Тенге: Свободное плавание в нефтяном фарватере

22.08.2016

Источник: ИА Новости-Казахстан

Одной из главных причин отпуска тенге в свободное плавание стали девальвационные ожидания игроков, подогревавшие рынок: за год свободного плавания этот "кипятильник" никуда не делся и недавний июльский скачок доллара с уровня 334-335 тенге за пределы 350 тенге наглядно показал, что американской валюте есть куда еще расти в Казахстане.

АСТАНА, 19 авг – ИА Новости-Казахстан. В субботу, 20 августа, исполнится ровно год с того момента, как власти Казахстана объявили о переходе к новой экономической политике и к свободно плавающему курсу тенге. Зафиксированный в день соответствующего заявления премьер-министра Карима Масимова курс доллара в 250 тенге тогда казался казахстанцам чем-то заоблачным…

Между тем, за год "американец" в казахстанских обменниках потяжелел почти на сто тенге, и теперь многие кусают локти по поводу того, что в момент ажиотажного спроса летом прошлого года не вложились в вечнозеленый финансовый символ США. При этом одной из главных причин отпуска тенге в свободное плавание назывались девальвационные ожидания игроков, подогревавшие рынок: за год свободного плавания этот "кипятильник" никуда не делся и недавний июльский скачок доллара с уровня 334-335 тенге за пределы 350 тенге наглядно показал, что американской валюте есть куда еще расти в Казахстане. По меньшей мере, до 380 – 400 тенге за доллар, что многие сейчас свободному курсу и прочат.

Экспортеров надо было поддержать

Впрочем, девальвационные ожидания масс были далеко не единственной причиной утяжеления доллара и отказа монетарных властей от регулирования его курса. Главными причинами были поддержка предприятий-экспортеров и просто отечественных производителей, оказывавшихся неконкурентноспособными даже на казахстанском рынке после того, как российский рубль "просел" в 2014-15 годах – и российские товары хлынули в Казахстан. Причем достаточно солидную их массу в страну ввозили не посредники, а сами конечные покупатели. В России с начала 2015 года начал ходить анекдот: "Раньше я хотел быть олигархом, а теперь я хочу быть казахом!", и легенда о казахстанских покупателях, которые, заходя в российский магазин бытовой техники, подходили к витрине с плазменными телевизорами и говорили продавцам: "Мне все, что на витрине от этой стенки до следующей"…

Естественно, что на курсовой разнице между тенге и рублем тогда закупались не только телевизоры и автомобили. В приграничных районах закупались даже продукты питания —  а казахстанский производитель терял сбыт, пока его потребители "пылесосили" российские регионы. Те же механизмы действовали и на рынке экспорта: по понятным причинам, те немногие казахстанские товары, которые до этого сбывались в России, начали проигрывать местному производству.  Отдавались россиянам и рынки третьих стран, поскольку при более слабой валюте себестоимость производства у них была гораздо ниже. А тут еще и цена на нефть начала уходить вниз – в общем, проблему как экспорта, так и сбыта продукции на внутренних рынках, правительство решило решить возвращением в рамки прежнего паритета с рублем на отметке 4,5 – 5 тенге за рубль (это соотношение доходило в 2015 году до 2,5 тенге за рубль). А для этого надо было дать свободу соотношению тенге и у.е.
Производителя поддержали, экспорт снизился

В итоге, как не относись к ценникам в обменниках, одной своей цели правительство отпуском тенге в свободное плавание добилось: отечественный производитель был если не спасен, то получил достаточно приемлемые стартовые условия для конкуренции с теми же россиянами на внутреннем рынке. Наиболее показателен в этом отношении рынок продаж автомобилей (автомобили были одной из главных "статей" прошлогодних закупок казахстанцев в России). По сведениям президента Ассоциации Казахстанского автобизнеса Андрея Лаврентьева, в 2015 году, во время бума закупок дешевых авто в России, официальные продажи казахстанских дилеров рухнули на 40 % по сравнению с 2014 годом, а автопроизводство в Казахстане сократилось на 65%. С начала же нынешнего года наблюдался ежемесячный рост продаж казахстанских авто, которые доросли до трети в каждом сегменте авторынка. Тут, правда, помимо выравнивания позиций рубля  и тенге сказалась еще и программа льготного автокредитования, которую правительство запустило под автомобили казахстанской сборки – но без девальвации национальной валюты их стоимость все равно проигрывала бы машинам, ввозимым из-за рубежа.

А вот другое направление, ради которого вводился свободный курс – удержание прежних экспортных позиций и завоевание новых – в абсолютных цифрах пока выглядит не столь убедительно. Если в 2014 году Казахстан экспортировал товаров на 79,5 миллиона долларов, в 2015-м – на 45,7 миллиона, то по итогам первых пяти месяцев текущего года стоимость вывезенных их страны товаров составила, по данным комитета статистики министерства национальной экономики, всего 13,7 миллиардов тенге. Понятно, что на снижении абсолютных цифр сказалось, в первую очередь, резкое снижение цен на нефть – но правительство давно говорило о том, что экспорт необходимо диверсифицировать товарами более высокого передела, нежели углеводородное сырье. И, соответственно, судя по снижению стоимости экспорта вслед за снижением цен и спроса на нефть, процесс этой диверсификации в Казахстане сильно забуксовал.
Это не отменяет необходимости поддержки других крупных экспортеров – скажем, тех же алюминиевых производств. Но если превалирование нефти в экспорте будет оставаться подавляющим и в дальнейшем, рано или поздно встанет вопрос: стоит ли ради благополучия производства, на котором работает и получает зарплату сотни человек, обрушивать в очередной раз национальную валюту, что выходит боком для покупательской способности миллионов казахстанцев?

Нефтяным курсом, в фарватере рубля

Для обывателя, зарплаты которого остались в тенге, смена вывесок в окошках обменников становится как минимум психологическим ударом. К которому он, впрочем, начинает постепенно привыкать: когда в конце июля нынешнего года "американец" совершил очередной скачок – с 330 до 350 тенге – особого ажиотажа у обменников не было. Хотя курс менялся в течение дня, и еще в обед 24-25 июля "счастливчики" могли закупить доллар по 340 тенге даже в банках, где курс всегда выше.

Следует ли из этого отсутствия ажиотажа, что казахстанцы свыклись с мыслью о неизбежности роста курса и потому усилием воли дедолларизировали свое сознание, как того от них требовал Нацбанк? Вряд ли: во-первых, июль – пора отпусков, в которых за курсом многие просто не следят. Во-вторых, снижение покупательской способности означает ведь не только меньшее потребление продуктов питания и расходов на досуг, оно предполагает истощение и возможностей по приобретению валюты. То есть и рады бы создать ажиотаж – да не на что…

Кстати, в объяснениях Национального банка по поводу июльского проседания тенге (как сообщала пресс-служба Центробанка со ссылкой на заместителя директора департамента монетарных операций и управления активами Адиля Мухамеджанова, снижение курса тенге по отношению к доллару США происходит на фоне падения цен на нефть и ослабления курса рубля к американской валюте), похоже является иллюстрацией того, как дальше будут вести себя тенге и доллар по отношению друг к другу.

Представитель НБ тогда сообщил, что в июле наблюдалась тенденция понижения цен на нефть, что было обусловлено ростом объема предложения на рынке нефтепродуктов, публикации данных о достаточных запасах нефти в США, а также увеличением количества буровых скважин в США. "В последнее время динамика рубля демонстрировала снижение чувствительности к изменениям цены на нефть. Тем не менее, стоимость рубля по отношению к доллару США снизилась на фоне падения цены на нефть", — добавил Мухамеджанов.

Таким образом, по его словам, вышеуказанные факторы стали причиной ослабления тенге до уровня 350,2 за доллар США на биржевых торгах. Сейчас доллар начал потихоньку откатываться назад – 19 августа в частных обменных пунктах по улице Республики в Астане (в этом районе столицы всегда складывается самый выгодный для покупателя курс в столице) доллар можно было найти за 335-338 тенге. Но дедолларизованный обыватель уже привык после таких шагов назад ждать очередной "нефтяной" волны, утешая себя тем, что курсовые скачки можно считать нестабильностью не только тенге, но и остальных валют, относительно которых оно падает: у них цифры-то тоже меняются…  
Возврат к списку новостей

Рекламодателю