S&P оценило влияние войны между РФ и Украиной на банки РК

12.10.2022

Источник: Курсив

Аналитики ожидают, что число БВУ не изменится, а конкуренция на рынке будет высокой

Влияние российско-украинского конфликта на темпы экономического роста в Казахстане и его банковский сектор было умеренным, отмечается в исследовании рейтингового агентства S&P.

Аналитики S&P ожидают, что число банков в ближайшей перспективе останется в целом стабильным, а конкуренция на рынке будет высокой.

После ухода российских «дочек» из Казахстана структура банковской отрасли постепенно стабилизируется. Но теперь сектор стал еще более концентрированным: рыночная доля пяти крупнейших банков страны по объему депозитов клиентов увеличилась с 67%, по данным на 1 января 2022 года, до 72% на 1 июня 2022 года.

«Повышение концентрации в банковском секторе создает трудности для небольших игроков. Это будет способствовать дальнейшей поляризации отрасли, в ходе которой более сильные игроки расширяли присутствие на рынке, а более слабые постепенно уходили с него», – отметили в агентстве.

В этом году, по прогнозам S&P, совокупный рост нового кредитования в Казахстане составит 10–12% благодаря розничному кредитованию (преимущественно ипотечному, поддерживаемому государственной программой). При этом, по мнению S&P, розничное кредитование вырастет на 20–25% в номинальном выражении. «Однако мы ожидаем, что оно вот-вот достигнет пика, что окажет сдерживающее влияние на цикл розничного кредитования в Казахстане», – добавили в агентстве.

Тем не менее, ипотека в ближайшие несколько лет, по прогнозам S&P, останется наиболее устойчивым сегментом на рынке розничного кредитования и будет привлекательным для банков с точки зрения баланса расходов на резервы и маржи.

Рост корпоративного кредитования будет выражаться однозначной величиной на фоне сложных операционных условий, полагают аналитики агентства.

Уровень задолженности юридических и физических лиц в Казахстане является относительно небольшим в международном контексте. Вместе с тем уровень благосостояния остается низким, а различие в уровне доходов — значительным.

«Доля просроченных кредитов останется на уровне около 7–10% совокупного кредитного портфеля в ближайшие 18–24 месяца», – отмечается в документе S&P. Расходы банков на формирование резервов составят 1,7–2% в 2022–2023 годах, что существенно ниже максимального значения в 8,9%, отмечавшегося в 2017 году, когда было проведено финансовое оздоровление одного из крупнейших банков страны. Однако в агентстве не ожидают, что расходы на резервирование ограничат прибыль сектора.

Ухудшение платежной дисциплины среди заемщиков может временно оказать давление на показатели качества активов банков, и они, вероятно, столкнутся с дополнительными потребностями в формировании резервов в 2022 году, предупредили в S&P. Влияние на некоторые банки будет более существенным и будет зависеть от объема кредитования наиболее уязвимых сегментов и отраслей экономики и способности БВУ абсорбировать дополнительные потери по кредитам.

S&P относит Казахстан к государствам, готовым оказать поддержку банковской системе. «По нашему мнению, правительство страны имеет возможность и готовность оказывать поддержку банкам, имеющим «высокую» и «умеренную» системную значимость», — отмечается в сообщении.

В агентстве считают, что качество банковского регулирования и надзора в Казахстане, как и в Армении, Беларуси, Египте, Кении, Турции, Азербайджане и Узбекистане, ниже, чем обычно наблюдается в более развитых сопоставимых странах.

Аналитики S&P оценили и влияние внешних и внутренних факторов на Казахстан. «Мы наблюдаем усиление давления на экономические показатели, усугубляемое более высокими геополитическими рисками, связанными с конфликтом на Украине и резким повышением темпов инфляции во всем мире, а также динамикой процентных ставок», — уточняется в сообщении агентства.

Из-за стагнации добычи нефти и влияния высокой инфляции аналитики полагают, что в этом году темпы экономического роста Казахстана замедлятся до 3% с 4,1% в 2021 году. В течение следующих трех лет рост ВВП будет составлять чуть менее 4% в год. Ключевым фактором, поддерживающим этот рост, станет расширение нефтяного Тенгизского месторождения, которое будет способствовать значительному увеличению объемов добычи нефти.

В S&P ожидают, что в этом году инфляция составит около 13%. Более высокие цены на нефть приведут к профициту счета текущих операций (СТО) впервые с 2014 г. Однако, за снижением цен на нефть и ростом импорта последует дефицит СТО в среднем на уровне чуть менее 2% ВВП в 2023–2025 годах.

По прогнозам агентства, к концу этого года объем совокупного государственного долга увеличится до 31% ВВП с 22% ВВП по данным на конец 2019 года в связи с увеличением потребности в финансировании и ослаблением тенге.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю