Почему зарубежные эксперты заговорили о новой девальвации тенге - Олжас Худайбергенов

10.04.2015

Источник: Forbes Kazakhstan

Прогнозы Bank of America Merrill Lynch и Fitich Ratings о необходимости девальвировать казахстанскую валюту анализировал для Forbes.kz директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов.

F: Олжас, у вас было время изучить экспертные прогнозы, которые заставили казахстанцев вновь думать о скорой девальвации тенге. Каковы же ваши выводы?

- В СМИ написали, что девальвация возможна на 20-30% по версии Bank of America Merrill Lynch и на 13-45% по версии Fitich Ratings. Я воздержался от оперативных комментариев, так как не было понятно, чем объясняются столь резкие формулировки. Детальное изучение выявило ошибки перевода и толкования. Например, в прессе писали, что Bank of America согласен с мнением мировых экспертов, тогда как в отчете сказано, что это эксперты «согласны с мнением банка». «Регулятор» переведен как руководство страны. Кроме того, в отчете прогнозируют курс «к концу 2015 года» («by 2015 end of period»), но у нас прошла информация, что это случится буквально на днях.

F: С этим понятно. Давайте перейдем к анализу экономической состоятельности аргументов.

- Тогда начнем с Fitch – в их документе было заявлено о возможной девальвации на 13-45%. Если прочитать отчет, то уровень девальвации высчитан весьма странным образом. Для начала приведу текст Fitch в оригинале: «The authorities have previously indicated a comfort range of KZT3.5 to KZT4.5 per rouble, implying a 13% to 45% potential devaluation versus the dollar, relative to the end-2014 exchange». Когда я работал советником главы Нацбанка, писал в одной из статей, что исторический коридор курса тенге к рублю должен сместиться в диапазон 3,5-4,5 тенге за рубль». Если курс выходит за пределы нижней границы коридора, создаются условия для девальвации, которая должна вернуть курс внутри коридора – то есть фактически рабочая граница – это 3,5 тенге за рубль.

Однако Fitch взял границы коридора и высчитал необходимую девальвацию от курса тенге к рублю на конец 2014, когда за один рубль давали 3,1 тенгге. Соответственно, чтобы получить курс 3,5, надо девальвировать тенге на 13%. А чтобы получить курс 4,5, надо девальвировать тенге на 45%. Мне совершенно непонятно, почему был взят курс 3,1 тенге за рубль, когда на момент написания их отчета он составлял 3,4 тенге за рубль. Кроме того, уже было ясно, что рубль продолжит укрепление и перешагнет барьер в 3,5 тенге за рубль, что, собственно, и произошло 9 апреля. Иначе говоря, с точки зрения комфортного коридора рубль уже не оказывает давления на принятие решение о девальвации. Также непонятно, почему надо было высчитывать масштаб девальвации к верхнему коридору, ведь он обозначен номинально, и нет никакой логики в том, что девальвировать до верхней границы. К сожалению, казахстанцы доверяют нашим властям меньше, чем зарубежных структурам, но на самом деле отчет Fitch не соответствует критериям профессионализма и академической этики.

F: Ноне забывайте, что в тот же день, 8 апреля, вышел еще один отчет - Bank of America Merrill Lynch…

- Практику опроса независимых структур, которую применяет BoFAML, также можно поставить под сомнение. В этом плане в Казахстане есть две проблемы, которые отличают нас от крупных стран. Во-первых, в республике настолько мало действительно независимых экспертов, причем, что пересчитать их можно по пальцам одной руки. Из этой проблемы следует вторая: под независимыми экспертами подразумеваются сотрудники аналитических структур крупных финансовых организаций. Как вы считаете, насколько они независимы от головной структуры, которая может получить большую прибыль от девальвации?

F: Думаю, тут сложно говорить о независимом от этого фактора мнении.

- Лично я считаю, что есть высокая вероятность, что опрос «независимых экспертов» шел как раз среди сотрудников этих крупных финансовых организаций, хотя правильнее, конечно, опрашивать экспертов, работающих в структурах, которые не заинтересованы материально в девальвации.

F: И все же хочется понять, насколько

- Теперь перейдем к экономическим показателям. Доля долларовых депозитов в казахстанских банках выросла в декабре 2014 до 65% и тех пор сохраняется на этом уровне, но если считать в абсолютных объемах, валютные депозиты сократились на 78 млрд тенге в январе и на 130 млрд.тенге в феврале. Объем сделок по рублю достиг пика в декабре, снижался в январе-феврале, а в марте вообще сжался в 2,5 раза по отношению к февралю и в 3 раза – по отношению к декабрю.

F: Это вызвано укреплением рубля?

- Конечно, ведь российские товары перестают быть дешевыми для нас. Вечером в четверг, 9 апреля, пара USD/RUB укрепилась до 51,9 рублей за доллар, тем самым, тенге вернулся в коридор в 3,5-4,5 тенге за доллар, а, значит, рубль опять не является фактором, давящим в сторону девальвации тенге. Надо учесть, что в России цены на потребительские товары с июля 2014 выросли на 20% только по официальным данным (по реальным – в 2 раза). Иначе говоря, инфляция почти догнала девальвацию, если считать от текущего курса рубля к доллару.

Впрочем, есть еще один нюанс. Когда за $1 давали 67 рублей, то обесценение тенге на 30%, с 185 до 240 тенге за $1, вернуло бы казахстанскую валюту на уровень выше 3,5 тенге за рубль. Однако вместо этого рубль укрепился с 67 до 52 за доллар, фактически обеспечив тот же результат. Так что непонятно, почему тогда те, кто ссылается на рубль, продолжают требовать девальвации.

F: На тенге, помимо курса рубля, влияет и еще один фактор – цены на нефть.

- Кстати, об этом факторе эксперты в своих отчетах почему-то не упомянули. Но могу сказать, что точка безубыточности для казахстанской нефти - $55 за баррель. Сейчас «черное золото» торгуется выше этой отметки.

F: И все же нынешние котировки близки к этой отметке. Западные эксперты считают, что курс национальной валюты должен реагировать на обстоятельства, а не удерживаться монетарными властями насильно в определенном коридоре. Разве вы так не считаете?

- Зарубежные эксперты живут в других обстоятельствах. В развитых странах давно уже введено свободное плавание валюты. Но к этому шли достаточно долго, создавая условия. Также в развитых странах низкая доля валютных кредитов, развитая промышленность, которая обеспечивает население потребительскими товарами. Наконец, население этих стран доверяет властям. Им сложно понять, что девальвация не уберет проблему неэффективности управления на предприятиях сырьевого сектора, не уберет коррупцию, не снизит налоговую и процентную нагрузку. Бизнес и население останутся в тех же условиях, что и были раньше. В общем, свободное плавание тенге может быть конечной целью, но путь к нему должен учитывать наши обстоятельства.

Анастасия Новикова, заместитель главного редактора сайта Forbes.kz
Возврат к списку новостей

Рекламодателю