Пенсионные активы: кто кормит государство?

17.10.2016

Источник: Forbes.kz

В конце июля я опубликовал статью о ЕНПФ, в которой сделал ряд предложений о том, как остановить ситуацию, когда государство (в лице Нацбанка и правительства) использует активы в своих интересах и во вред вкладчикам. В конце августа вышла еще одна статья с критикой того, каким образом ЕНПФ профинансировал БРК и другие госкомпании.

В обоих случаях моя критика была актуальной, но без отчётности ЕНПФ за 2015 год неполной. Недавно с удивлением обнаружил, что ЕНПФ все-таки опубликовал эту отчётность. В результате появились конкретные факты, говорящие о том, что Нацбанк и правительство злоупотребляли активами ЕНПФ.

Крайне низкая доходность пенсионных активов

В целом прибыль по управлению пенсионными активами выглядит неплохой (761 млрд тенге). Однако эта прибыль включает доход от переоценки валютных активов (452 млрд тенге). Такой громадный доход на курсовой разнице возник из-за того, что курс на начало 2015 был 182 KZT/USD, а на конец – 340 KZT/USD.

Курсовую разницу на переоценке нельзя считать инвестиционным доходом. Это скорее спекулятивный доход. Например, на начало этого года курс составлял 340 KZT/USD, а сейчас из-за роста цен на нефть тенге укрепился до 332 KZT/USD. В результате вместо дохода на переоценке валютных активов получается убыток. При этом процентные доходы на валютные активы крайне низки уже много лет.

Без учета курсовой разницы, прибыль за 2015, состоящая почти целиком из процентных доходов, составила 6% от средних валовых пенсионных активов. При этом инфляция за 2015 составила 13,6%, и вкладчики ЕНПФ заработали бы на процентах гораздо больше, если бы просто положили деньги в тенге на срочные депозиты в банках.

Однако 6% - это тоже не полная доходность ЕНПФ. Так, в 2015 Нацбанк, который управляет активами ЕНПФ, решил изменить бухгалтерскую политику по учету ценных бумаг. Практически все бумаги были переведены в категорию, учитываемую по амортизированной стоимости. Это означает, что ценные бумаги из этой категории не переоцениваются в соответствии с рыночной (справедливой) стоимостью.

Такое изменение в учетной политике искажает реальное финансовое положение портфеля ценных бумаг, и, непонятно как аудиторы согласились на это. Если любой казахстанский банк или инвестиционная компания сделали бы то же самое, Нацбанк сам немедленно применил бы санкции, требуя, чтобы их переоценка ценных бумаг была отражена в доходах и расходах финансовой организации.

И хотя переоценка портфеля ценных бумаг ЕНПФ не была учтена в доходах и расходах фонда, тем не менее, в примечании 22 дается оценка справедливой стоимости портфеля. Она получилась на 180 млрд ниже, чем балансовая стоимость. Если бы ЕНПФ учитывал ценные бумаги таким образом, как требует Нацбанк от других, то на эту сумму фонд признал бы убыток. В результате 6% годовой доходности на пенсионные активы снизились бы до 2,5%.

Давайте посмотрим, почему пенсионные активы имели такую крайне низкую доходность.

Подарки госбюджету и Нацбанку

Поскольку единственным акционером ЕНПФ является правительство, а активами ЕНПФ управляет Нацбанк, то связанными сторонами для ЕНПФ являются все госорганы и госкомпании. Нацбанк, как управляющий пенсионными активами, в первую очередь раздавал подарки именно своим связанным сторонам.

Начнем с финансирования дефицита госбюджета со стороны ЕНПФ. Согласно примечанию по операциям со связанными сторонами ЕНПФ, на начало 2015 портфель государственных ценных бумаг, выпущенных Минфином, составлял 1,9 трлн тенге, и средняя процентная ставка по ним составляла 6,8%. На конец 2015 портфель госбумаг вырос до 2,3 трлн тенге, при этом средняя процентная ставка упала до 5,3%. С учетом того, что в портфеле на конец года остались ценные бумаги, которые имели более высокие ставки с прошлого года, это означает, что в 2015 Нацбанк покупал бумаги Минфина по ставкам ниже 5%!

Напомню, что в 2014 были лишь намеки на долгосрочное падение цен на нефть. В то время ни Нацбанк, ни правительство, ни эксперты не ожидали очень серьезных кризисных явлений в экономике Казахстане. Однако в 2015 кризис в экономике разразился в полную силу. В результате за тот год тенге обесценился на 86%, а инфляция на конец года составила 13,6% и продолжала свой активный рост.

В 2015 правительство и Нацбанк признали крайне сложное положение дел в экономике и стали активно использовать деньги Нацфонда и ЕНПФ для погашения кризисных явлений. В этом случае возникает элементарный вопрос. Почему в кризисное время для ЕНПФ упали процентные ставки по госбумагам правительства, хотя должно быть с точностью наоборот? То есть, фактически, за счет снижения доходов вкладчиков ЕНПФ Нацбанк субсидировал бюджет правительства.

Интересно отметить, что на конец 2015 в портфеле ЕНПФ были ноты Нацбанка в сумме 355 млрд тенге по средней ставке 12,1% годовых. Что называется, почувствуйте разницу по сравнению со ставками на ценные бумаги правительства. Однако и этот уровень ставок на бумаги Нацбанка выглядит крайне заниженным.

Все помнят, что в ноябре-декабре прошлого года в банковской системе разразился жесточайший кризис ликвидности в тенге. В декабре он достиг своего пика, и в отдельные дни процентные ставки на межбанковском рынке превышали 300% годовых. Благодаря таким высоким ставкам у ЕНПФ на конец года появились безрисковые РЕПО операции (краткосрочный кредит под ликвидные ценные бумаги) на сумму 51 млрд тенге по средней ставке 80%.

Ценные бумаги Нацбанка - очень краткосрочные, и те из них, которые видны в портфеле ЕНПФ на конец года, были куплены целиком в декабре 2015. В этот месяц рыночные ставки на межбанковском рынке в среднем были как минимум в три раза выше 12% годовых. Поэтому ставку 12,1%, которую Нацбанк назначил на свои ценные бумаги для ЕНПФ, можно назвать «несправедливой». И это очень мягкое выражение с учетом того, что Нацбанк в лице ЕНПФ покупал ценные бумаги у самого себя.

Подарки госкомпаниям

За 2015 год ценные бумаги государственных компаний и холдингов в портфеле ЕНПФ увеличились на 201 млрд тенге (с 314 до 515 млрд тенге). В основном прирост произошел за счет НУХ «КазАгро», чьи ценные бумаги увеличились на 110 млрд тенге с 7 млрд на начало года.

При этом средняя ставка на ценные бумаги государственных компаний и холдингов практически не изменилась, снизившись с 6,8% годовых на конец 2014 до 6,7% на конец 2015. То есть, в полноценный кризисный 2015 год государственные компании получали пенсионные деньги под смешные 6,7% годовых.

И снова возникает тот же вопрос. Почему за счет инвестиционного дохода будущих пенсионеров Нацбанк (по поручению правительства) субсидировал неэффективные госкомпании?

Немного о банках

Инвестирование пенсионных активов в ценные бумаги банков – это нормальная практика. С учетом неразвитости рынка ценных бумаг в Казахстане, для ЕНПФ это, возможно, единственно серьезная альтернатива для инвестирования в негосударственный сектор.

Несмотря на то, что банки — это частный сектор, не связанный с государством напрямую, тем не менее, инвестиции ЕНПФ в этот сектор тоже вызывают вопросы. Прежде всего, это касается долгосрочных вкладов (депозитов) ЕНПФ в банках.

Согласно аудированной отчётности, вклады ЕНПФ в банках составили 364 млрд, и из них 68% имеют срок более 5 лет до погашения. Средняя процентная ставка по вкладам составляет 8,8%. И хотя за счет перевода вкладов в ценные бумаги банков их сумма за год снизилась почти вдвое, все равно остается вопрос, почему Нацбанк в 2014 вместо покупки ценных бумаг банков решил разместить пенсионные деньги в непрозрачные и нерыночные вклады.

54% всех вкладов ЕНПФ размещены в банки с рейтингами (В-) и ниже, а это достаточно низкие рейтинги чтобы размещать такие объемы пенсионных активов. Когда у нас были частные пенсионные фонды, Нацбанк даже близко не позволял им того, что он делает сейчас сам.

При этом банки со слабыми рейтингами платят на вклады ЕНПФ те же самые процентные ставки, как и банки с хорошими рейтингами, хотя ставки для них должны быть существенно выше. Это тоже несправедливо как по отношению к более кредитоспособным банкам, так и по отношению к вкладчикам фонда.

После создания ЕНПФ ситуация с пенсионными активами стала хуже

Справедливости ради можно отметить, что текущее руководство Нацбанка пытается что-то изменить в управлении пенсионными активами. Так, на сегодня госкомпании и бюджет получают деньги из ЕНПФ по ставкам, сильно приближенным к рыночным. Это уже большой шаг вперед. Однако, все равно деньги ЕНПФ продолжают распределяться нерыночным путем, и недавно в прессе прошла информация, что в этом году ЕНПФ (читай – Нацбанк) существенно увеличил свои вклады в банке, который находится в преддефолтном состоянии.

В целом, действия правительства и Нацбанка при создании ЕНПФ стали продолжением госкапитализма, внедренного во всей экономике. За счет объединения частных пенсионных фондов в один государственный, государство резко нарастило свою долю на финансовом рынке и сильно снизило уровень развития рыночных отношений на рынке ценных бумаг Казахстан.

Вместо этого государство пообещало большую эффективность и доходность пенсионных активов. Однако, как только у правительства появился прямой контроль над пенсионными деньгами, все обещания были забыты. После создания ЕНПФ правительства стало рассматривать пенсионные вклады как продолжение государственного бюджета, который на сегодня также используется крайне неэффективно - в ущерб налогоплательщикам.

Самая главная проблема ЕНПФ заключается в том, что в руководстве фондом нет людей, независимых от правительства, чтобы защищать интересы будущих пенсионеров. Это же касается и Нацфонда. Только в этом случае речь идет о будущем поколении.

Ситуация с пенсионными активами – это лишь одна небольшая часть глобальной проблемы, которая называется госкапитализм с крайне неэффективным госуправлением. Решать проблему только в ЕНПФ нет смысла, если текущая политико-экономическая система не изменится в целом. Все равно, со временем всё вернется к ручному государственному инвестированию пенсионных денег.

На сегодня у нас фактически нет рыночной экономики, где только решения самих покупателей, поставщиков товаров и услуг определяют структуру распределения ресурсов. Вместо рынка в Казахстане распределением ресурсов занимаются чиновники, и делают это крайне неэффективно и часто только в своих интересах. Чтобы изменить ситуацию, нужны структурные реформы, которые фактически изменят общественный строй страны от госкапитализма к полноценной демократической и рыночной экономике. Как это сделать, я уже писал в своих предложениях новому премьер-министру.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю