«Стартапы в глазах банкиров — это всего лишь няшные смузи-проекты»

29.03.2016

Источник: Bankir.ru

Инвестиционный менеджер ФРИИ Павел Никонов рассказал Банкир.Ру о том, почему банкирам не интересны стартапы, в чем российские банки опережают коллег из Европы и как начинающие предприниматели могли бы взбодрить российскую финансовую отрасль.

— Финтех — одна из самых горячих тем на российском венчурном рынке, при этом громких историй успеха до сих пор практически нет. Может, стартапы делают что-то не то?

— Не открою Америку если скажу, что главная проблема отечественного финансового рынка — в целом низкий уровень проникновения финуслуг среди населения. Счет в каком-нибудь банке наверняка есть почти у каждого гражданина России, но используется он, как правило, только одним способом: его владелец раз в месяц приходит в отделение, чтобы снять пенсию или зарплату. И положить наличные под подушку. Никакими другими финансовыми услугами большинство людей не пользуются.

И для банков это серьезная проблема. Клиент, который просто снимает деньги в банкомате, для них — убыточный. Он не держит на счете деньги, не пополняет пассивы учреждения (которые можно было бы раздавать в виде кредитов), не платит карточкой в магазине и ресторане. А ведь на всех этих транзакциях банк зарабатывает комиссию, которая варьируется от 0,5% до 2%. Получается, что на этих клиентах банк не зарабатывает, а только тратит. При этом необходимости содержать всю инфраструктуру никто не отменял. Именно поэтому они пытаются всячески стимулировать более активное потребление финансовых услуг и банковских карт — дают кэшбеки, ставят «заградительные» меры против обналичивания зарплаты и т. п. Вот эта та область, прорыв в которой мог бы стать принципиальным для всего российского финансового сектора.

О банках и продвинутых пользователях

Исторически сложилось так, что условные early adopters, которые первыми стали активно использовать карты, чаще интересуются другими финансовыми услугами. Поэтому работать с этой активной аудиторией банки уже научились. Всевозможные дополнительные финансовые сервисы — просто способ дополнительного заработка на ней.
И на работе с этой же самой аудитории первооткрывателей и фокусируется большинство финтехстартапов. И в этом заключается их слабое место: дело в том, что многие отечественные банки сами очень молоды и пока подвижны, молодым предпринимателям со своими идеями часто влезть просто некуда. В результате, в глазах банкиров стартапы — это бессмысленные, но няшные смузи-проекты.

Стартаперы жалуются на консерватизм и медлительность банков, но, на мой взгляд, многие решения, которые они предлагают рынку, не содержат в себе никакой инновации. Перевод с карты на карту? Да у большинства банков это уже есть. Интерфейс лучше? Вон у Рокетбанка была поддержка клиентов в чате, а теперь же она есть у Альфа-банка и у ТКС. Этот формат коммуникации становится стандартом: думаю, и у Сбербанка чат-поддержка появится. В этой ситуации один стартап показал рынку, что есть вот такая востребованная услуга — только банкам внедрить ее оказалось совсем не сложно. Конечно, чат не единственная отличительная черта Рокетбанка, однако многие «фичи» могут быть скопированы другими банками. В данном случае право первопроходца не дает никакого преимущества — ты просто прокладываешь лыжню другим. Хотя иногда банкам проще купить готовое решение, конечно. Сбербанк не так давно купил приложение Platius, которое позволяет удаленно заказать еду в ресторане, оплатить ее картой, а потом зайти и забрать ее самому.

— То есть российские банки в технологическом плане не уступают западным коллегам?

— Продвинутый Запад — это практически миф. Напротив, я бы даже сказал, что во многом опережают. И как ни странно, это проблема для отечественного финтеха. Ситуация с банковскими услугами в России такая же, как с телекоммуникациями. Смотрите: во многих европейских странах коммуникационная и банковская инфраструктура формировались чуть ли не сто лет назад, и поэтому она очень медленно видоизменяется. Чтобы сделать что-то новое, надо сначала разрушить старое. И там на это старое завязаны процессы, технологии, инфраструктура. В России же все эти технологии появились относительно недавно, поэтому услуги предоставляются в более продвинутом виде. Да и такие тарифы, как у нас, в Европе или США редко встретишь: бесплатное обслуживание клиентов, бесплатный выпуск карт, кэшбек… Правда, так банки сами себя ставят в не очень выгодное положение. Начал брать абонентскую плату — от тебя отвернулась та часть аудитории, которая привыкла все получать бесплатно.

— Развивая аналогию с телекоммуникационной отраслью: развитие чатов сильно ударило по бизнесу операторов связи, и они оказались в ситуацаии, когда приходится работать просто каналом передачи данных. Происходит ли то же самое с банками?

— Параллель с телекомом кажется логичной. Банки всегда будут выполнять важную функцию: хранить деньги, и неважно, будут ли они цифровые или бумажные. Банки будут осуществлять транзакции, выступать гарантом денежных переводов, вести расчетную деятельность. Все эти функции останутся у них, в том числе в силу довольно жесткой регуляторики, присущей финансовому сектору. А вот какие-то клиентские решения и сервисы могут легко уйти на сторону каким-то стартапам.

— И где здесь кроется шанс для стартапов перевернуть всю финансовую отрасль?

— Я бы сказал, здесь есть два направления с потенциалом. Первый — это все же работа с аудиторией, которая мало использует банковские продукты. Такие попытки предпринимаются: есть, например, проект Panda Money, в который полгода назад проинвестировали Qiwi. Это такое мобильное приложение с пандой, которую ты каждый день кормишь рублями, и накапливаешь деньги в Qiwi-кошельке. Там эти деньги аккумулируются, и пользователю предлагают различные финансовые продукты. Например, кредит, если ты не успеваешь на свою цель накопить, или депозит какой-нибудь. Получается своеобразное обучение простым финансовым инструментам через игровые механики и вовлечение. Потом, есть всякие финансовые планировщики: многие люди понятия не имеют, на что каждый месяц тратят свою зарплату. А такие сервисы позволяют им вести аккуратный подсчет и как-то планировать свой бюджет. В общем, если какой-то стартап научится вовлекать самую широкую аудиторию в финансовые услуги, это будет иметь очень крутые последствия для всего рынка.

Второе направление — это работа с данными, которые передаются от клиента к банку. Я вижу огромную ценность в информации о транзакциях пользователя, хотя ее сейчас, по сути, никто не использует. А ведь каждый банк знает о своем пользователе очень многое.

— Например, Альфа-банк уже экспериментирует с аналогичным приложением Sense? Условно: если оно увидит в вашем календаре свидание в пятницу вечером, то предложит купить заодно букет цветов и заказать такси девушке. О такой работе идет речь?

— Это как раз очень понятная концепция, над которой работает множество стартапов: превращение конкретного приложения в своеобразный маркетплейс для разнообразных услуг. Но кто сказал, что заниматься этим должно именно финансовое приложение банка, а не ваш календарь, к примеру? Он-то уж точно знает, что и где вы делаете в любой момент времени. Преимущество банков в том, что у них есть уникальные данные, связанные именно с вашими транзакциями. Это информация о платежеспособности клиента: сколько именно он готов заплатить и за какие услуги. Это ценная информация. Есть сервисы, которые интегрируются с банковскими платежными терминалами в магазинах — и узнают не только то, что вы ходите в «Азбуку вкуса», но и что именно там покупаете.

— А что делать с этими данными?

— А дальше — развитие всевозможных предсказательных систем. Был такой известный случай с одной американской сетью магазинов, которая по потребительской корзине постоянного клиента может узнавать о беременности за четыре-пять месяцев до рождения ребенка. Как-то пришел в магазин рассерженный мужчина, мол, зачем вы препараты для новорожденных мне советуете, у меня в семье дочь, жена, и никто не беременный. А через неделю вернулся и извинялся: оказалось, магазин раньше узнал о беременности его дочери на основании списка покупок. А это для них очень важная информация, ведь она сигнализирует о начале жизненного цикла нового человека. Можно устраивать всякие таргетированные предложения: например, сразу после рождения ребенка предлагать купоны на памперсы, на детское питание.

Чем больше данных, тем более полный можно построить анализ. И здесь банк может сыграть свою роль: например, скооперироваться с каким-то брендом и давать бонусы за то, что вы будете покупать именно «Кока-колу», а не «Пепси». Возможностей так много, что даже самые смелые идеи в ближайшем будущем могут показаться банальностью.
Возврат к списку новостей

Рекламодателю