Кредитование села засохнет без государства

24.02.2016

Источник: Forbes Kazakhstan

Нацхолдинг «КазАгро» отчитался об убытке 94 млрд тенге по итогам 2015. При этом холдинг стал ключевым поставщиком финансовых ресурсов для аграриев. Сможет ли убыточная организация и дальше поддерживать кредитование агропрома?

Без государства не пашем, не сеем

Холдинг «КазАгро» сообщил, что по итогам 2015 его доля в кредитном портфеле агропромышленного комплекса страны достигла 43%. Всего на финансирование отрасли было выделено 317 млрд тенге, из которых 203 млрд тенге пошло на программы кредитования и лизинга. По данным холдинга, его клиентами стали 49 тыс. заемщиков, и 88% кредитов получили субъекты малого и среднего бизнеса.

Эти цифры, очевидно, должны показать, насколько важную роль играет «КазАгро» в финансировании отечественного сельского хозяйства, и насколько незаменимым звеном холдинг стал за время своей работы.

В то же время они демонстрируют и другое: масштаб зависимости села от государственных финансовых ресурсов, а также слабость работы негосударственных финансовых институтов по кредитованию агропрома. В настоящее время, приводит данные «КазАгро», за счет средств Национального фонда одобрено к финансированию 216 инвестиционных проектов общей стоимостью 200 млрд тенге. По сути, государство стало кредитором последней надежды для сельхозпроизводителей. Банки если и участвуют в кредитовании производства аграрной продукции, то только в качестве операторов при распределении денежных ресурсов.

Фонд для «плохих» агрокредитов

Среди дальнейших планов холдинга значатся «повышение доступности субъектов АПК к кредитным ресурсам» и «мероприятия по расширению каналов продаж кредитных продуктов». Учитывая нынешнюю ситуацию в экономике, можно прогнозировать дальнейшее снижение интереса банков к кредитованию агропрома и, соответственно, дальнейшее повышение доли «КазАгро».

Правда, в рамках реформирования холдингов «КазАгро» предстоит передать в конкурентную среду сразу четыре «дочки» - «КазАгроМаркетинг», «КазАгроПродукт», «ПродКорпорацию» и «КазАгроФинанс». Но первые три финансовой поддержкой, как таковой, не занимаются, а функции последней, по сути, все равно останутся за холдингом – в рамках Аграрной кредитной корпорации. На ее основе, по информации «КазАгро», будет создана единая финансовая группа. Она поглотит и «КазАгроФинанс», и Фонд поддержки сельского хозяйства.

Сами по себе эти структурные изменения большого значения не имеют, но вместе со сменой вывесок намечается и корректировка политики: предполагается «постепенный отход от прямого кредитования к фондированию кредитных товариществ, микрофинансовых организаций, лизинговых компаний и других финансовых институтов, кредитующих АПК». В то же время «КазАгро» анонсировал дальнейшее создание фондов прямых инвестиций совместно с зарубежными игроками (пилотный проект был запущен вместе с венграми).

Таким образом, кредитование АПК через госхолдинг в обозримом будущем будет нарастать (если не в абсолютном, то хотя бы в относительном измерении). И его отход от прямого кредитования сути не меняет. Появится лишь дополнительное звено между деньгами и заемщиками. «КазАгро» даже планирует создать фонд управления активами – для передачи туда «плохих» кредитов, выданных другими «дочками» холдинга.

И хотя государство упорно отказывается от идеи создания специализированного сельскохозяйственного банка, на самом деле уже выращена огромная империя по кредитованию агропрома, с которой не сравнится никакой банк.

На одной ноге

Сама по себе идея финансирования сельского хозяйства в особом порядке, с использованием особых механизмов не чужда даже странам с наиболее либеральным экономическим режимом. Например, в США в этом году отмечает вековой юбилей аграрная кредитная система (Farm Credit System), на которую сейчас приходится треть всех займов, выдаваемых всем, кто живет и работает в сельской Америке. Она кредитует не только сельхозпроизводство, но и сделки по сельской недвижимости, «зеленые» технологии в сельской местности, проекты по водоснабжению, коммуникациям.

Однако принципиальное отличие в том, что хоть система и создана государством, за ним сейчас осталась только функция администрирования. Сама же система состоит из независимых финансовых организаций, включая несколько сельхозбанков и финансовые кооперативы, объединяющие региональных сельхозпроизводителей.

У нас система финансирования сельского хозяйства выглядит не менее разветвленной, чем в США, но вся она на самом деле замыкается на государство, чьи ресурсы оно распределяет. Источник средств один, и по большому счету неважно, через кого идет финансирование – микрофинансовую организацию, коммерческий банк, госкорпорацию. Формально производителей кредитных продуктов много, а реально он всего один. И подобная не диверсифицированная бизнес-модель крайне неустойчива.

В 2015 валовая прибыль «КазАгро» упала на 40% по сравнению с 2014, – с 23,4 млрд тенге до 14 млрд тенге. И если в 2014 чистая прибыль холдинга составила 6,1 млрд тенге, то по итогам прошлого года он получил убыток 94,4 млрд тенге. В 2016 «КазАгро» выделено 25 млрд тенге из специального резерва правительства и 100 млрд тенге из средств ЕНПФ. Но ресурсы государства не резиновые. Чем они будут восполняться, пока цены на нефть не восстановятся, пока непонятно. Очевидно, что модель финансирования агропрома нуждается не в номинальных структурных изменениях, а в принципиальной смене подходов в сторону построения самодостаточной системы.

Тимур Исаев, экономист (Астана)
Возврат к списку новостей

Рекламодателю