Почему в феврале умер рынок межбанковского кредитования

19.03.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Наблюдая за банковской системой, нельзя не удивиться статистике за февраль. Её можно назвать беспрецедентной – рынок межбанковского кредитования в прошлом месяце «умер». О причинах и последствиях скоропостижной кончины «межбанка» размышляет кандидат экономических наук Алмас Чукин.

Рынок межбанковских кредитов и депозитов

 

Выданные кредиты

в национальной валюте

в USD

в EUR

 

Объем,

млн тенге

Средне-

взвешенная

ставка

вознаграждения

(%)

Объем,

млн USD

Средне-

взвешенная

ставка

вознаграждения

(%)

Объем,

млн EUR

Средне-

взвешенная

ставка

вознаграждения

(%)

08.14

232,6

6,64

0,6

8,50

0,2

3,46

09.14

101,3

6,58

0,6

8,50

0,0

8,50

10.14

61,9

6,63

1,3

6,78

0,0

8,50

11.14

6 846,2

9,98

1 508,6

0,03

0,1

8,50

12.14

104,4

8,50

15,9

4,76

0,0

8,50

01.15

1 675,0

14,00

1 342,5

0,02

-

-

02.15

-

-

0,2

8,50

-

-

Источник: Национальный банк РК.

Эта таблица показывает изменения на рынке межбанковских кредитов. Тут, в общем, более или менее понятны колебания от пиков до нуля.

Денежные агрегаты (млн тенге/на конец периода)

 

08.14 

09.14 

10.14 

11.14 

12.14 

01.15 

1. Денежная база (резервные деньги)

3 654 727

3 753 134

3 723 626

3 414 322

3 413 603

3 109 020

изменение за месяц, %

- 5,3

2,7

- 0,8

- 8,3

0,0

- 8,9

Денежная база (в узком выражении)

3 529 912

3 574 884

3 654 424

3 382 108

3 312 973

3 015 908

изменение за месяц, %

- 2,9

1,3

2,2

- 7,5

- 2,0

- 9,0

изменение за период с начала года, %

26,7

28,3

31,1

21,4

18,9

- 9,0

2. М0

 

 

 

 

 

 

(наличные деньги в обращении)

1 382 569

1 369 299

1 274 397

1 221 633

1 122 319

1 035 712

изменение за месяц, %

- 4,0

- 1,0

- 6,9

- 4,1

- 8,1

- 7,7

изменение за период с начала года, %

- 8,6

- 9,5

- 15,7

- 19,2

- 25,8

- 7,7

3. М1

3 773 208

3 639 562

3 406 501

3 196 190

2 980 735

2 800 476

изменение за месяц, %

- 2,3

- 3,5

- 6,4

- 6,2

- 6,7

- 6,0

изменение за период с начала года, %

7,2

3,4

- 3,2

- 9,2

- 15,3

- 6,0

4. М2

9 567 278

9 549 403

9 202 089

8 582 774

7 966 124

7 630 557

изменение за месяц, %

- 1,9

- 0,2

- 3,6

- 6,7

- 7,2

- 4,2

изменение за период с начала года, %

10,3

10,1

6,0

- 1,1

- 8,2

- 4,2

из них:

 

 

 

 

 

 

5. М3 (денежная масса)

13 352 628

13 466 829

13 550 620

12 973 924

12 816 316

12 403 086

изменение за месяц, %

- 0,5

0,9

0,6

- 4,3

- 1,2

- 3,2

изменение за период с начала года, %

15,1

16,1

16,8

11,9

10,5

- 3,2

Источник: Национальный банк РК.

Эта таблица сложнее, но в целом довольно проста. Показатели размера денежной массы: М3 - это суммарная величина, которая снизилась на 3%, и другие разбивки внутри этой суммы. К примеру, М0 – это кэш, отрицательные величины видны из месяца в месяц.

***

Поясню для непосвященных: межбанковское кредитование (или попросту «межбанк) - это практика краткосрочных кредитов длительностью от одной ночи до нескольких суток между самими банками.

За банковской системой прочно закрепилось сравнение – кровеносная система экономики. Она способствует, в первую очередь, перетеканию денег от тех, у кого их в данный момент в избытке, к тем, кому они нужны. Если деньги легко и быстро перетекают между участниками рынка – всей экономике хорошо.

Самая чувствительная и осязаемая форма кредита - это так называемая «оборотка». Предприятию, чтобы выполнить заказ, надо занять на закупку сырья, потом, продав товар, оно возвращает кредит. И так по цепочке. Это «короткие», но жизненно необходимые деньги. Если здесь «тромб» - шок идёт по цепочке и чувствуется всеми моментально.

Банки ещё более важны как канал перетока «длинных денег». Старшая и более зажиточная часть населения (прибыльные бизнесы) откладывает сбережения, молодая и более энергичная часть населения и экономики – занимает, вкладывает и развивает себя и экономику. Одни получают проценты по вкладам, другие зарабатывают дивиденды на будущее.

Есть ещё одна, невидимая со стороны, но важная кредитная функция. В своей работе по привлечению денег и выдаче кредитов банки ежедневно зависят друг от друга и друг друга «выручают». Вообще у банков деньги есть всегда, но не в каждый момент. Банк как может управляет своими резервами, но он не может держать все деньги в кэше, иначе это копилка, а не банк. Ваши деньги он уже отдал другому в кредит, а если вы придёте за деньгами, вам отдадут чьи-нибудь еще деньги. В среднем, 70% банка - это кредиты, выданные заёмщикам. То есть, если завтра все клиенты придут снять свои деньги – банк умрёт в тот же момент, потому что 7 тенге из 10 в его стенах нет: они выданы другим клиентам.

Как же выживают банки? Ответ на этот вопрос и называется управлением ликвидностью. Представьте, что приходит в банк клиент с огромной суммой в платёжном поручении в 4 часа дня, а прихода денег в этот день, как назло, особо не было. Что делать? Есть простой выход - занять на ночь или две у товарищей по цеху. Не у всех же разом такая проблема – занять на короткий срок банку у банка. Это и есть «межбанк». Банки друг другу в нормальной жизни дают деньги очень легко и очень дешево. Всякое в жизни бывает, да и выгодно это: у меня сегодня много лишних денег, тебе надо - возьми, на днях отдашь. Но когда всех прижимает разом (обычно это случается в конце налоговых периодов), когда у всех приходят клиенты и снимают большие суммы - бывают запарки.

Но что-то идёт совсем не так. В прошлом месяце произошло невиданное явление – «межбанк» исчез. Ни одной сделки по тенге за месяц. Ни одной. Прочерк в таблице. И в евро ни одной. В долларах, смешно сказать, $200 тыс. за месяц - и это после $1,4 млрд за январь. Нету «межбанка» по тенге, спасайся каждый сам как можешь.

Вообще системные проблемы начались в банковской системе с ноября. За ставшие дефицитом тенге банки стали брать друг у друга неслыханные проценты: в январе дошло до 14% в среднем по месяцу, говорят в отдельные дни требовали больше 40%. И что интересно, в те же дни доллары в огромных количествах ссужали друг другу по смешным процентам - чего обычно вообще не бывает. В переводе на русский: дай тенге хоть чуть-чуть, пусть по 14%, ставлю в залог доллары почти даром.

Февральская запарка имеет только два объяснения: или ни у кого нет денег, и все банки перестали друг другу верить; или кто-то «третий» стал выдавать банкам кредиты для управления ликвидностью.  «Больному» серьёзно плохо. Продолжая медицинские сравнения, можно сказать, что за последние полгода произошли «потеря крови», «гипертонический кризис» и теперь - «обширный инфаркт».

Потеря крови, или пропажа денег из системы, произошла из-за пресловутого бегства от тенге. Все, начиная от крупных игроков рынка и кончая «бомбилой» на дороге, посмотрели новости и своим экономическим разумом, «февральской» памятью, смекнули, что надо уносить сбережения в тихую гавань, то есть в доллар. Результат известен – у банков исчезли тенговые ресурсы, и при этом лишь незначительно выросли долларовые накопления населения.

В первую очередь банки практически прекратили выдачу тенговых кредитов: им просто нечего выдавать. Но дальше у них начались проблемы с повседневным менеджментом ликвидности, и стало лихорадить рынок межбанковского кредитования.

В чём причина и что делать? Причина простая – клиенты банков ушли из тенге и переложились в доллары или российские товары. С людьми и компаниями поделать ничего нельзя: ну, не верят и не слушаются.

А вот на вопрос, как решить проблему, ответов немного. Где взять тенге? Первый путь - это вынудить банки продавать «свои» и клиентские доллары. Но тогда, если на бирже не появятся в больших объёмах продавцы тенге, курс пойдёт вверх, а он и так высокий. За границей тенге тоже не купишь – этот путь отпадает.

Остаётся только второй канал. Тенге есть всегда только у одного института – у Национального банка. Вроде обещали «влить» банкам 1 трлн тенге для поддержания ликвидности. Судя по всему, не влили, а наоборот. Никакой публичной информации на этот счёт найти не удалось. Есть и большая опасность в этом подходе. Так называемое «количественное смягчение», которое пока успешно применили США, а теперь начали европейцы, у нас может не сработать.

В США председатель ФРС (в то время Бен Бернанке) применил нетрадиционный подход в момент кризиса: вместо того, чтобы ужесточить денежную политику и вымести с рынка всех банкротов, он буквально повторил тезис Фридмэна и стал для борьбы с дефляцией и кризисом «сбрасывать на экономику деньги вертолетами». В результате избытка денег ставки по облигациям упали, и банкам некуда было девать деньги, кроме как кредитовать бизнес. Все кредиты стали рефинансироваться по низким ставкам, и экономика пошла вперед.

К сожалению, в Казахстане сброс тенге «вертолётами» может привести совсем к другому результату. Пока в обществе устойчиво ожидание девальвации тенге, не надо быть Соросом, чтобы взять кредит в тенге, купить доллары, а потом сидеть и ждать девальвации.

Есть психологическое понятие «самосбывающееся пророчество», которое стало и экономическим термином. Рынок живёт слухами и ожиданиями. К примеру, написали, что Apple придумала что-то новое и огласит в сентябре. А цены на их акции и акции их поставщиков растут на слухах уже летом. Ожидания - уже часть цены. Если государственные мужи обещают, что девальвации не будет или она будет «управляемой» и «плавной», простые участники рынка из этой фразы понимают, что девальвация будет и начинают её ждать. И тут действительно лучше ужасный конец, чем ужас без конца.

Слухи о будущей девальвации парализовали экономику, и пока ситуация не разрешится, ничего хорошего экономику не ждет. Ликвидность, то есть живые деньги в разных видах, уходят в матрасы и в чужие экономики. Перекладывание вины с больной головы в виде нацвалюты, испытывающей кризис из-за внешних шоков, на здоровую – доллар, который уже и евро «завалил», продолжается. Вместо того, чтобы признать дуальный характер наших финансов и научиться жить в условиях бивалютной системы доллар/тенге, порождаются бесплодные программы по дедолларизации экономики. Как можно дедолларизировать бюджет, который формируется на 60-70% за счёт нефтедолларов?

Понятно, что девальвация ударит по реальным доходам населения, но есть более важная вещь – производство товаров и услуг. Если не стабилизировать экономическую среду, этих доходов не будет вообще. Если человек остался без работы и вообще без денег – его не очень беспокоит девальвация.

Алмас Чукин, экономист
Возврат к списку новостей

Рекламодателю