Шалкар ЖУСУПОВ: «Перерегистрация МКО в МФО сделает рынок более прозрачным»

11.09.2015

Источник: Курсив.kz

До 1 января 2016 года микрокредитные организации Казахстана должны пройти перерегистрацию в микрофинансовые, однако пока этот процесс движется достаточно вяло. Почему возникла необходимость таких изменений, а так же о том, как работает рынок при текущих условиях, рассказал председатель правления микрофинансовой компании «KMF» Шалкар Жусупов.

– Шалкар Амангосович, какова готовность микрокредитных организаций (МКО) к перерегистрации в микрофинансовые организации (МФО)?

– Да, сейчас процесс перерегистрации МКО в МФО идет. Если учесть, что лишь 31 организация прошла процедуру перерегистрации и при этом, по данным за первый квартал 2015 г., в стране функционирует более 600 МКО (из них активны 415), то можно сказать, что процесс идет довольно вяло. И те, кто не успеет перерегистрироваться, просто вынуждены будут прекратить свою деятельность. На сегодняшний день понятно, что не все МКО готовы к перерегистрации.

– Насколько меры регулятора оправданны?

– Безусловно, они верны, и пойдут только на пользу всем игрокам. Контроль над деятельностью МФО позволит перейти от количественного роста в сфере организаций, предоставляющих микрокредиты, в качественный. Для компаний, получивших статус МФО, будут установлены дополнительные требования, например, соблюдение пруденциальных нормативов, предоставление регуляторной и финансовой отчетности, сведений о заемщиках и выданных займах в кредитное бюро и прочее. Вместе с тем, в будущем статус МФО позволит расширить перечень предоставляемых финансовых услуг, а также повысить прозрачность деятельности всего микрофинансового сектора.

– Вы хотите сказать, что рынок МКО непрозрачен?

– Стоит признать, что до принятия законопроекта рынок МКО был абсолютно непрозрачным, он был практически не регулируемым и отсутствовали статистические данные. Да и на сегодняшний день говорить о прозрачности этого сектора не приходится, поскольку недостаточно исходных данных по сектору, о его состоянии и динамике. А требование о представлении регуляторной и финансовой отчетности, на мой взгляд, устранит эту проблему.

– И отсюда исходила необходимость внесения изменений в законодательство об МКО и в более жестком регулировании рынка?

– Если вы помните, первоисточники нынешнего закона об МФО берут начало в 2003 году. Надо сказать, что все МКО регулировались и до 2003 года – но тогда они назывались небанковскими финансовыми учреждениями, и определенный порядок в секторе присутствовал. А затем, как известно, было принято решение легализовать огромную армию ростовщиков, которые выдавали кредиты под 10% в месяц. Понятно, что главной целью поправок в законодательство было вывести теневых игроков рынка.

Безусловно, цель была достигнута – ростовщики легализовались, в то же время вследствие низких требований и отсутствия регулирования, количество МКО выросло до почти двух тысяч, но активно работающих было не более 500 компаний. Еще одной причиной такого резкого увеличения МКО, я уверен, был очень щадящий «входной билет» в рынок – для создания МКО было достаточно и $10 тысяч. Эти послабления привели к беспорядочному созданию МКО с отсутствием внятной стратегией и не были рассчитаны на долгосрочное развитие.

– Неужели лишь эти причины подвигли власти и регулятора ужесточить правила игры?

– Вспомните, как в 2000-х годах один за другим создавались (в то же время лопались) финансовые пирамиды. Они регистрировались под вывеской МКО, а по форме собственности вели деятельность как ТОО. Они нанесли микрокредитному рынку ощутимый урон, и этот урон исчислялся не только миллионами тенге – ведь за этими миллионами стояли десятки, сотни, тысячи наших обманутых граждан. Поэтому финансовые пирамиды со своей стороны также подвигли власти и регулятора навести порядок в секторе. Для МКО это был вопрос репутации, которую надо было сохранять и подтверждать в возникших условиях.

– Каким будет минимальный размер капитала для МФО?

– Минимальный размер для МФО установлен в сумме 30 000 000 тенге, это значительно выше, чем было ранее. Ведь очевидно, что для рынка не нужны компании лишь зарегистрированные на бумаге, но не ведущие полноценной финансово-хозяйственной деятельности и, соответственно, ведущие бизнес. Поэтому я думаю, что основная масса реально функционирующих организаций все-таки пройдет перерегистрацию во второй половине 2015 года. После введения новых требований по капитализации на рынке должны остаться только те компании, которые действительно имеют внятную стратегию по развитию своего бизнеса. Остальным, конечно же, логичнее уйти с рынка.

– В таком случае большое количество МКО уйдут из рынка и, как вы говорите, будут довольствоваться другими нишами?

– Цель регулирования была не в сокращении количества МКО, а в том, чтобы на рынке остались реально действующие компании. Несомненно, они обязаны отчитываться перед уполномоченными органами, отвечать всем пруденциальным требованиям и так далее. Но самое главное – это ведение бизнеса с учетом защиты прав потребителя. Кстати, если компании убирают из названия статус «микрокредитной организации», то есть они не будут относиться ни МКО, и ни к МФО. Возможно, эти компании будут заниматься интернет-кредитованием.

– И они также под зорким оком регулятора?

– Конечно. Они могут быть зарегистрированы в форме ТОО. Вообще-то, в Казахстане любое ТОО может выдавать кредиты в принципе. Если организация проводит кредитные операции на систематической основе, то она обязательно должна быть зарегистрирована.

– Кстати, и этот рынок наверняка не обошелся без участия иностранных игроков. Какова доля иностранных участников рынка? Насколько вообще привлекателен наш рынок для них?

– Сегодня в Казахстане работает несколько российских компаний, занимающихся микрокредитованием, но надо сказать, что их доля очень мала. Это несколько компаний, предлагающие потребительские продукты, как например, беззалоговые микрокредиты на короткий срок, в простонародье, займы до зарплаты с очень высокой ставкой вознаграждения. То есть, потенциал рынка достаточно большой и, конечно, это привлекательно для инвесторов. Вполне возможно, что на рынок придут новые иностранные игроки, и не только российские.

– Вернемся к онлайн-кредитам. На сегодня это больше потребительское кредитование?

– Хотя МФО и онлайн-кредиты, по сути, разные вещи, но, к сожалению, в Казахстане, да и в соседней России, микрокредитование несколько смещено именно в сторону потребительского кредитования. И 90% таких компаний в стране заняты таким видом кредитования, полагая, что это и есть микрокредитование. Здесь надо четко понимать разницу.

Классические микрофинансовые компании во всем мире занимаются не потребительским кредитованием, а кредитованием микропредпринимателей. Поэтому процентные ставки у них выше, чем в банке, но они гораздо ниже, чем ставки по займам, которые выдаются на потребительские цели или займы до зарплаты.

Поэтому у потребителя есть выбор, либо клиент идет в банк и получает кредит по пониженной ставке, где он должен предъявлять залог, поскольку понятно, что банк должен обезопасить себя. Либо клиент идет в микрофинансовые компании за кредитом с более высокой ставкой, где можно получить кредит без залога и каких-либо дополнительных требований к подтверждению дохода, так как мирокрофинансовые компании сами проводят оценку бизнеса.

– Можно ли говорить о какой-либо конкуренции между МФО и банками?

– Не стоит сравнивать банковские займы и микрокредиты, в силу значительных отличий в условиях получения займов и в ставках вознаграждения. Основными заемщиками МФО являются предприниматели, и средняя сумма кредита не превышает 250 000 тенге.

В МФО в большинстве случаев отсутствуют моратории и штрафные санкции при досрочном погашении кредита, ведется индивидуальная работа с предоставлением гибких условий для каждого клиента, выдаются беззалоговые кредиты жителям сельской местности и действуют программы группового кредитования, где участники группы выступают поручителями друг за друга, что значительно снижает возникновение просрочек. И добавлю, что МФО только кредитует, а у банков же спектр финансовых операций намного шире – это депозиты, денежные переводы, обменные операции и так далее.

– Кстати, по МСБ. Насколько интересен для МФО МСБ? Какова, в целом, динамика кредитования этого сектора?

– МФО охотно поддерживают действующий и развивающийся бизнес, особенно, тех, кто наращивает производство, расширяет ассортимент и продвигается на рынке. На мой взгляд, микрофинансовая отрасль, при ее правильном развитии, окажет мощный импульс в подъеме предпринимательства и всей экономики. Клиенты KMF, получая микрокредиты, вкладывают их в развитие своего бизнеса, в свою очередь, предоставляя населению товары и услуги различной направленности и внося свой вклад в экономическое развитие страны.

Так, микрокредиты на развитие собственного малого бизнеса берут более 80% наших клиентов. Мы являемся, прежде всего, социально-ответственной компанией, предназначение которой заключается в содействии развитию предпринимательства и улучшению благосостояния общества путем предоставления качественных микрофинансовых услуг.

– Для того, чтобы дать деньги нужно где-то их брать. Каковы основные источники фондирования?

– Если посмотреть на источники формирования кредитных средств, это зависит от уровня развития компании. Другими словами, когда организация растет и собственных средств уже не хватает, то необходимо искать внешние источники финансирования.

Что касается нашей компании, мы сотрудничает как с отечественными, так и с авторитетными международными финансовыми институтами, например, ЕБРР, IFC. К тому же, совсем недавно в капитал компании вошли два известных международных инвестора Triodos Investment Management и responsAbility Investment AG. Многое зависит от самой компании, насколько эффективна ее работа в данной области. Для инвесторов важны не только финансовые аспекты сделки, но и репутация компании, где помимо коммерческого интереса, присутствует социальность бизнеса. Эти факты в целом свидетельствует о потенциале самого рынка.

– Еще раз по главной теме нашей беседы. Как происходит регулирование МФО в мире?

– Практически во всем мире они регулируются центральными банками, но в разных странах есть ряд своих особенностей. Допустим, если организация занимается только кредитованием, как, скажем, у нас в стране, то МФО в какой-то степени менее регулируемы. Но в этих же странах есть организации, которые кроме кредитования могут заниматься и другими видами операций – в этом случае они уже подпадают под регулирование.

Во многих странах существует такая модель, которую мы предлагали внедрить и у нас, но в Казахстане пока есть ограничение по услугам, которые могут предоставлять МФО. Поэтому на сегодня они могут заниматься только кредитованием. Даже в соседнем Кыргызстане законодательство по МФО ушло далеко вперед. Организации одного из уровней занимаются исключительно кредитованием, и государству нет дела до них – то есть они не подлежат какому-либо регулированию.

Есть другой уровень организаций – кроме кредитования занимаются и другими видами операций. Понятно, что здесь есть определенные риски для государства, поэтому оно включает механизмы госрегулирования. Дальше – больше: следующий уровень – это организации, принимающие депозиты. И, кстати, при тех или иных условиях эти организации могут вырасти до банков.

– А у нас получается другая ситуация с регулированием?

– У нас банкоориентированная страна, все внимание властей и регуляторов обращено в их сторону. Хотя у нас и принят закон об МФО, но это ненамного приближает нас к банковской системе.

– То есть и у нас микрофинансовая организация может вырасти до банка?

– По большому счету, да. Просто надо соответствовать банковскому законодательству.

– Что же или какие операции в первую очередь надо регулировать у нас в стране?

– Классически, если организация не привлекает чьи-то деньги в виде депозитов или вкладов населения, то здесь нет системных рисков. Регулирование необходимо для гарантии возврата денег от заемщика, организации (или физического лица) предоставившей заем. К сожалению, у нас низкий уровень финансовой грамотности среди населения, этим и пользуются мошенники, которые в свое время создавали пирамиды. Где-то во Франции или Америке таких схем нет, ведь там с детства учат финансовой грамотности.

KMF с ответственностью и заботой относится к своим клиентам и совместно c материнской компанией KMF-Demeu запустил два социальных проекта: «Повышение финансовой грамотности населения РК» и «Повышение финансовой грамотности в управлении бизнесом», бесплатные обучающие семинары доступны клиентам во всех наших отделениях. Через эту программу обучения прошло уже более 57 000 человек.

Автор: Ольга Кудряшова
Возврат к списку новостей
Seny
11.09.2015 13:24
Прощайте МКО, еще один вид бизнеса уходит в свободное плавание, или на дно.
Скорее всего бизнесмены свернуть свою деятельность из сложного регулирования и отчетности и уволят сотрудинков. 8)
МКО
11.09.2015 13:50
Многие МКО опять перейдут в теневой бизнес и будут кредитовать по старинке. Никакой сдачи отчетности и отсутствие контроля со стороны регулятора. Сам себе хозяин.

Рекламодателю