Почему Нацбанк не дает банкам тенге?

05.03.2015

Источник: КАПИАЛ

Глава Народного банка Умут Шаяхметова считает, что дефицит ликвидности тенге в Казахстане создан регулятором искусственно. Нехватку национальной валюты банковский сектор стал остро ощущать после девальвации тенге в прошлом году. Во многих банках доля долларовых вкладов в розничном депозитном портфеле превысила 60%. Нехватка тенговой ликвидности заморозила выдачу банковских займов в тенге, тем самым лишив экономику финансирования. Между тем, несмотря на то, что Нацбанк предоставляет банкам валютные СВОПы и средства Единого пенсионного фонда (ЕНПФ), этого недостаточно.

«Считаю, что создан искусственный дефицит ликвидности тенге, так как понятно, что регулятор боится, что эти деньги придут на валютный рынок и будут дальше оказывать давление на курс», – заявила Умут Шаяхметова, председатель правления Народного банка на саммите CFO Idea Exchange & Networking Event.

В результате этих мер, по ее словам, может возникнуть кризис неплатежей. «Причем уже неплатежей не только между юрлицами. Мы видим, это уже происходит, потому что банки не кредитуют. Соответственно одна компания не платит другой, идут невыплаты заработной платы, не погашаются кредиты, то есть это очень большой круг. Плюс к этому кризис ликвидности возникает и у самих банков», – отметила глава Народного банка.

По ее мнению, если пойдет кризис неплатежей в банковском секторе, когда банк не сможет провести платеж, то в стране может возникнуть огромный кризис. «Поэтому мы, конечно, эти все вопросы поднимаем, и вот это регулирование со стороны государства или вот эта деятельность, политика, она действительно может привести к ослаблению финансовой системы», – пояснила она.

Нацбанк РК, понимая, что фининститутам и экономике необходимы тенговые вливания, предложил банкам линию валютных и валютно-процентных СВОПов на $10 млрд. В частности, такие сделки предусматривали фондирование банков в тенге под залог валюты сроком на 12 месяцев под 3% годовых. Активно банки пользовались и деньгами ЕНПФ, через размещение пенсионных денег на своих депозитах и выпуск облигаций с надеждой, что их покупателем станет ЕНПФ. Но на встречах с журналистами банкиры неоднократно акцентировали, что этих мер для дедолларизации экономики недостаточно. Впрочем, реальную нехватку тенге можно было проследить как на кредитном, так и на депозитном рынке. Из-за избытка долларовой ликвидности банкиры перекрыли тенговое кредитование, а некоторые из них ужесточили требования к заемщикам. Практически никто из банкиров открыто не готов был озвучивать свои претензии регулятору и обнажать реальное положение дел в банке.

Проблема претензий коммерческих банков понятна. «Если в классической экономике Национальный банк, он же центробанк, он же банк первого уровня, и банки второго уровня составляют единое технологическое целое, то в нашей вторичной, даже колониальной экономике, совсем не так», – отметил Петр Своик, экономист.

По его словам, в традиционном понимании Нацбанк является кредитным эмиссионером первой инстанции, в том числе влияя на инфляцию имеющимися у него рычагами, в частности, с помощью резервных требований к коммерческим банкам. Но для него характерно осуществление именно кредитной первичной эмиссии для банков второго уровня, которые уже дальше распределяют ее по экономике.

«У нас иная схема. В Казахстане отношения Нацбанка и БВУ даже не родственные, они скорее напоминают рядовых жильцов и председателя КСК. Наш Нацбанк не осуществляет кредитную эмиссию вообще. В этом смысле он не исполняет функции Национального банка в традиционном понимании. Он осуществляет экспортно-сырьевую эмиссию, то есть является замыкающим игроком на валютном рынке – он либо скупает долларовый избыток внешнего платежного баланса Казахстана, либо наоборот, продает недостающие доллары из своих ЗВР», – уверен экономист.

Нацбанк эмитирует деньги, но эмитирует не кредитным, отметил он, а обменным способом, по сути, он выступает в роли обменника. «Тенге в данном случае – не столько национальная валюта, сколько местное воспроизводство внешней валюты, а именно долларов. Тенге, по сути, это просто «казахский доллар», и эта обменная эмиссия достается не БВУ, а сырьевым экспортерам», – добавляет экономист.

По его словам, у Нацбанка, правительства и БВУ разные интересы: у Нацбанка и правительства – поддержать курс тенге, в том числе и через запасы Нацфонда, который в последнее время расходуется, а не растет. А что там происходит во внутренней экономике, как кредитный процесс строится – это уже не проблема Нацбанка.

«Нацбанку нужно выполнять свою ключевую функцию, прежде всего, это проведение денежно-кредитной политики, гарантирующей низкий уровень инфляции в средне- и долгосрочной перспективе. Поэтому функцию банковского регулирования необходимо вывести из полномочий Нацбанка», – отметил Ораз Жандосов, председатель попечительского совета ОФ «Ассоциация экономистов Казахстана».

По его словам, денежно-кредитная политика должна быть понятна всем субъектам рынка. «Она не должна зависеть от какого-то персонального состава руководства Нацбанка, персонального состава правительства. Денежно-кредитная политика не должна зависеть от каких-то меняющихся мнений, что на сегодня более правильно или неправильно, она должна быть привязана фундаментально к показателям», – считает Ораз Жандосов.

«Комбанки попали в трудное положение, «родной» Нацбанк как не кредитовал, так и не кредитует. Последние для привлечения депозитной базы вынуждены поддерживать высокую доходность, чтобы население и несырьевой бизнес продолжали хранить деньги. Но в то же время БВУ не знают куда их девать, рынок кредитования снижается», – отметил Петр Своик.

«Умут Шаяхметова вправе выразить свое негодование, что ликвидности не хватает. Но как жильцам обращаться к председателю КСК. С таким же успехом можно пожаловаться в ОБСЕ», – добавил экономист.

Дедолларизация всему виной

Долгожданный план по снижению уровня долларизации экономики на 2015-2016 гг. ждали давно. Правда, несмотря на то, что он все-таки был презентован, обозначенные в нем направления и ранее обсуждались на разных уровнях. К слову, информация по каждому из представленных направлений достаточно скудна. План включает три основных стратегических направления. Первое – обеспечение макроэкономической стабильности, второе – развитие безналичных платежей и сокращение теневого оборота, третье – приоритет национальной валюты над иностранной. По первому направлению в плане предусмотрены меры по диверсификации  экономики и повышению казахстанского содержания в производимых товарах, работах и услугах. Подробнее остановимся на втором направлении плана, которое предусматривает меры по развитию безналичных платежей. В частности, более двух недель назад глава Нацбанка предложил, чтобы оплату за крупные покупки казахстанцы осуществляли в безналичной форме.

«Считаем, что самые крупные покупки, которые мы осуществляем – покупки недвижимости или транспортных средств – должны осуществляться в безналичном варианте и прежде всего, должны проходить через определенные счета. Так мы увидим все платежи совместно с налоговыми органами», – подчеркнул председатель Национального банка РК Кайрат Келимбетов.

Между тем Умут Шаяхметова считает, что ограничительные меры в данном случае не помогут. «Политика государства должна быть направлена на выведение денег из серой экономики в прозрачную. То предложение со стороны Нацбанка, которое подразумевает осуществлять оплату за крупные покупки в безналичной форме, запрещать наличные расчеты, считаю неправильным. Для этого (активизации безналичных платежей – Ред.) необходимо делать больше стимулов, возможно, какие-то налоговые послабления по МСБ. Например, ранее проводилась акция, чтобы все предприниматели установили POS-терминалы. Эта мера до сих пор не работает. И дело не в том, что банки не устанавливают такие устройства, а в том, что предприятия не хотят проводить все платежи в безналичной форме, не хотят объективно и прозрачно показывать все свои продажи через карточку. Нужно проводить какие-то совместные меры по выводу компаний на уровень прозрачности», – считает она.  

Многие аналитики, с которыми ранее беседовало издание, поделились, что они поддерживают инициативу Нацбанка по обязательной фиксации цен только в тенге. Председатель правления Нурбанка Кантар Орынбаев также поделился своим мнением. «Данная инициатива правильная. Несомненно, что большинство казахстанцев привыкли все пересчитывать в долларах, эта тенденция совершенно не обоснована и непонятна. Даже строители стоимость своих услуг выражают через доллары. Это необоснованно. Почему квартира, которая находится в Казахстане, должна оцениваться в долларах? Это именно казахстанская привычка выражать цены на машины и квартиры в иностранной валюте, такой привычки нет ни в России, ни в Индии, ни в Бразилии. Если в Казахстане в расчетах будет использоваться иностранная валюта, то таким образом мы будем поддерживать экономику той страны, валюту которой мы используем. Мы чаще рассчитываемся за недвижимость в долларах, зачем нам поддерживать экономику США? Любые меры, которые подстегнут проводить расчеты в тенге, правильные», – полагает банкир.

Казалось бы, что меры, обозначенные государством, могут быть эффективны. Но ожидания правительства по снижению долларизации могут не оправдаться. «Когда мы говорим о том, что нужно повысить сумму гарантирования по тенговым депозитам и не повышать по долларовым – не факт, что клиенты будут держать средства в тенге. Они могут либо перевести все активы в доллары, либо снять с банковских счетов и хранить деньги под подушкой», – отметила Умут Шаяхметова.

В то же время председатель совета директоров ГК Resmi Кайрат Мажибаев считает, что бороться с последствиями долларизации невозможно. «Приобретение недвижимости за наличный расчет – это всего лишь последствия. Если стоит вопрос доверия к тенге, то было бы неплохо, чтобы банки, компании добывающего сектора, госкомпании один раз в месяц или в квартал каким-то образом раскрывали свои дилинговые доходы, особенно до и после девальвации тенге, чтобы было все честно», – отметил Кайрат Мажибаев.

Экс-глава Нацбанка РК Ораз Жандосов акцентировал, что административными методами повысить доверие к тенге нельзя. «Экс-глава Нацбанка РК Григорий Марченко глупостями занимался, хотел закрывать небанковские обменные пункты. Сейчас снова план дедолларизации начинается с регулирования обменных пунктов. Понятно, что это анекдот. Необходимо двигаться только через доверие (к государству – Ред.). Остальные меры технические, они вторичны», – подчеркнул он.

Нацбанк РК уже вторую неделю удерживает курс доллара на уровне 185,05 тенге.

Даже если регулятор отпустит курс тенге, по мнению Умут Шаяхметовой, казахстанцы готовы к девальвации.

По ее словам, население уже проголосовало за валюту, когда основной объем тенговых вкладов был конвертирован в валютные. «Эта тенденция удерживается. Какие бы мантры мы не говорили о том, что девальвации не будет, население не верит  в это. Это основной показатель доверия к тенге. В долларах держат сбережения все, включая бизнес, нацкомпании. Законы экономики никто не отменял, необходимо применять быстрые и правильные решения для восстановления доверия к тенге. Цена вопроса очень велика – золотовалютные резервы, которые идут на поддержание курса тенге. Звучала идея, чтобы государство в случае девальвации компенсировало потери по тенговым депозитам за счет средств Нацфонда. Считаю, что это утопия. Прошлогодняя девальвация, которая произошла как гром среди ясного неба, и та возможная девальвация, о которой мы говорим – разные ситуации. Возможная корректировка курса тенге ожидаема, люди к ней уже подготовились», – подчеркнула глава Народного банка.

Петр Своик уверен, что у Нацбанка и правительства сейчас только два способа реагирования на ситуацию: тратить Нацфонд – валютную подушку безопасности, поддерживая нынешнюю ситуацию, или девальвировать тенге, что позволит лишь на время сократить эти расходы, но сильно ударит по доверию и реальной экономике. «Одним словом: настала пора переходить, наконец, на национальный инвестиционный и кредитный процесс», – отметил он.

Возврат к списку новостей

Рекламодателю