Руслан Омаров: «Мы не наблюдаем тренда на уменьшение кредитования»

03.12.2015

Источник: Курсив.kz

Кредитное бюро – это уже не просто система получения данных о заемщике. На сегодняшний день, это структура, которая предлагает банкам самые передовые технологические продукты в области клиентской аналитики. Помимо этого, Первое кредитное бюро внедряет новые продукты для бизнеса. О том, в каком направлении будет развиваться кредитный сегмент, рассказал генеральный директор ТОО «Первое кредитное бюро» Руслан Омаров.

– Чем занимается кредитное бюро в настоящее время?

– Основная идея кредитного бюро, это сбор информации о кредитах, платежной дисциплине каждого субъекта во всех банках и кредитных организациях, которая при наличии согласия субъекта предоставляется банку. Это позволяет банкам принимать более выверенные решения при выдаче кредитов. По закону, кредитное бюро ограничено в своей деятельности формированием кредитных историй и продажей кредитных отчетов, но мы также можем заниматься разработкой дополнительных продуктов, которые могут помочь финансовым организациям в оценке кредитоспособности субъектов. Когда мы пришли в ПКБ в 2012 году, предоставление информации о кредитах было единственной услугой, которую оказывало кредитное бюро. В 2013 году мы запустили большое количество продуктов, которые по нашему мнению и, по уже существующим результатам, показывают, что эти продукты помогают банкам в принятии решений при кредитовании, минимизируют риски и повышают эффективность кредитных процессов.

– Что относится к таким продуктам?

– Это различные виды скорингов, к примеру, аппликационный скоринг по всем видам продуктов: авто, ипотека, экспресс-кредиты, потребительские под залог и кредитные карты и так далее. Поведенческий скоринг – это уникальный продукт, которого по сути в Казахстане больше нет, потому что поведенческий скоринг у нас строится на основе всей кредитной истории и платежной дисциплины конкретного клиента, не только банков, но и микрофинансовых организаций. Если банки и создают свои поведенческие скоринги, то они моделируют их на статистике одного банка, что может очень сильно отличаться от того, как ведет себя клиент на финансовом рынке. К примеру, у субъекта может быть два кредита: ипотека и экспресс-кредит в разных банках. И когда наступает кризис для заемщика, и он более не имеет возможности выплачивать оба кредита, он выбирает наиболее важный для него кредит, в данном случае – ипотека. Таким образом, клиент продолжает исправно выплачивать ипотеку, при этом может проигнорировать оплату экспресс-кредита. У него хорошая кредитная история в одном банке, но плохая в другом. Мы это видим сразу и на основе этого выстраиваем поведенческую модель и предоставляем эти данные, в виде скорбала банку. Также, мы презентовали банкам Fraud-скоринг (скоринг мошенничества), который позволяет выявлять потенциального мошенника в момент оформления заявки на кредит, и Collection-скоринг (скоринг взыскания), используя который, банк может выбрать стратегию взыскания – как ему работать с тем или иным проблемным клиентом, с каким-то клиентами нужно сразу переходить в стадию хард коллекшн, или передавать проблемный кредит коллекторским компаниям.

– А какие сроки у этих этапов?

– Примерно до тридцати дней просрочки длится фаза софт-коллекшна, то есть прозвон клиента и напоминание о просрочке, SMS, от 35 дней и больше банки принимают решение в зависимости от клиента/кредита, какие действия предпринимать дальше. У каждого банка свои собственные процедуры и сроки рассмотрения и перевода из одной стадии в другую.

Кроме этого, мы разработали Propensity-скоринг (скоринг склонности к кредитованию) – он показывает, способен или склонен ли человек в ближайшие три месяца взять кредит. Для того, чтобы минимизировать затраты банка при продаже кредитных продуктов, мы предлагаем им воспользоваться этим скорингом, чтобы понять готов ли клиент взять кредит в настоящее время, и предлагать кредиты, и только лишь тем клиентам, которые готовы кредитоваться. К тому же, когда банк знает своего клиента, и вовремя предлагает ему продукт, то лояльность клиента повышается. Я думаю, что в следующем году этот продукт станет популярным.

Один из самых интересных продуктов, который мы предлагаем банкам – это мониторинг клиентов. То есть банк высылает нам идентификаторы своих клиентов, и когда мы узнаем об изменениях в кредитной истории по данному клиенту, то уведомляем банк об этом. Банк может увидеть, что клиент перегружается кредитами в других финансовых организациях, либо клиент погасил кредит, и можно предложить ему новый кредит с новыми, возможно, лучшими условиями. Кроме этого, мы уведомляем банк о просрочках клиента, и банк должен сразу реагировать на таких клиентов, особенно если клиент выходит в просрочку в другом банке. Мы призываем банки реагировать своевременно на изменения в кредитной истории.

Сейчас, мы работаем с казахстанской компанией над совместным пилотным проектом по биометрии, это также антифрод-продукт, который позволит выявлять случаи потенциального мошенничества, в том числе при подделке удостоверения личности. Суть продукта в том, что банк делает фотографию клиента, мы по реперным точкам делаем анализ, и далее предоставляем банку информацию о клиенте в зависимости от результата расчета. И сотрудник банка ответственный за верификацию клиента, может сказать, похож клиент или нет. К примеру, если фотография не похожа на фото, сделанное ранее в другом банке, это достаточно серьезное предупреждение. Мы предоставляем банку несколько галерей, с которыми будет сравниваться фотография потенциального клиента.

– Какие специальные продукты вы предлагаете населению?

– В соответствии с законом, раз в год мы обязаны представить всем гражданам бесплатный персональный кредитный отчет (ПКО). Когда наша команда пришла в ПКБ в конце 2012 года выдача ПКО производилась только в офисе ПКБ в г. Алматы. Бывало, что люди приезжали автобусами с областей для получения этого отчета. Постепенно мы вынесли эти сервисы в Интернет, и сегодня население может получить информацию о своих кредитах онлайн через портал электронного правительства, портал ПКБ и финансовый портал Myth.kz. Также персональные кредитные отчеты можно получить в ЦОНах и с января 2016 года в отделениях АО «Казпочта». Мы убеждены, что нужно, как минимум два раза в год, обязательно получать ПКО, чтобы отслеживать информацию, которую передают банки в ПКБ. Поскольку было выявлено множество случаев мошенничества, когда человек ранее не имевший кредитов, обращался в банк за кредитом, но получал отказ, так как на него было оформлен мошенническим способом кредит с очень большой просрочкой. Порой, даже пять тенге, оставшиеся непогашенными, могут в дальнейшем принести заемщику массу проблем.

– Существуют ли какие-то продукты для сегмента малого и среднего бизнеса?

– Совсем недавно, для малого и среднего бизнеса мы презентовали новый имиджевый продукт, своего рода, рейтинг для предпринимателей, сертификат The Strongest. Он будет показывать, что компания достаточно устойчива и стабильна, у нее нет проблем с кредитами, просрочкой и так далее. На первом этапе мы проверяем кредитную историю, на втором этапе будут добавлены данные по финансовой отчетности, и на третьем этапе будет проверяться кредитная история руководителя предприятия. То есть это не будет просто бумажкой, которую можно будет купить за деньги, его можно будет получить только при соответствии определенным критериям. Мы думаем, что это будет достаточно популярно. К примеру, в Литве и Финляндии этот продукт весьма востребован, с оговоркой, что там достаточно хорошо развит МСБ. В этих странах такие сертификаты используются при определенных процедурах, к примеру, на тендерах этот сертификат является преимуществом. Проект поддержан Фондом «Даму», и ориентировочно стартует с января 2016 года.

– Хорошо. Давайте поговорим о проблемной теме. Можно ли предположить, что будет увеличение проблемных кредитов по какому-то из сегментов?

– Недавно мы запустили Индекс Кредитного Здоровья (ИКЗ), по состоянию на октябрь составил 62%, то есть это процент заемщиков, которые добросовестно оплачивают и обслуживают свою задолженность. 18% это дефолтные заемщики, то есть те, которые имеют просроченные кредиты. Поведение оставшихся 20% клиентов зависит от макроэкономических составляющих, как поведет себя курс доллара, как будет проведена индексация зарплат в том или ином секторе, будет ли повышение цен на продукты питания и другие факторы, то есть, в зависимости от этого, люди уже будут понимать, куда они будут направлять свои финансовые потоки, на погашение кредита, если у них будут оставаться деньги, либо на проживание. Соответственно, эти 20% заемщиков сейчас находятся под вопросом. Естественно, это в том числе связано с тем, что страна перешла к инфляционному таргетированию, которое было необходимым, в том числе для того, чтобы сбросить девальвационные ожидания, накопившиеся на рынке.

– Существуют ли какие-то ограничения по розничному кредитованию для банков?

– Ограничения уже были введены Национальным банком РК. В 2014 году был введен коэффициент долговой нагрузки и тем самым Национальный банк регулирует рост кредитного портфеля банка и размер коэффициента долги/доходы для того, чтобы управлять кредитной нагрузкой каждого конкретного человека. В данной интерпретации естественно есть какое-то ограничение, но сейчас мы не наблюдаем тренда уменьшению кредитования розничного бизнеса, напротив, наблюдается рост и по нашим отчетам, и по отчетам банков.

– Сколько составил рост по розничному сегменту с начала года?

– С начала года рост розничного кредитования составил 8,6%. Если мы говорим относительно второго квартала, то это примерно 200 млрд тенге, то есть сначала года у нас было 350 млрд. Основными драйверами роста стали потребительские, беззалоговые кредиты, а также ипотека и автокредитование. Единственный сегмент, в котором наблюдается снижение, это потребительские кредиты с залогом, где снижение составило – 9% к началу года. Все остальные виды розничного кредитования растут. У нас сейчас растут не только суммы, но и количество заемщиков. Средний чек, средняя задолженность на человека составляет в среднем по рынку 904 тысячи тенге.

– Эта цифра общая для розницы или по какому-то отдельному виду кредитования?

– По всем продуктам, по всему Казахстану. Но если сделать разбивку по регионам, то максимальный средний чек приходится на Алматы 1,8 млн тенге, и алматинцы сейчас по сути должны 11 своих зарплат банкам, в соответствии с данными по средней зарплате Агентства по статистике. То есть, практически, один год они должны работать на банк. При этом, если мы говорим, допустим, об Астане, эта цифра где-то на уровне 1,5 млн тенге, самый наименьший чек в Жамбылской области и составляет всего 560 тыс. тенге.

– А в каком регионе наибольшее количество проблемных заемщиков?

– Если говорить об уровне NPL, то традиционно наиболее он высок, в тех регионах, где выдается больше кредитов, это Алматы и Алматинская область, соответственно, этот регион также является лидером по проблемным кредитам. Также в лидерах Южно-Казахстанская и Жамбылская области.

– А какие прогнозы по уровню NPL в секторе малого и среднего бизнеса?

– Общая сумма задолженности по всем юридическим лицам составляет около 23 трлн тенге. При этом, 18 тыс. юридических лиц имеют порядка 84 тыс. действующих контрактов, и в среднем, это 270 млн тенге на один контракт. Количество субъектов – юридических лиц, которые находятся в просрочке более 90 дней примерно 4 тыс., сумма кредитов по ним составляет 7,9 трлн тенге. В данном случае надо понимать методику, по которой мы высчитываем проблемные кредиты. Наша статистика показывает NPL, включая кредиты, списанные за баланс. Если общая сумма NPL 35%, то чистый NPL за вычетом списанных составляет 26%.

– Это кредиты, выданные как в тенге, так и в валюте?

– Конечно, но нужно отметить, что валютные кредиты уже давно не растут. Но за счет старых валютных кредитов, в момент девальвации произошло основное увеличение NPL, потому что практически все валютные кредиты находятся в просрочке. И как только у нас изменился курс, достаточно сильно подскочила доля NPL. Ведь, именно, на валютные займы приходится крупная доля плохих кредитов, всего от совокупной суммы NPL почти половина (43%) – это займы в иностранной валюте. Плохую платежеспособность по кредитам в инвалюте показывает и тот факт, что около 70% займов в инвалюте относятся к категории NPL. И мы поддерживаем решение НБРК об ограничении выдачи валютных кредитов людям, не имеющих валютных доходов.

– Какой вид кредитования наиболее подвержен NPL? Где происходит самый большой прирост?

– Основные – это потребительские кредиты с залогом.

– Как часто банки предоставляют вам информацию о заемщиках?

– По законодательству, один раз в 15 дней. Но есть банки, которые выгружают информацию ежедневно, некоторые делают это раз в три, пять, семь дней. Кто-то раз в десять дней. Но происходит это регулярно. До ноября 2012 года в кредитном бюро количество необновленных банками контрактов превышало 1 млн. За три года мы значительно сократили эту цифру, и сейчас она составляет всего 7 тыс. необновленных контрактов.

– Сколько банков вообще пользуются вашими решениями?

– Банки тестируют наши продукты, но используют не все. Крупные банки имеют свои скоринговые системы, в отличие от средних и мелких банков, которые больше заинтересованы в предлагаемых нами услугах. Охотно приходят микрофинансовые организации, поскольку это снижает их расходы. Однако мы рассчитываем, что в скором времени и крупные банки будут активно использовать наши дополнительные продукты, мы предоставили всем БВУ возможность проскорить свои портфели и сейчас они смотрят, как вызревают эти кредиты. Более 20 банков и МФО имеют договоры с ПКБ на получение тех или иных услуг.

– Регулируется ли деятельность коллекторской деятельности?

– В настоящее время у нас нет закона о коллекторской деятельности, но мы надеемся, что он будет принят в 2016 году. Мы, как кредитное бюро, пока не сотрудничаем с коллекторскими компаниями, что достаточно большой минус как для нас, так и для банков. Поскольку в случае если банк отдает/продает проблемный кредит в коллекторскую, компанию, мы не видим, что с ним происходит дальше, то есть цепочка информации обрывается. И если бы мы с ними сотрудничали, тогда мы могли бы видеть полностью всю жизнь кредита, в том числе через коллекторскую компанию. Мы уже начали работу в этом направлении и надеемся на положительный отклик со стороны наших коллег из коллекторских компаний.

– Какие изменения планируются в бюро в будущем году?

– Мы находимся в стадии репозиционирования кредитного бюро. Кроме развития технологических дополнительных продуктов, мы будем развивать направление бизнес-информации. Это предоставление банкам бизнес-информации о компаниях, которая также будет включать финансовую отчетность, информацию из СМИ, данные из открытых источников, в том числе из налоговых комитетов, получение информации по доходам субъектов и так далее. Мы будем предоставлять банкам информацию, которая позволит принимать им более взвешенные решения в рамках работы с бизнесом, для заключения сделок и понимания своего контр-партнера, ведь одного кредитного отчета для этого недостаточно. Сейчас мы ведем переговоры с Европейским бизнес-регистром, куда входит 25 европейских стран, что, по сути, позволит получить необходимую информацию по любой компании из Европы.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю