Почему CitiBank намерен и дальше вести бизнес в Казахстане

30.04.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

По результатам 2014 Ситибанк Казахстан остался в конце первой дюжины банков второго уровня по размеру собственного капитала. Несмотря на это, он стал лидером по расчетному обслуживанию работающих в стране зарубежных компаний и по привлечению иностранного капитала для экспортеров, нацкомпаний и правительства. На вопросы Forbes Kazakhstan отвечает Андрей Курилин, председатель правления АО «Ситибанк Казахстан», единственного западного банка, подтверждающего свою приверженность присутствию на казахстанском рынке.

F: Андрей Игоревич, ранее вы занимали должность исполнительного директора Citi в России. В чем, по вашим наблюдениям, отличие российского банковского сектора от казахстанского?

– Citi в Казахстане добился успеха, потому неудивительно, что на многое на этом рынке мы смотрим с оптимизмом. Безусловно, выделяем и отличительные черты в сравнении, к примеру, с российскими реалиями.
Во-первых, казахстанский банковский сектор долгое время оставался одной из немногих крупных отраслей экономики, лишенных существенного участия государства как акционера. В России, как известно, многие крупнейшие банки контролируются государством.

Во-вторых, исторически казахстанские банки в несколько меньшей степени, чем российские, участвуют в финансировании крупнейших предприятий и инфраструктуры. В Казахстане доля экспорта в ВВП выше, чем в России, а положение экспортеров – более видное (по некоторым данным, девять из 10 лидирующих по объемам продаж компаний страны почти целиком реализуют свою продукцию на экспорт). Экспортеры же, как правило, привлекают финансирование преимущественно в иностранной валюте, которую местным банкам самим приходится занимать. Неудивительно, что на протяжении последних 15 лет именно иностранные инвесторы и банки активно участвовали в насыщении казахстанской экономики капиталом.

В-третьих, упомяну значительную открытость банковского рынка РФ, особенно в 2000-х, для конкурентоспособных профессионалов. В российских банках, в том числе и государственных, многочисленные представители как ближнего, так и дальнего зарубежья нередко занимали позиции не только высшего, но даже среднего управленческого уровня. Частично это было связано с тем, что банковский рынок РФ долгое время оставался одним из самых привлекательных в мире в плане оплаты, динамики и перспектив развития.

Наконец, нельзя не отметить успехи России относительно часто упоминаемой в последнее время дедолларизации – на фоне либерального валютного режима. Очевидно, что там не только финансисты, предприниматели и чиновники, но и широкие слои населения считают подвижность курса рубля настолько же обыденным явлением, как смена времен года.

F: А в чем же схожесть наших рынков?

– В России, где насчитывается почти 800 банков, и в Казахстане, где их 38, не существует прямой корреляции между, с одной стороны, потребностями экономики и ее субъектов – компаний, населения и, с другой стороны, количеством БВУ и масштабом банковской отрасли. Хотя это не уникальная ситуация. В США, к примеру, более 6000 банков, и подчас можно увидеть свой банк в совсем маленьком городке.

F: Как санкции сказались на российском подразделении Citi?


– Никто из представителей бизнеса не испытывает положительных эмоций в связи с геополитическим обострением и сопровождающими его санкциями. Тем не менее мы верны своей стратегии в странах бывшего СССР и остаемся здесь крупнейшим, органически развивающимся международным банком. Миссия Citi в России, Казахстане, как и в большинстве из 102 стран, где у нас есть дочерние структуры и филиалы, – сопровождать наших клиентов и обеспечивать их интересы. Мы определили группу из нескольких тысяч транснациональных компаний, в которой есть и представители Казахстана и России, которых обслуживаем по всему миру в качестве опорного банка. Мы всегда будем присутствовать на тех рынках, где работают эти компании.

Ситуация в России привела к некоторому сжатию показателей нашего корпоративного блока. Но, подчеркну, Евразийский регион, в частности Казахстан и Россия, остается для Citi приоритетным и перспективным рынком.

F: Судя по реакции рейтинговых агентств, инвестиционная привлекательность Казахстана падает…

– Не согласен с таким выводом. Инвестиционная привлекательность того или иного рынка лишь опосредованно связана с мнениями рейтинговых агентств. В отличие от портфельных инвесторов стратегические инвесторы и производители не действуют с постоянной оглядкой на рейтинги. Кроме того, информационное поле насыщено самой разнообразной аналитикой, суждениями и т. п. В Казахстане, к слову, основной этап «вторжения» стратегических инвесторов пришелся на исторический отрезок, когда кредитный рейтинг страны был ниже нынешнего.

Публичные кредитные рейтинги отражают не столько инвестиционную привлекательность и конкурентные преимущества, сколько способность обслуживать долговую нагрузку. К примеру, компания или страна с сильными фундаментальными показателями может находиться в периоде перекредитованности или низкой прибыльности. Обратите внимание на то, что у целого ряда стран, известных как крупные центры мировой коммерческой деятельности, кредитные рейтинги ниже, чем у Казахстана.

Убедительной иллюстрацией инвестиционной привлекательности Казахстана служит тот факт, что крупнейшая компания страны по продажам на три четверти контролируется американскими Chevron и Exxon (речь идет о ТОО СП «Тенгизшевройл». – F).

F: Как вы в целом оцениваете банковский рынок РК? Насколько он привлекателен на данный момент?

– Если обратиться к динамике внешних заимствований, где в 2000-х годах погоду как раз делали банки второго уровня, то очевидно, что в последнее время ведущая роль здесь остается за государством, нацио­нальными и добывающими компаниями. К примеру, в прошлом году правительство привлекло один из самых успешных еврооблигационных займов года в мире, успешными выпусками отметились «Казагро» и «Казмунайгаз».

С другой стороны, присутствие на финансовом рынке в качестве инвестора такого бренда, как Citi, служит сигналом того, что казахстанский банковский сектор остается привлекательным для капитало­вложений. Мы, в частности, по-прежнему видим здесь потенциал роста, несмотря на некоторые макроэкономические вызовы.

F: В прошлом году вы говорили, что у вас нет планов по открытию здесь розничного отдела?

– Здесь ничего не изменилось.

F: Из активов банка, которые составляют 378 млрд тенге, в «работе» находятся только 92,2 млрд. Почему у такого крупного мирового игрока в Казахстане такой маленький портфель?

– В оценке работы любого банка, как и любого коммерческого предприятия, необходимо в первую очередь ориентироваться на показатели прибыли и доходности относительно вложенных средств, возможных потерь и так далее. АО «Ситибанк Казахстан» входит в десятку самых прибыльных банков второго уровня, а по доходности активов и капитала вовсе занимает одну их верхних строчек. Forbes Kazakhstan уже отмечал, что по размеру прибыли на одного сотрудника (у нас их около 120) наш банк – самый успешный в стране («Ренкинг банков Казахстана», ноябрь 2014 года. – F).

Размер активов АО «Ситибанк Казахстан» во многом является следствием динамики операций наших клиентов, рост кредитного портфеля для нас – не самоцель, в отличие от банков, которые делают акцент на работе с розницей и МСБ. Отмечу, что, по некоторым оценкам, на нас приходится значительная часть объема валютно-обменных операций в Казахстане, что свидетельствует о востребованности наших услуг клиентами.

Естественно, показатели АО «Ситибанк Казахстан» не отражают всего масштаба деятельности Citi на местном рынке. Имею в виду и организацию облигационных выпусков на лондонской и нью-йоркской площадках, а также кредиты, выданные казахстанским заемщикам напрямую зарубежными подразделениями, общий размер которых может подчас превышать весь портфель АО.

F: Каковы финансовые итоги 2014? Какие цели ставите на 2015?

– По доходности на капитал мы находимся в районе 18–20%, что нас вполне устраивает. Не планируем значительно превысить этот показатель, так как это может потребовать принятия больших кредитных рисков.

Доходность активов составляет около 3%, тогда как, к слову, доходность активов Citi во всем мире находится чуть ниже 1%.

Впервые за несколько лет мы расширяем штат, чтобы улучшить качество обслуживания. В целом же намерены оставаться важным посредником между крупным бизнесом и правительством, с одной стороны, и западными инвесторами – с другой.

F: Судя по информации Нацбанка, Citi в Казахстане является образцом в плане качества кредитного портфеля. Не поделитесь, в чем секрет?

– Все дело в риск-менеджменте мирового уровня, который по-настоящему независим. Этому способствует и тот факт, что в структуре акционеров Citigroup нет одного доминирующего лица, которое бы принимало решения единолично. К слову сказать, на днях мы успешно прошли тест по оценке и анализу достаточности капитала, который проводил Федеральный резерв. В газетах написали, что прошли лучше всех.

Данияр Куаншалиев, корреспондент Forbes Kazakhstan
Возврат к списку новостей

Рекламодателю