S&P: В 2016 году банки Казахстана столкнутся с высокими рисками

12.04.2016

Источник: Капитал.kz

В 2016 году казахстанские банки столкнутся с высокими рисками, связанными с сокращением капитализации на фоне стагнации в экономике. Об этом в своем обзоре сообщает Служба кредитных рейтингов Standard & Poor’s, передает центр деловой информации Kapital.kz.

Как считают в S&P, в 2016 году в казахстанской экономике будет отмечаться стагнация или некоторый спад вследствие низких цен на нефть, а также сокращения объемов экспорта и потребления. «Подобные операционные условия наряду с волатильностью национальной валюты делают ситуацию для банковского сектора Казахстана еще более сложной», - подчеркивают аналитики.

По мнению аналитиков, в этом году перспективы развития бизнеса для казахстанских банков будут неблагоприятными, в результате чего их кредитные портфели не будут расти (без учета эффекта девальвации валюты).

«Ожидаем, что качество активов в казахстанском банковском секторе снизится, а доля проблемных кредитов (просроченных более чем на 90 дней) увеличится с 8,3% в настоящее время до 11-13% в конце 2016 года (согласно методике расчета, применяемой Национальным банком РК; далее — НБРК). По нашим прогнозам, расходы на формирование резервов (отношение «вновь сформированные резервы на потери по кредитам/совокупный объем кредитов») увеличатся с 2,1% в 2015 году до 3,0-3,5% кредитного портфеля (брутто) в 2016 году. Рост расходов на резервирование наряду с низкими показателями прибыли на фоне неблагоприятных экономических условий могут привести к ухудшению способности казахстанских банков генерировать капитал за счет внутренних источников и повысить потребности в дальнейших вливаниях средств со стороны акционеров. Вместе с тем отмечаем ограниченную готовность и способность акционеров увеличивать капитал банков. Учитывая сказанное выше, мы ожидаем, что в этом году в отношении некоторых казахстанских банков будут предприняты негативные рейтинговые действия», - говорится в сообщении.

По прогнозам аналитиков, в 2016 году давление на показатели фондирования и ликвидности банковской системы Казахстана сохранится. «Высокая степень долларизации депозитов и неопределенность относительно способности банков замещать сделки «валютный своп» с НБРК по истечении срока их действия другими финансовыми инструментами по-прежнему представляют дополнительные риски для стабильности банковской системы страны», - отмечается в сообщении.

Ожидаются негативные рейтинговые действия

Принимая во внимание высокие риски в казахстанском банковском секторе, аналитики ожидают пересмотра рейтингов казахстанских банков в 2016 году. «Рейтинговые действия в текущем году, вероятнее всего, будут зависеть от динамики показателей позиции по риску, капитализации и ликвидности банков. Ожидаем, что в этом году число негативных рейтинговых действий будет больше, чем позитивных, поскольку 7 из 19 казахстанских коммерческих банков, которым присвоены рейтинги S&P, имеют «Негативные» прогнозы по рейтингам. Прогнозы по рейтингам остальных банков — «Стабильные», - подчеркивают аналитики.

Они отмечают, что «Стабильные» прогнозы по рейтингам казахстанских банков следует рассматривать в контексте негативных рейтинговых действий, предпринятых в последние 12 месяцев, и с учетом в среднем низкого уровня рейтингов казахстанских банков по сравнению с рейтингами сопоставимых финансовых организаций других стран.

«Средний уровень долгосрочного рейтинга казахстанских банков — «В», и в некоторых случаях он включает надбавки за возможность получения поддержки со стороны государства или материнской компании. Кроме того, средний рейтинг казахстанских банков значительно ниже уровня суверенного рейтинга «ВВВ-». Мы по-прежнему относим банковский сектор Казахстана к группе «8» по уровню отраслевых и страновых рисков (Banking Industry Country Risk Assessment — BICRA; к группе «1» относятся банковские системы с наименьшими рисками, к группе «10» — с наибольшими рисками). В нашей оценке BICRA и, как следствие, в рейтингах казахстанских банков уже учитываются структурные недостатки банковского сектора, в частности, чрезвычайно высокий кредитный риск в экономике, низкое качество банковского регулирования и надзора и низкий уровень прозрачности и корпоративного управления», - говорят аналитики.

По их мнению, «Негативные» прогнозы по рейтингам казахстанских банков отражают их особую подверженность негативной тенденции развития отраслевого риска в банковской системе страны, что связано с давлением на показатели фондирования и сокращением запасов капитала банков. «Дальнейшие негативные рейтинговые действия, в частности, могут стать следствием изменения нашей оценки показателей капитала и прибыльности тех банков, чьи показатели капитализации, определяемые нашим прогнозируемым коэффициентом капитала, скорректированного с учетом рисков (risk-adjusted capital — RAC), в значительной степени ухудшатся в результате отмечавшегося в последнее время обесценения тенге наряду с другими экономическими факторами. Мы также будем негативно оценивать значительный отток депозитов или сокращение ликвидности банков», - говорят аналитики.

Спад в экономике сдерживает рост кредитных портфелей банков

В 2016 году казахстанским банкам предстоит работать в новых условиях. Эти условия заключаются в сокращении объемов бизнеса, стагнации или даже некотором спаде в экономике и «плавающем» курсе валюты, последовавшими за 15-летним периодом роста ВВП, который составлял в среднем 7% в год. Мы прогнозируем возобновление умеренного экономического роста в 2017-2018 годах по мере повышения цен на нефть, увеличения потребления и притока инвестиций. Обесценение национальной валюты на фоне растущей инфляции в конечном счете привело к снижению реальных располагаемых доходов населения и потребительского спроса. По нашим прогнозам, показатель ВВП на душу населения, рассчитываемый в долларах, снизится почти в два раза — с пикового уровня 14,4 тыс. долларов в конце 2013 г. примерно до 7 тыс. долларов в конце 2016 года. (см. диаграмму 1). Мы полагаем, что снижение темпов экономического роста в сочетании с отложенными инвестициями и расширением бизнеса компаний, с одной стороны, и небольшими объемами доступного капитала и дефицитом фондирования в тенге, с другой стороны, будет ограничивать прирост бизнеса казахстанских банков в 2016 г.

«Ожидаем, что в 2016-2017 гг. рост совокупного кредитного портфеля казахстанской банковской системы составит около 3% в год в номинальном выражении. В то же время, по нашим прогнозам, номинальный рост кредитов в банковском секторе России составит 10% (без учета эффекта девальвации), а в граничащем с Казахстаном Узбекистане — 25%, поскольку темпы кредитования в этой стране поддерживаются государственными программами докапитализации. Темпы номинального роста кредитов в Казахстане будут в конечном счете зависеть от масштаба обесценения тенге и от темпов инфляции. Вместе с тем мы ожидаем, что темпы прироста бизнеса некоторых банков малой и средней величины, растущих с низкой базы, по-прежнему будут выше среднерыночных, хотя и ниже, чем в предыдущие годы», - говорят аналитики.

В связи со значительным снижением располагаемых доходов мы ожидаем, что новые розничные кредиты будут замещать кредиты с наступающими сроками погашения, в результате чего портфель розничных кредитов по-прежнему будет составлять около 25% совокупного кредитного портфеля и останется стабильным в абсолютном выражении.

«Ожидаем, что приоритетным направлением в корпоративном сегменте станет кредитование в рамках государственных программ поддержки, выполняемых АО «ФРП «ДАМУ», АО «Банк развития Казахстана» и АО «НУХ «КазАгро», которые получают государственное финансирование в национальной валюте. По нашему мнению, кредитование в рамках государственных программ связано с менее высокими рисками, чем традиционные направления в корпоративном сегменте, поскольку долговая нагрузка для заемщиков существенно ниже благодаря низким процентным ставкам, субсидируемым государством. Кроме того, по нашему мнению, росту кредитования способствует выполнение финансируемых государством проектов развития инфраструктуры, в частности строительства шоссейных и железных дорог», - отмечается в сообщении.
Спрос на корпоративные кредиты, как и в предыдущие годы, будет создаваться небольшими и средними компаниями, работающими главным образом в таких слабых и подверженных волатильности секторах, как торговля, строительство объектов инфраструктуры, сельское хозяйство и производство потребительских товаров. Это обусловлено тем, что имеющие значительные запасы денежных средств крупные компании, особенно работающие в сырьевых отраслях, могут привлекать финансирование на мировых финансовых рынках и поэтому имеют ограниченные потребности в финансировании со стороны казахстанских банков.

Смена фазы кредитного цикла приведет к ухудшению качества активов банков

S&P полагает, что после периода роста кредитных портфелей и сокращения объема проблемных кредитов, выданных в прошлые годы, в Казахстане происходит смена фазы кредитного цикла. По нашему мнению, нулевой рост или даже сокращение ВВП и резкое обесценение тенге неизбежно приведут к некоторому ухудшению характеристик кредитоспособности заемщиков. Аналитики отмечают, что государственные или связанные с государством компании начали задерживать платежи подрядчикам. Кроме того, мы отмечаем слабую платежную культуру и низкий уровень доходов в стране. Исторически высокая в международном сравнении концентрация на отдельных секторах и заемщиках является еще одним фактором, обусловливающим повышение кредитного риска в банковском секторе Казахстана.

По прогнозам S&P, проблемные кредиты (согласно определению S&P — кредиты, просроченные больше чем на 90 дней, и реструктурированные займы с измененными первоначальными сроками погашения) могут составить около 25-30% совокупного кредитного портфеля банковской системы в 2016 году.

Эта оценка сопоставима с оценкой S&P проблемных кредитов в российской банковской системе и значительно выше объема проблемных займов, рассчитанного по методике Нацбанка РК. Аналитики ожидают, что доля проблемных кредитов увеличится с 8,3% по состоянию на 1 марта 2016 года примерно до 11-13% к концу этого года. Этот уровень будет сопоставим с показателями России и Венгрии, но почти в два раза выше, чем в Азербайджане, Вьетнаме и Нигерии (согласно данным, приведенным в соответствии с национальными стандартами бухгалтерской отчетности). Банковские системы всех этих стран характеризуются примерно таким же уровнем риска, что и Казахстан (см. диаграмму 2). Насколько мы понимаем, в соответствии с решением казахстанского регулирующего органа срок введения максимального регулятивного показателя проблемных кредитов (10% в соответствии с методикой расчета НБРК) был продлен с 1 января 2016 года до 1 января 2018 года.

Диаграмма 2. Проблемные кредиты в банковском секторе Казахстана и сопоставимых стран

Наиболее значительное ухудшение показателей качества активов и обусловленное им создание дополнительных резервов, скорее всего, будут наблюдаться в банках, темпы кредитования в которых в последние годы исчислялись в двузначном выражении, поскольку сроки погашения выданных ими кредитов начинают наступать в неблагоприятных операционных условиях. Банки, доля валютных кредитов (в частности кредитов, не обеспеченных механизмами хеджирования) в которых приближается к среднему показателю по банковской системе (35-40%) или превышает его, также будут испытывать давление. Мы отмечаем, что доля валютных кредитов в банках, имеющих рейтинги S&P, существенно различается и составляет от 15% до 65%.

S&P уже учитывает указанные риски в нашей оценке позиций по риску подавляющего большинства казахстанских банков, имеющих рейтинги S&P как «умеренные». Несмотря на то что некоторые быстрорастущие банки указывают в отчетности низкие в настоящее время показатели проблемных кредитов, мы считаем, что этот уровень изменится в ближайшие годы. По нашему мнению, быстрый рост кредитного портфеля, который не сопровождается соответствующим повышением качества андеррайтинга и систем управления рисками, может обусловить аккумулирование скрытых рисков.

Согласно нашему базовому сценарию, потери по кредитам в казахстанской банковской системе, снизившиеся до 2,1% в 2015 г., могут увеличиться в 2016 г. примерно до 3,0-3,5% (см. диаграмму 3). Этот показатель будет выше потерь по кредитам в 2010-2015 гг. вследствие того, что в предыдущие периоды казахстанские банки признавали кредиты проблемными с запозданием. По нашим прогнозам, потери по кредитам в Казахстане будут несколько ниже прогнозируемых нами показателей для банковских систем России и Азербайджана, но выше показателей других сопоставимых стран (см. диаграмму 3).

Ограниченная поддержка со стороны акционеров и низкие показатели прибыли оказывают негативное влияние на показатели капитализации банков.

По мнению аналитиков, слабая способность казахстанских банков генерировать прибыль может еще более снизиться в связи с негативным влиянием двух факторов. Они ожидают, что показатели чистой процентной маржи могут продолжать снижаться вследствие сильной конкуренции за возможность обслуживать кредитоспособных заемщиков, повышения процентных ставок по депозитам в национальной валюте и высоких расходов на обслуживание сделок «валютный своп». Увеличение расходов на формирование резервов вследствие ухудшения качества активов будет оказывать негативное влияние на показатели прибыли банков, особенно быстрорастущих, вследствие наступления сроков погашения выданных кредитов на фоне замедления темпов роста кредитования. В связи с этим мы прогнозируем снижение показателя доходности средних активов (return on average assets — ROAA) с 1,17% в 2015 г. до 0,7-0,9% в 2016-2017 гг. (см. диаграмму 4), что соответствует среднему уровню сопоставимых с Казахстаном стран.

Слабая способность банков генерировать капитал за счет внутренних источников и ограниченное число других источников капитала, а также сокращение капитализации вследствие обесценения тенге обусловят необходимость в поддержке со стороны акционеров для абсорбирования потенциального роста проблемных активов и расходов на формирование резервов. Вместе с тем, насколько мы понимаем, акционеры большинства казахстанских банков имеют ограниченную готовность или возможность осуществлять вливания капитала в 2016 г. в объеме, достаточном для нивелирования указанных негативных факторов.

Насколько мы понимаем, согласно официальным данным НБРК по состоянию на 1 февраля 2016 г., коэффициенты достаточности капитала банковской системы К1-1 и К2 составляли 12,3% и 15,6% соответственно, что значительно выше минимальных требований (5,0% и 7,5%; 6,0% и 8,5% с учетом контрциклического буфера; 6,5% и 9,0% для системно значимых банков). Столь высокий уровень регулятивных коэффициентов позволяет сделать вывод о том, что в ближайшие 12 месяцев в банковском секторе Казахстана вряд ли будет выполняться такая же масштабная государственная программа докапитализации банков, какая была реализована в России в 2015 г. (в объеме 1% ВВП) или в Казахстане в 2009 г. (6% ВВП). Вместе с тем мы полагаем, что регулирующий орган проводит взвешенную политику и не ужесточает требования к достаточности капитала банков, чтобы не создавать дополнительного давления на их показатели капитализации, принимая во внимание сложные операционные условия в банковском секторе.

Наша оценка показателей капитализации банковского сектора Казахстана отличается от официальных данных регулирующих органов в связи с применением разных способов расчета активов, взвешенных с учетом риска, и показателей капитализации. В соответствии с нашей методологией капитализация банковского сектора Казахстана оценивается в лучшем случае как «умеренная», о чем свидетельствует рассчитанный аналитиками Standard & Poor’s коэффициент RAC на уровне примерно 7% в конце 2014 года. По нашим прогнозам, коэффициент RAC казахстанских банков ухудшится примерно до 6,0-6,5% в конце 2015 г. и в 2016 г. вследствие обесценения тенге, низких показателей прибыльности и ограниченного объема вливаний средств.

Дефицит ликвидности в тенге представляет риск для стабильности банковской системы

Снижение дефицита ликвидности в национальной валюте с февраля 2016 г. и более четкая позиция НБРК в отношении поддержки ликвидности банковской системы являются позитивными факторами для казахстанских банков, однако мы полагаем, что давление на их показатели фондирования и ликвидности сохранится в текущем году. Очень высокий уровень долларизации депозитов (70% по состоянию на 1 февраля 2016 г.) вряд ли существенно снизится в 2016 г. Мы отмечаем, что настоятельные рекомендации правительства в адрес государственных компаний конвертировать депозиты в долларах США во вклады в национальной валюте и повышение ставок по депозитам в тенге помогли лишь незначительно снизить уровень долларизации депозитов в банковском секторе Казахстана в 2015 г.

Депозиты остаются основным источником фондирования для казахстанских банков. Мы прогнозируем сокращение объема средств на депозитах компаний, государственных предприятий и физических лиц в связи с экономическим спадом и резким снижением покупательной способности, определяемой в долларах США. Кроме того, сохранится волатильность розничных депозитов в результате снижения доверия вкладчиков к казахстанской экономике и национальной валюте. Небольшие банки будут особенно чувствительными к риску, связанному с изъятием депозитов либо возможным оттоком вкладов, вызванным паническими настроениями на рынке.

В качестве инструментов для управления увеличивающимся несовпадением валютных активов и обязательств по объему казахстанские банки могут использовать только межбанковские операции «валютный своп» и операции РЕПО. Насколько мы понимаем, ставки по свопам «овернайт» и операциям РЕПО снизились примерно до 15% по сравнению с пиковыми значениями, превышающими 100%, в конце декабря 2015 г. Вместе с тем мы не исключаем возможности того, что в будущем ставки по свопам будут колебаться или существенно вырастут в зависимости от обменного курса тенге и объема доступных средств ликвидности в национальной валюте.

Нацбанк РК по-прежнему играет ключевую роль в предоставлении ликвидности банкам страны. Насколько мы понимаем, финрегулятор не планирует продлевать срок действия валютно-процентных свопов, которые были заключены с банками на сумму примерно 7 млрд долларов с начала четвертого квартала 2014 года на благоприятных условиях на срок от одного до трех лет. По мнению S&P, основной риск для стабильности банковской системы представляют новые инструменты, которые замещают свопы с НБРК с истекающим сроком действия, а также то, на каких условиях эти инструменты будут предоставляться и как их использование повлияет на стоимость фондирования для банков. По нашим прогнозам, Единый накопительный пенсионный фонд Казахстана по-прежнему будет основным инвестором в облигации казахстанских банков в тенге, обеспечивая дополнительную ликвидность в нацвалюте.

Конкурентная среда, скорее всего, останется прежней

Аналитики не прогнозируют существенной консолидации банковского сектора Казахстана в 2016 г. в отличие от банковских систем России и Украины, где количество банков, имеющих лицензию, быстро сокращается в результате банкротства, прежде всего — небольших кэптивных банков, обслуживающих финансово-промышленные группы. Кроме того, изменение регулирования в отношении минимальных требований к достаточности капитала также не будет способствовать консолидации банковского сектора. В соответствии с первоначальным планом НБРК минимальный размер капитала банков к 2019 г. должен был составлять 100 млрд тенге в абсолютном выражении. Теперь этот показатель привязан к величине розничных депозитов.

Принимая во внимание тот факт, что НБРК удалось значительно сократить долю проблемных кредитов в банковской системе (с пикового уровня 31% в конце 2013 г. до 8,3% в настоящее время), мы не прогнозируем отзыв лицензий, связанный со снижением показателей капитализации в результате ухудшения качества активов. Таким образом, политика НБРК отличается от политики Центрального банка Российской Федерации, который стремится очистить банковскую систему страны от слабых банков.

Аналитики также не прогнозируют появление новых международных игроков в банковском секторе РК, принимая во внимание резкое снижение темпов роста и перспектив генерирования прибыли в Казахстане, а также давление на показатели капитализации иностранных банках в их собственных странах.

Уровень концентрации в отрасли остается высоким: на 1 марта 2016 года 5 крупнейших банков страны контролировали 59% активов банковской системы, а 10 крупнейших банков — 82% активов.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю