Пенсионеры заняли экономике

29.10.2015

Источник: КАПИТАЛ

Банки вскоре смогут получить дополнительную ликвидность. По словам главы Национального банка Кайрата Келимбетова, в 2016 году на оживление экономики из средств Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) планируется направить 600 млрд тенге, а это 11% пенсионных накоплений. Между тем, как считают аналитики, при таких инвестициях остается риск, что банки могут вложиться в проекты неблагонадежных заемщиков.

Дискуссии относительно механизмов и направлений инвестирования пенсионных накоплений всегда были особенно жаркими. После недавнего заявления главы Нацбанка они и вовсе ужесточились.

«В следующем году ожидаем, что у нас будет возможность перераспределить около 1 трлн тенге из ЕНПФ. Около 400 млрд тенге пойдет на финансирование дефицита бюджета и 600 млрд тенге мы предлагаем правительству вместе с национальными холдингами и банками направить на оживление экономики… Недавно мы предложили, что средства ЕНПФ мы будем распределять через банки и квазигосударственные организации, дадим средства на жилищное строительство, ипотеку, кредитование конкретных отраслей», – подчеркнул Кайрат Келимбетов.

Аналитики считают, что фонд является важнейшим источником ликвидности для банков, позволяющим стимулировать рынок кредитования, в том числе малого и среднего бизнеса. «Без займов значительная доля населения, занятого в этом сегменте, останется без работы. Учитывая социальную значимость программы, средства фонда должны использоваться исключительно на кредитование МСБ, а не на спекуляцию с валютой и ценными бумагами», – считает Талгат Камаров, председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз».

Ситуация на кредитном рынке усложняется и высокой долларизацией депозитов. «Наибольшая часть из них в иностранной валюте и лишь треть в тенге. При этом многие такие вклады являются «до востребования», а значит, базу фондирования сложно назвать устойчивой», – отметил Айвар Байкенов, директор департамента аналитики «Асыл-Инвест». ЕНПФ, по его мнению, должен двигаться по двум направлениям: финансировать население через предоставление ликвидности банкам и кредитовать бизнес напрямую через инструменты фондового рынка. Он также отметил, что инвестирование пенсионных накоплений должно осуществляться именно напрямую через облигации, минуя банки. Да и доходность ЕНПФ в данном случае будет более близкой к рыночным реалиям. «Значительная часть активов при этом должна вкладываться не в компании с государственным участием, эффективность которых низкая, а именно в реальный сектор – в частные предприятия, которые обычно и выступают главными драйверами здоровой и конкурентоспособной экономики», – считает Айвар Байкенов.

Между тем не все банки имеют доступ к деньгам ЕНПФ, и как оказалось, они не всегда могут быть длинными. Сами банкиры сравнивают депозиты госфонда с вкладами «до востребования». Например, Народный банк не размещает средства пенсионного фонда на своих депозитах, поскольку они являются отзывными. «Критерии отзыва вкладов неясны и неоднозначны, это не позволяет просчитать риски по данному источнику финансирования», – пояснили «Капитал.kz» в банке.

Однако сегодня некоторые игроки используют этот инструмент, хотя и доля средств пенсионного фонда, которая сконцентрирована в банках на счетах, ничтожно мала – это 9,9% от всего инвестиционного портфеля ЕНПФ. Общая сумма на депозитах не превышает 388,3 млрд тенге. В топ-5 банков по наибольшему объему привлеченных средств от ЕНПФ на депозиты вошли ДБ «Сбербанк» – 99,7 млрд тенге, Казкоммерцбанк – 65,3 млрд тенге, Kaspi bank – 64,7 млрд тенге, Евразийский банк – 51,3 млрд тенге и ForteBank – 40,2 млрд тенге.

Качество заемщика превыше всего

Прошлый негативный опыт инвестирования частных фондов заставляет задуматься, насколько прибыльными окажутся вложения ЕНПФ. Впрочем, аналитики не исключают повторения аналогичного сценария и в этот раз.

Так, Дамир Сейсебаев, директор департамента аналитики Private Asset Management, обращает внимание, что существует риск того, что заемщики банков могут оказаться неблагонадежными. «Целесообразно, если предприятия получат средства и смогут их в текущих экономических условиях эффективно использовать. Ключевой риск – неопределенность, связанная с макроэкономической ситуацией и ценами на нефть. В этих условиях кредитование реального сектора может быть неэффективно, а в случае их ухудшения может привести к невозвратам по кредитам. Многое будет зависеть от конкретных условий, под которые средства будут выделяться банкам», – подчеркнул собеседник.

Талгат Камаров поясняет, что единичные невозвраты по кредитам не являются основанием дефолта банка перед ЕНПФ. «После кризиса 2007-2009 гг. финансовым регулятором были введены требования по наличию представителя держателей облигаций, профессионального участника рынка ценных бумаг, отвечающего за мониторинг целевого использования заемных средств и финансового состояния эмитента облигаций», – напомнил он.

Накануне на встрече с журналистами Кайрат Келимбетов подчеркнул, что финансироваться будут не все, а конкретные отрасли. Однако не обозначил их. По мнению Талгата Камарова, отраслевые ограничения возможны. «Но только при согласовании с банками. Акцент должен быть сделан на бизнес, создающий новые рабочие места для квалифицированных специалистов и производство, замещающее импорт товаров и услуг. Это подстегнет потребительский спрос, и круг деловой активности замкнется», – полагает аналитик.

В то же время Дамир Сейсебаев считает, что в идеале банки должны самостоятельно выбирать, какие отрасли и какие проекты кредитовать, исходя из собственных оценок. «Такие решения не должны навязываться», – подчеркивает собеседник.

Доходность ограничена

В настоящее время ЕНПФ продолжает придерживаться консервативной политики, в соответствии с которой в приоритете вложения в государственные ценные бумаги. Так, свыше 43,5% инвестиционного портфеля фонда сконцентрировано в госбумагах Казахстана. Средневзвешенная доходность по таким инструментам в январе-сентябре 2015 года составила 5,72% годовых. Если основываться на данных Комитета по статистике РК, то за девять месяцев уровень инфляции в стране не превысил 2,9%. То есть доходность по госбумагам почти в два раза выше инфляции.

Впрочем, пока ЕНПФ за счет инвестиций в бумаги компаний также зарабатывает немного. В январе-сентябре средневзвешенная доходность по корпоративным облигациям казахстанских эмитентов составила 8,5%. Госфонд вложил в этот инструмент 38,3% пенсионных накоплений.

Нужно иметь в виду, что доходность от вложений средств ЕНПФ в кредитование ограничена. С одной стороны, банки должны предоставлять дешевые займы, с другой – желательно, чтобы доходность по пенсионным накоплениям ощутимо превышала уровень инфляции.

«Требуемая доходность от вложений средств в кредиты и жилищное строительство должна быть не ниже 9% в зависимости от срока вложения. Чем длиннее деньги, тем выше доходность. С другой стороны, верхняя граница доходности должна укладываться в разумные пределы, чтобы кредиты для конечных заемщиков были подъемными», – считает Талгат Камаров.

Между тем, если детально разобраться, то банки и сейчас средства, привлекаемые от ЕНПФ, направляют, в том числе, на кредитование экономики. Если основываться на официальных заявлениях Нацбанка, то целевое использование выделяемых средств ЕНПФ банкам через облигации и депозиты не оговаривалось. И по сути, банки направляли пенсионные накопления, в том числе, и на кредиты. В настоящее время наиболее зависимыми банками от средств ЕНПФ, не включая долевые инструменты, являются Казком – 312,1 млрд тенге, Народный банк – 303,6 млрд тенге, Kaspi bank – 266,5 млрд тенге, Евразийский банк – 190,0 млрд тенге, АТФБанк – 159,9 млрд тенге, ДБ «Сбербанк» - 144,2 млрд тенге, ForteBank – 110,6 млрд тенге, Цеснабанк – 108,6 млрд тенге, Банк ЦентрКредит – 70,8 млрд тенге, Bank RBK – 59,1 млрд тенге.

Однако Кайрат Келимбетов признает, что прошлогодние вливания из ЕНПФ не способствовали росту кредитной активности. «В 2014-2015 годах Нацбанк предоставлял средства банкам через валютно-процентные свопы, через ЕНПФ было предоставлено около 2 трлн тенге. Эти средства не пошли на кредитование, мы не увидели роста кредитования… Скорее всего, эти средства помогали банкам с дедолларизацией депозитов населения и юридических лиц», – сообщил глава Нацбанка.

Аналитики солидарны с этим мнением. «Пока мы видим, что то финансирование, которое было предоставлено банкам в прошлом году, по сути, оказалось неэффективным. Никакого оживления в кредитной активности в стране не было. Кредитование с начала текущего года только снижалось. Поэтому стоит вопрос – нужно ли продолжать такую практику, если результата в целом нет. Другой момент – стоимость такого фондирования. Она сегодня не соответствует рыночным реалиям. Фондирование банкам предоставляется под 7-10%, тогда как реальные ставки по банковским кредитам и облигациям в настоящий момент находятся выше 15%. Базовая ставка Нацбанка составляет 16%», – подчеркивает Айвар Байкенов.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю