Первый год ЕНПФ: пенсионные накопления остались в минусе

01.04.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

В предварительных итогах работы за первый год своего существования Единый накопительный пенсионный фонд 30 марта отчитался о трехкратном росте доходности и о том, что в будущих планах у него стоят уже совсем другие задачи. Однако это достижение выглядит крайне сомнительным, и проблема доходности по-прежнему остается жизненно важной для всей пенсионной системы - так же, как эффективность использования ее средств в экономике.

За 2014 доходность пенсионных активов ЕНПФ составила 6,31% в годовом выражении, что значительно превышает доходность по НПС в 2013, которая составляла в годовом выражении 2,2%. Это главный аргумент, который в очередной раз повторило руководство фонда.

Однако если поднять отчетность Комитета по финнадзору Нацбанка за 2013, то средневзвешенная доходность по консервативному портфелю составила 4%, по умеренному – 2,4%. Как из этих цифр могла родиться средняя в 2,2%, совершенно непонятно.

Более того, в том же отчете низкая доходность объяснялась тем, что в него не были включены показатели ЕНПФ и частных фондов, уже начавших процедуру передачи ему активов. Так что отчетность в целом получилась необъективной. Кстати, брать за основу сравнения 2013 вообще некорректно, поскольку процедура передачи активов началась с октября того года, а решение о фактическом прекращении работы частных НПФ было принято намного раньше. Разве можно ожидать высокой отдачи в интересах вкладчиков от бизнеса, который обречен на сворачивание без дальнейших перспектив?

Также в качестве причины низкой доходности в отчете КФН указывалось, что Минфин размещал государственные ценные бумаги по более низким ценам, чем в предыдущем году, «в результате чего переоценка инвестиционных портфелей НПФ по некоторым выпускам государственных ценных бумаг была отрицательной».

Получается, что действия государства стали основной причиной низкой доходности НПФ, поэтому странно с его стороны теперь говорить об успехах государственного пенсионного фонда.

Кроме того, хотя доходность ЕНПФ и выросла до 6,3%, она все равно оказалась ниже психологически значимого порога – уровня инфляции, составившей в прошлом году 7,4%. При том, что по продовольственным товарам (наиболее важным для пенсионеров) она достигла 8%. Разрыв между доходностью по пенсионным накоплениям и инфляцией в 2014 составил 1,1%, а в 2013 году – 2,6%. Разница слишком незначительна, чтобы говорить о серьезном успехе и делать выводы о преимуществах новой модели с единым госфондом вместо конкурирующих частных НПФ. А тем более об успешности накопительной системы в целом, которая продолжает работать в минус.

Бег на месте

Кроме того, в отчете ЕНПФ, который является финансовой структурой, почему-то проигнорировано крупнейшее финансовое событие года, повлиявшее на всех, кто работает с накоплениями, – одномоментная девальвация тенге. Не замечать этот фактор для пенсионного фонда - то же самое, как если бы нефтедобывающие компании в своих отчетах проигнорировали падение цен на нефть.

На начало 2014 пенсионные накопления составили 3,7 трлн тенге, что в долларовом эквиваленте составляло по тому курсу $24 млрд. На конец прошлого года накопления достигли 4,5 трлн тенге, что по постдевальвационному курсу составляет ровно те же $24 млрд. То есть в долларах рост оказался нулевой!

Да, пенсионные взносы, накопления и выплаты осуществляются у нас исключительно в национальной валюте, и поэтому ее курс к доллару как бы не имеет значения. Но только «как бы». Формалистский подход при обращении с накоплениями, которые для многих казахстанцев станут единственным источником средств к существованию в старости, совершенно неуместен. Ведь сверхзадача накопительной пенсионной системы - не в том, чтобы увеличивать количество денежных единиц, а в том, чтобы аккумулировать запас покупательной способности, чтобы в последующем приобретать продукты и лекарства, оплачивать коммунальные счета. И если покупательная валюта денежных единиц падает, то система своей функции не выполняет.

Поэтому можно согласиться тем, что само по себе изменение курса доллара к будущим пенсионерам отношения не имеет, но категорически нельзя согласиться с тем, что на них не повлияла девальвация тенге, которая уменьшила покупательную способность их накоплений.

В этом году, учитывая обвал курса российского рубля, сохраняется риск дальнейшей коррекции курса тенге. Что примечательно, если в отношении банковских депозитов ведется какая-то дискуссия и даже приняты меры стимулирования в виде повышения ставок вознаграждения и размеров гарантирования, то в отношении пенсионных накоплений – тишина. Ни меры компенсации за уже прошедшую коррекцию курса, ни меры зашиты от будущих валютных рисков не то что не принимаются, но даже не выносятся на повестку дня.

Вместо доходности – мобильное приложение

Как следует из отчёта, ни низкий уровень доходности, не покрывающей инфляцию, ни обесценивание накоплений в результате корректировки курса тенге, ни недостаточная вовлеченность населения в накопительную систему не рассматриваются ЕНПФ в качестве стратегических проблем.

Основной целью на ближайшие пять лет ЕНПФ определил для себя «разработку и внедрение в практику новых подходов в организации работы с вкладчиками». За прошлый год в офисы фонда с вопросами по пенсионному обеспечению обратилось около 3 млн человек. Поэтому ЕНПФ намерен развивать интернет-информирование, используя для этого корпоративный сайт и мобильное приложение. На этом, собственно, и всё, что нашлось у ЕНПФ сказать о своей стратегии.

Спору нет, для людей важен уровень обслуживания в офисах фонда и возможность быстрого получения справок. Но важнее ли это, чем отсутствие реального дохода по накоплениям? В прошлом году ЕНПФ принял инвестиционную декларацию, которая оказалось совершенно рамочным документом. Более или менее подробно она описывает лишь условия инвестирования пенсионных активов в банковские вклады, на которые разрешено направлять до 50% накоплений.

Остальное – чрезвычайно расплывчато, что позволяет правительству и Нацбанку использовать пенсионные средства без каких-либо ограничений. Как это произошло, например, с решением о вложении 80 млрд тенге из средств ЕНПФ в финансовое оздоровление субъектов аграрного сектора.

Холдинг «КазАгро», через который будет осуществляться прохождение данных средств, не видит оснований для беспокойства, поскольку ЕНПФ вложит деньги в надежные ценные бумаги с хорошей доходностью. Тот факт, что пенсионные накопления граждан пойдут не на создание новых предприятий или реализацию новых проектов, а на снижение долговой нагрузки по старым займам, «КазАгро» не смущает. Да и не должен смущать, поскольку это вопрос не холдинга, а правительства и Нацбанка. Они же, очевидно, воспринимают пенсионные активы исключительно как источник текущего фондирования бизнеса, но не как источник будущего фондирования пенсионеров.

Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю