«Растишка» для казахстанской экономики

22.06.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

ВВП страны, как уже писал Forbes.kz, будет подниматься «вручную». До конца года его предстоит увеличить на плановые 0,5%. Правительство предложило конкретные направления – что именно поднимать и за что хвататься.

Лекарство от рецессии

На заседании правительства во вторник, 21 июня, министерство национальной экономики представило план дополнительных мер по стимулированию экономического роста и обеспечению занятости в 2016-2017. Дополнительных – поскольку инструменты государственного стимулирования экономики вводятся регулярно и в череде изменений и дополнений первоначальные меры потихоньку растворяются. Тем не менее, у новых мер есть принципиальное отличие – они будут введены в условиях, когда мы действительно перешли от роста к спаду.

По мнению министра нацэкономики Куандыка Бишимбаева, экономика, скатившаяся в рецессию, и так уже идет на поправку. Если в январе-апреле спад ВВП достиг 0,4%, то уже по итогам января-мая он составил 0,2%. Среди главных отстающих - нефтедобыча, которая уменьшилась на 4,4%, нефтепереработка, снизившаяся на 1,2%, добыча угля, упавшая на 10,5%, и добыча железной руды, рухнувшая на 23,1%. По всем этим отраслям предложены простые (по крайней мере, на бумаге) решения.

Всем отраслям - по серьгам

Добычу нефти просто предписано увеличить на миллион тонн, включая запуск производства на Кашагане, которое может достигнуть до конца года 500 тыс. тонн. Как увеличить – не поясняется. В целом сама постановка вопроса выглядит весьма странно для отрасли, где большая часть рынка приходится на частные компании. Если бы у них были возможности, и им было выгодно, они, надо полагать, и так нарастили бы добычу. Если для этого нужно государственное предписание, получается одно из двух – либо частные компании сами не понимают своей выгоды, либо увеличение пойдет вразрез их интересам.

Нефтепереработку планируется увеличить на 150 тыс. тонн за счет того, что будут «оптимизированы сроки плановых ремонтов нефтеперерабатывающих заводов». Что значит «оптимизировать»? Сократить. И опять вопрос – а почему сроки не были «оптимизированы» раньше самими операторами заводов? Либо они плохо ведут бизнес и не понимают, что ремонтировать можно быстрее, либо «оптимизация» пойдет во вред производственному процессу.

«Для увеличения добычи угля будет усилен контроль по созданию нормативных запасов топлива на энергообъектах до конца текущего года», - сказал министр национальной экономики. Иными словами, электростанции и котельные просто «напрягут» купить больше угля про запас.

Наконец, вопрос с железной рудой планируется решить за счет увеличения ее экспорта в Китай и Россию, удешевив эту продукцию при помощи временного понижающего коэффициента на услуги магистральной железнодорожной сети. Хотя при этом увеличение производства в железорудной отрасли обернется снижением в железнодорожной.

Понижающий коэффициент как повышающий инструмент

В числе отраслей-аутсайдеров министр национальной экономики упомянул и машиностроение, которое упало на 28%. Специальных мер по его поддержке не указывается, что объяснимо, поскольку масштаб отрасли слишком мал, чтобы как-то влиять на ВВП. Но названы меры стимулирования для перерабатывающего сектора в целом. Среди них – все тот же понижающий коэффициент на железнодорожные перевозки, а также снижение предельных тарифов на электроэнергию.

И тут вновь неизбежны вопросы. Во-первых, на какой срок и до наступления какого обстоятельства будут действовать скидки на электричество и железнодорожную транспортировку – до начала роста ВВП? Во-вторых, кто будет компенсировать снижение тарифов? Если государство, то нужны средства. Если сами поставщики услуг, тогда, получается, одни отрасли назначаются «спонсорами» других. В случае если действующие тарифы являются «заградительными» для роста обрабатывающей промышленности, то, может, имеет смысл все же говорить о пересмотре самой политики тарифообразования?

Кроме того, неясно, как сочетаются меры по снижению тарифов с тем, что правительство объявило о курсе на полный отказ от ценового регулирования. Понятно, что предлагаемые меры являются исключением. Но проблема в том, что вся экономическая политика у нас и состоит из таких исключений.

Реформы подождут

Помимо этого, в число ингредиентов «растишки» для казахстанской экономики входит предоставление «оборотного капитала на льготных условиях, лизингового финансирования и экспортного/предэкспортного кредитования». Инструменты далеко не новые, под них давно созданы государственные институты развития.

Также, как сообщил глава миннацэкономики, «акимами регионов до конца июня года будут приняты соответствующие дополнительные меры по обеспечению загрузки отечественных предприятий, поддержке МСБ и сохранению занятости». Это, пожалуй, наиболее загадочная мера стимулирования. Как в условиях рыночной экономики главы местных властей могут «загрузить предприятия» или поддержать малый бизнес? По идее, речь идет о госзаказах. Наверное, это как-то может помочь, но этот инструмент не является панацеей и явно идет вразрез объявленной политике ограничения вмешательства государства в экономику.

Таким образом, либерализация отечественной экономики с ее разгосударствлением и переходом на рыночные механизмы вновь откладывается - ради того, чтобы обеспечить рост ВВП на 0,5% по итогам года. Цель, конечно, благая. Но получив краткосрочный рост показателей в жестком «ручном» режиме, мы откладываем меры, необходимые для оздоровления экономики, на долгосрочную перспективу. Привыкнув к рукам, ей будет очень трудно вернуться на рыночные рельсы.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю