в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах России.

Пока интеграция внутри ЕАЭС в первую очередь касается таможенных и миграционных барьеров, которые снимаются для стран – участниц объединения. Валютно-финансовая интеграция не значится в актуальной повестке дня. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: если взглянуть на историю Евросоюза, мы увидим, что единая европейская валюта была создана лишь после того, как появился единый рынок товаров и рабочей силы. Вполне вероятно, схожим образом будет развиваться и интеграция в рамках Евразийского союза. В этой связи актуальность приобретает изучение европейского опыта по созданию наднациональных финансовых надзорных органов, осуществляющих регулирование банковской и страховой деятельности, а также рынка ценных бумаг.

Что написали мудрецы

Точкой отсчета формирования европейских органов финансового надзора стал февраль 2001 года, когда в свет вышел доклад о законодательном регулировании рынков бумаг ЕС, подготовленный Комитетом мудрецов под руководством барона Александра Ламфалусси. В докладе акцентировалось внимание на различиях между национальными нормами европейских стран, препятствующими созданию полностью интегрированного рынка финансовых услуг и капитала. Преодолеть несогласованность правил финансового надзора предлагалось за счет создания общеевропейской регулятивной системы, которая бы состояла из четырех уровней.

На первом уровне должны были определяться общие принципы функционирования надзорной структуры. Эти принципы планировалось закрепить в документах Европейской комиссии, Совета Европейского союза и Европейского парламента. Второй уровень должны были составить вновь созданные Комитет ЕС по ценным бумагам и Комитет регуляторов рынка ценных бумаг. Их задачей должна была стать нормотворческая поддержка Европейской комиссии. На третьем уровне должно было происходить взаимодействие национальных регуляторов рынка ценных бумаг с целью стандартизации надзорных правил внутри ЕС. Четвертый уровень подразумевал практическое внедрение регулирующих норм Европейской комиссии.

Кризис меняет планы

Этот первоначальный план был скорректирован под влиянием глобального финансового кризиса, разразившегося осенью 2008 года. Тогдашний председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу сформировал группу специалистов под руководством бывшего председателя Банка Франции Жака де Ларозьера, которая предложила выстроить надзорную архитектуру ЕС на двух столпах.

Первым должен был стать Европейский совет по системным рискам, ответственный за мониторинг угроз финансовой стабильности, предупреждение об их возникновении и подготовку рекомендаций по их снижению. Вторым столпом системы становилась сеть национальных регуляторов, работающих в тесной связке с вновь созданными общеевропейскими органами – Европейским комитетом по ценным бумагам и рискам, Европейским банковским комитетом и Европейским комитетом по надзору за страхованием и пенсионным обеспечением.

Разделяй и надзирай

Именно такая структура надзорных органов была закреплена в декабре 2010 года. Нетрудно заметить, что в ее основу положено разделение макро- и микропруденциального надзора: к первому относится выявление рисков финансовой системы вкупе с разработкой мер по их ликвидации, ко второму – непосредственная работа с финансовыми институтами.

Примечательно, что работа Европейского совета по системным рискам организована (ESRB) на базе Европейского центрального банка – обе эти организации возглавляет одно и то же должностное лицо. Однако при этом ESRB действует в качестве коллегиального органа: не менее четырех раз в год его председатель созывает заседания генерального совета, на которых обсуждается подготовка рекомендаций для надзорных финансовых органов ЕС и стран-членов. Помимо этого, по итогам каждого финансового года председатель ESRB отчитывается перед Европарламентом.

Что касается общеевропейских органов микропруденциального надзора, в их ведении, в первую очередь, находятся задачи укрепления координации между надзорными институтами, работающими на национальном уровне, и защита потребителей финансовых услуг путем обеспечения стабильности рынков. Например, Европейский комитет по банковскому надзору (EBA) осуществляет стресс-тесты банков, работающих на территории ЕС, а также участвует в укреплении Европейской системы гарантирования депозитов. Помимо этого, EBA разрабатывает стандарты банковской отчетности высокого качества, а также занимается организацией образовательных программ для специалистов, работающих в области финансового надзора.

Делай, как ЕС

В основу архитектуры органов финансового надзора Евразийского экономического союза, на наш взгляд, вполне может быть положен тот же принцип, что и в ЕС, – разделение функций макро- и микропруденциального надзора. Это позволит, с одной стороны, оперативно отслеживать риски устойчивости финансовых систем стран – членов организации, а с другой – координировать работу по сближению национальных законодательных норм, регулирующих рынки страхования и ценных бумаг, а также банковскую деятельность.

Впрочем, как показал опыт постсоветской России, ключевым в работе надзорных органов является кадровый вопрос. Пример тому – ЦБ РФ, который в 1991 году перенял функционал Госбанка СССР, носивший в большей степени административно-контрольный характер, не свойственный рыночной экономике. В силу этого в ЦБ поначалу не было специалистов, когда-либо занимавшихся проведением денежной политики и осуществлением банковского надзора в условиях рынка. Чтобы они появились, потребовалось время, что осложняло и без того непростой процесс реформ.

Насколько трудным окажется выстраивание надзорных финансовых органов ЕАЭС и достигнет ли интеграция в рамках этого объединения столь глубокого уровня, что в нем появится общая валюта, покажет время. В любом случае, это долгий и сложный процесс, который требует в том числе учета опыта тех объединений, которые уже проделали подобный путь.

Инна РЫКОВА, руководитель центра отраслевой экономики Научно-исследовательского финансового института Министерства финансов, Максим КОТЛЯРОВ, главный научный сотрудник Научно-исследовательского финансового института Министерства финансов.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю